ЛитМир - Электронная Библиотека

И, очутившись здесь, у его могилы, они смотрели на это лицо с трепетом узнавания.

Оно, по всей видимости, было отлито из золота — посмертная маска, достойная основателя империи. Тело ещё не успело остыть, а искусные мастера уже сняли гипсовую копию, изготовили форму и заполнили её расплавленным металлом. На похоронах маска снова легла на лицо — нетленный образ, которому предстояло вечно глядеть во тьму, пока плоть под ним будет разлагаться. Это было лицо старика: крючковатый нос, тонкие губы, запавшие щёки, — на щеках виднелся намек на бачки, — испещренное тысячей мелких морщинок. Глаза, глубоко запавшие в глазницах, были оставлены пустыми — в маске сделали прорези. Две зияющих дыры смотрели в вечность. Людям, которые глазели на маску, разинув рот, показалось, будто они видят лицо какого-то императора древних времен, облеченного безграничной властью.

Из-под маски виднелась подушка седых волос.

Он лежал прямо, в позе, напоминающей позы трупов в потайном конце комнаты, сцепив руки на груди. От пальцев остались одни кости. На нём был чёрный костюм, застегнутый на все пуговицы, достаточно туго натянутый на ребрах, но во всех прочих местах жутко провисший. Тут и там трудолюбивые черви проточили ткань, и сквозь неё что-то белело. Туфли были небольшие, чёрные и узкие, и на потускневшей коже виднелась тонкая патина пыли.

Тело покоилось на алых атласных подушках, на высокой полке, занимающей примерно половину ширины саркофага. Китти все ещё рассматривала золотую маску, а остальные уже переключились на более низкую полку, идущую параллельно первой.

— Поглядите, как светится! — выдохнула Энн. — Невероятно!

— Да тут все стоит брать! — сказал Стенли, глупо ухмыляясь. — Никогда ещё не видел подобной ауры. Конечно, что-то тут более мощное, что-то менее, но сила есть во всём — даже в плаще.

Поверх колен, аккуратно сложенное, лежало чёрное с пурпуром одеяние, застегнутое маленькой золотой фибулой.

— Плащ Правителя! — прошептал мистер Пеннифезер. — Наш друг и благодетель хочет получить его. Что ж, пожалуйста. Взгляните на остальное!

Да, вот они все, сложенные горкой на нижней полке: потрясающие погребенные сокровища, за которыми они и явились. Несколько золотых предметов: маленькие статуэтки животных, узорчатые шкатулки, украшенные самоцветами мечи и кинжалы; нитка чёрных ониксовых бусин; маленький треугольный череп какого-то неведомого существа; пара запечатанных свитков. Ближе к голове лежало что-то маленькое и округлое, накрытое чёрной тканью, теперь посеревшей от пыли, видимо, тот самый магический хрустальный шар. У ног, между фляжкой с пробкой в форме собачьей головы и тусклой оловянной чашей, лежал в стеклянном сосуде атласный кошелёк. А рядом — чёрная сумочка, застегнутая бронзовой пряжкой. Вплотную к телу покоился церемониальный меч, длиной чуть ли не с сам саркофаг, а рядом с ним — посох из почерневшего дерева, гладкий, без украшений, если не считать набалдашника в форме пентакля в круге.

Даже Китти, не обладающая дарованиями остальных, ощущала, какая сила исходит от этих предметов. Воздух вокруг них буквально вибрировал.

Мистер Пеннифезер внезапно выпрямился.

— Так, за дело! Откройте сумки и держите их наготове. Сейчас мы всё это заберем.

Он взглянул на часы — и ахнул.

— Почти час ночи! Мы и так уже потратили слишком много времени. Энн, вы первая.

Он перегнулся через край саркофага и стал брать вещи обеими руками.

— Вот. Они египетские, если я не ошибаюсь… Вот кошелёк… Осторожнее, вы! Рюкзак полон? Так, хорошо. Стенли, теперь твоя очередь…

Пока они опустошали саркофаг, Китти стояла в сторонке, расстегнув рюкзак и безвольно уронив руки. Тревога, которая охватила её, когда она обнаружила тела, накатила снова. Девушка все посматривала то в сторону фальшивой стены, то назад, в сторону входа, и по спине у неё ползали мурашки, воображение рисовало страшные картины. Тревога сопровождалась ещё и растущим разочарованием. Никогда ещё её идеалы — её мечты о том, чтобы свергнуть волшебников и вернуть власть простолюдинам, — не были так далеки от реальных действий организации мистера Пеннифезера. И насколько нелепой была эта реальность! Неприкрытая алчность её товарищей, их возбужденные возгласы, багровое, потное лицо мистера Пеннифезера, позвякиванье магических предметов, исчезающих в подставленных сумках, — всё это внезапно показалось ей бесконечно отталкивающим. На самом деле Сопротивление — всего лишь банда воров и грабителей могил, и она, Китти — одна из них!

— Китти! Сюда!

Стенли и Ник наполнили свои рюкзаки и отошли в сторону. Была её очередь. Китти подошла. Мистер Пеннифезер наклонился глубже прежнего, его голова и плечи исчезли внутри саркофага. Он ненадолго вынырнул, передал ей маленькую погребальную урну и горшочек, украшенный змеиной головой, и снова наклонился.

— Вот! — Его голос откликнулся странным эхом внутри саркофага. Возьмите плащ… И посох тоже. Это все для благодетеля мистера Хопкинса, который… уфф! … который нам так хорошо подсобил. Нет, отсюда не дотянусь… Стенли, не будете ли вы так любезны достать вон те вещи?

Китти взяла посох и запихала плащ на дно рюкзака. Она слегка вздрогнула, коснувшись холодной и немного сальной на ощупь ткани. Она видела, как Стенли повис на краю саркофага, перегнулся внутрь — ноги его мелькнули в воздухе. Мистер Пеннифезер, стоявший напротив, прислонился к стенке, вытирая лоб.

— Еще чуть-чуть осталось, — пропыхтел он. — А потом мы… Чёрт побери, мальчик! Неужели нельзя быть поосторожнее?

Стенли, вероятно от избытка энтузиазма, потерял равновесие и кувырнулся внутрь саркофага, уронив на пол свой фонарь. Раздался глухой удар.

— Дуралей! Если ты что-нибудь разобьешь…

Мистер Пеннифезер нагнулся и заглянул в саркофаг, но ничего не увидел — внутри было темно. Снизу доносился шорох — Стенли неуклюже ворочался внутри.

— Вставай, только осторожно! Смотри, не повреди хрустальный шар.

Китти подняла фонарь, валявшийся на каменном полу, вполголоса бранясь на бестолкового Стенли. Он всегда был олухом, но свалиться в саркофаг — это уже из ряда вон, даже для него. Она перебралась через расколотую крышку и подняла фонарь над саркофагом, но тут же отскочила назад — так внезапно и пугающе вынырнула оттуда голова Стенли. Кепка сползла ему на лицо, совершенно заслонив его.

— Оп-ля! — воскликнул Стенли мерзким визгливым голосом. — Экий я неуклюжий!

— Ты что, сдурел, так пугать? — вскипела Китти. — Мы тут не в игрушки играем!

— Поживей, Стенли! — сказал мистер Пеннифезер.

— Ах, извините! Виноват!

Но Стенли, похоже, вовсе не чувствовал себя виноватым. Он даже не поправил кепку и из саркофага вылезать не спешил.

Мистер Пеннифезер начинал сердиться.

— Вылезай, мальчик, — воскликнул он, — а не то я тебя палкой огрею!

— Вылезать? Сейчас, сейчас вылезу!

И с этими словами голова Стенли глупо задергалась из стороны в сторону, словно под музыку, которую слышал только он один. Потом, к ошеломлению Китти, голова исчезла из виду и секунду спустя с хихиканьем вынырнула снова. Похоже, эти действия доставляли Стенли ребяческое удовольствие: он повторил это движение, сопровождая его нечленораздельными возгласами и воплями.

— Вот вы меня видите! — выкрикивал он из-под кепки. — А вот — вы меня не видите!

— Мальчик сошел с ума! — произнёс мистер Пеннифезер.

— Стенли, вылезай немедленно! — произнесла Китти совершенно другим тоном.

Сердце у неё внезапно отчего-то бешено заколотилось.

— Так я Стенли, да? — переспросила голова. — Стенли… Ну что ж, это имя мне идёт. Старое доброе британское имя. Мистер Г. его бы одобрил.

Фред стоял теперь рядом с Китти.

— Эй… — Он держался с несвойственной ему неуверенностью. — А чего это у него голос так переменился?

Голова замерла, потом кокетливо склонилась набок.

— Да-а, — протянула она. — Хороший вопрос. Интересно, кто первый угадает?

Китти медленно отступила на шаг. Фред был прав. Этот голос сделался непохож на голос Стенли — если он вообще был на него похож.

73
{"b":"26165","o":1}