ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Человек-Муравей. Настоящий враг
Луч света в тёмной комнате
Крампус, Повелитель Йоля
Приоритетное направление
Царство льда
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Я оставлю свет включенным
Неймар. Биография
Синий лабиринт

Чрезвычайно озабоченный, Хью снова поднялся наверх, чтобы продолжать бой, но не прошло и минуты, как он увидел зрелище, от которого у него кровь застыла в жилах. Можно мне глотнуть водички? У меня в горле пересохло.

– Нет! Нельзя! – рявкнул Саймон. – Не давай ему воды, Эм, пока он не дорасскажет!

Маркус ухмыльнулся.

– Ну ладно, тогда я постараюсь покороче. Так вот, к тому времени солнце уже встало и его свет озарил пылающий двор. Хью посмотрел с башни вниз и внезапно увидел то, чего боялся больше всего на свете. Там лежал в грязи его сын. Мальчик был в ночной рубашке, и в руке он сжимал свой меч. Но он был мертв и лежал в луже крови. Он был пронзен насквозь!

Хью сразу понял, что произошло. Когда поднялась тревога, его отважный сын не стал ждать, а схватил свой меч и выбежал из крепости, чтобы встретить опасность лицом к лицу. И не успел он пробежать и десяти шагов, как один из солдат Иоанна зарубил его.

Увидев это, Хью отдал новый приказ, и его люди последовали за ним. Они спустились с башни, сбежали вниз и вырвались из дверей, чтобы отомстить королю. Это был последний порыв, доблестный, но безнадежный. Хью пал в тот же миг: стрела пронзила ему грудь. Многих его людей перебили, остальных окружили. Еще несколько минут – и все, кто выжил, сдались. Великая осада была окончена. Когда все затихло, в замок вступил сам Иоанн.

– Так что, он даже не принимал участия в сражении? – ахнула Эмили. – Трус несчастный!

– Ну да, это было не в его стиле. Однако одно хорошее дело он все же сделал.

– Какое?

– Он послал за предателем-мажордомом и его дружками. Это были, считай, что единственные люди в замке, которые остались живы и не ранены, и они были весьма довольны собой: ведь их план так прекрасно удался! «Ну что ж, – сказал Иоанн, – полагаю, вы теперь желали бы поступить ко мне на службу?» Те сказали, что желают. «Ну что ж, – продолжал Иоанн, – каждый из лордов в стране должен дать клятву верности своему королю и никогда его не предавать, – а каждый воин должен дать клятву верности своему лорду. Ваш лорд предал меня, и он за это поплатился – вы же, в свой черед, предали его. А человек, который предает своего сеньора, доказывает этим только то, что он недостоин ни сеньора, ни доверия, ни того, чтобы жить». Тут мажордом и его приятели бросились перед ним на колени и принялись молить помиловать их, но тщетно. Их уволокли прочь и предали лютой смерти, – закончил Маркус с чрезвычайно довольным видом.

– По-моему, это все-таки жестоко, – сказала Эмили. – Нет, я понимаю, что они были плохие, но они ведь помогли Иоанну взять замок!

– Нет, – возразил Саймон. – Они это заслужили.

– Ну, не знаю…

– Но все равно хорошая история, а? – сказал Маркус. – Это вообще был единственный раз, когда этот замок удалось взять. С помощью предательства. Судя по всему, его еще пару раз осаждали, однако оба раза замок выстоял.

– И все это происходило здесь… – Саймон откинулся на спину и заложил руки за голову. – Представляете: ты смотришь вниз с башни, а внизу твой сын лежит мертвый.

– А с которой башни он смотрел? – спросила Эмили. – С той самой, куда ведет эта наша лестница, да?

– Думаю, теперь этого никто не знает.

– Жалко, что наверх нельзя залезть.

– Погодите! – Маркус порылся в сумке и вытащил мятый буклет. – Я думаю… сейчас поглядим…

Он направил на карту фонарик и прищурился.

– Да, вот, одна из башен еще открыта. Та, что на противоположной стороне от нас. Не знаю, может быть, сейчас там заперто, но можно будет как-нибудь потом сходить и посмотреть.

– Пошли сейчас! – сказала Эмили. Ей уже сделалось жарко в своем спальнике, она вспотела и тело чесалось. Камин действительно неплохо нагрел комнату. – А чего? Много времени это не займет.

– Холодновато будет, – заметил Саймон. – Может, обождем до завтра?

– На завтра я остаться не смогу. – Маркус принялся выползать из спальника. – Пошли! В темноте это будет действительно жутко.

Эмили тоже выбралась из мешка. Саймон застонал, но последовал их примеру.

– Только-только мне стало уютно! – пожаловался он.

Глава 7

Ребята натянули ботинки и еще по нескольку свитеров. Саймон подбросил в огонь последние поленца и догнал Эмили и Маркуса в дверях. Все трое были с фонариками, впереди шел Маркус с картой в руке.

– Ага, – сказал он. – Мы покидаем основную базу. У нас имеется два варианта маршрута. Спустившись на второй этаж, мы можем пройти либо галереей, мимо кухни, либо через покои владельца замка и часовню.

– А где будет теплее? – осведомился Саймон.

– Холодно будет и там, и там. Но путь через часовню более защищенный, на случай, если на улице снег или еще что-нибудь. Пошли через часовню! Я вам коридор смерти покажу…

– Закрывай побыстрее дверь! – перебил Саймон. – А то комнату выстудишь.

Маркус вышел наружу, на лестницу. Там было темно, хоть глаз выколи. Фонарик озарил желтоватую кладку центрального столба – камни холодно светились в слабом свете. Маркус начал спускаться. Следом шел Саймон, а последней – Эмили, которая затворила за собой дверь.

– Смотрите, не светите фонариком в окна! – шепнула она. – Вдруг кто-нибудь увидит!

– Да нет, тут безопасно, – прошептал в ответ Саймон. – На деревню замок смотрит другой стороной.

– И все равно…

Они спускались все ниже. Морозный воздух щипал лицо. Саймон с Эмили следовали за черным силуэтом Маркуса, очерченным колеблющимся отсветом его фонарика. Достигнув второго этажа, он свернул направо и зашагал по коридору, ведущему в покои хозяина замка. Дойдя до комнаты, он обвел стены фонариком, осветив камин и затянутую сеткой арку, которая вела в исчезнувший зал. Задерживаться здесь Маркус не стал. Он миновал арку справа («Там сортир!» – прошипел он через плечо) и нырнул в ту, что вела прямо. За аркой обнаружилось второе помещение, поменьше.

– Часовня, – вполголоса произнес он.

– А чего мы шепчемся? – прошептал Саймон.

– Не знаю…

– Так давайте говорить нормально?

– Давайте, почему бы нет.

Однако это проще было сказать, чем выполнить. Замок окружал их со всех сторон. Тут царила настолько непроницаемая тишина, что разговаривать вслух казалось непомерной наглостью. Все трое ребят привыкли к тишине полей и лесов, но в той тишине обычно все же присутствуют какие-то звуки: отдаленный гул шоссе, звук работающего в поле трактора, пение птиц, шум ветра в листве. И даже ночью обычно хоть что-то, да слышно: крики совы, редкие машины, собачий лай – и снова неумолчный ветер. А тут, в замке, лесная и ночная тишина словно объединились и углубились. Нет, это не угнетало, но заставляло держаться сдержанно и почтительно. Ребята шли медленно, осторожно – далее не шли, а крались, точно воры в уснувшем доме.

Саймон с Эмили с опаской следовали за причудливо мечущимся лучом фонаря, глядя, как дыхание Маркуса клубится в морозном воздухе. Маркус провел их через часовню, миновал арку – и они очутились в помещении неопределенной формы и размеров. Посреди помещения стояло несколько колонн, сложенных из круглых каменных блоков. Маркус посветил фонариком наверх.

– Тут крыша провалилась, – негромко сказал он. – Вон, звезды видно.

Там, куда светил его фонарик, потолок обрывался и зиял черный провал.

– Опусти фонарик, – попросил Саймон. – А то неба не видать.

Маркус послушался – и что-то пересекло луч, какое-то невнятное движущееся пятно. В лица им пахнуло ветром. Маркус с Эмили вскрикнули; Маркус обронил фонарик. Раздался треск. Свет погас.

Тьма. Тишина.

– Да все нормально, придурки, – раздался голос Саймона. – Мышь это, летучая. Может, даже две.

– Забей на этих мышей, – дрожащим голосом откликнулся Маркус откуда-то с пола. – Включи лучше фонарик. А то я свой никак найти не могу.

– Зато теперь звезды видно, если приглядеться.

Это были слабые-слабые огонечки в бесформенной, бескрайней тьме – бесчисленные крохотные точки света. Эмили обнаружила, что их лучше видно, если смотреть чуть искоса.

18
{"b":"26166","o":1}