ЛитМир - Электронная Библиотека

Снизу донесся скрип шагов Саймона – он шел к ближайшей лестнице.

– Вчера вечером было очень классно, – сказала Эмили.

– Ага.

– И мне понравились твои истории.

– Саймон в них не верит – ни в одну из них. Он это заявил сегодня утром, практически прямым текстом. Сказал, что я все сочиняю.

– Этого он не говорил.

– Говорил-говорил! Ну а ты? Ты тоже считаешь меня вруном?

– Разумеется нет! – заверила его Эмили. – Слушай, может, дашь мне свой телефон? С Саймоном мы все время видимся, а ты живешь слишком далеко. А так мы могли бы встретиться еще. Заняться чем-нибудь интересным.

Маркус взглянул на нее.

– Я так понимаю, что сюда мы больше не вернемся?

Эмили подумала о своих застывших, как ледышки, ногах, об усиливающемся насморке, о том, что сейчас ей больше всего на свете хочется оказаться дома и принять горячую ванну.

– Ну…

– Ну да, конечно, не вернемся. Ладно. У тебя ручка есть?

– Ручка? Нет, нету…

– Ладно, дай мне тогда свой телефон. Я его запомню. У меня хорошая память.

Эмили сказала ему телефон. Маркус повторял его во второй раз, когда к ним подошел Саймон.

– Ладно, – сказал он, косо глядя на них обоих. – Вы двое лезьте первыми. А я отвяжу веревку и спущусь следом.

Он выглянул наружу, чтобы убедиться, что все спокойно, и сбросил веревку наружу. Маркус молча выбрался на стену и заскользил вниз. Вскоре он исчез из виду. Саймон отступил назад и забросил на плечи свой рюкзак.

– Что, телефончиками обменялись? – спросил он.

– Да, а что? – с вызовом ответила Эмили. – Как иначе мы могли бы снова встретиться?

– А ты уверена, что тебе охота с ним встречаться? Он же все брешет, сама видишь.

– А вчера вечером ты говорил иначе! – И она повторила дурацким голоском: – «Ты здорово рассказываешь, старик! Расскажи еще, старик!»

– Ты глупая самодовольная корова! Ладно, лезь. Твоя очередь.

Эмили сползала по веревке, кипя от гнева. Хамло! Придурок! Она никогда не простит ему этого свинского поведения. Он ничем не лучше своего брата. А может, и похуже: с Карлом, по крайней мере, сразу понятно, что он такое и что от него надо держаться подальше.

Она спустилась на землю. Маркус ждал внизу. Он выглядел бледным и худеньким. Что-то в его поведении напомнило ей о том, каким она увидела его впервые, когда он бросал снежки во рву. Он выглядел каким-то одиноким и заброшенным.

– Давай поезжай лучше, – сказала Эмили. – Какой смысл задерживаться? От этого только хуже будет! А я подожду этого злобного идиота.

– Что-то случилось?

– Да так, ничего. Езжай. Надеюсь, все будет в порядке.

Маркус пожал плечами. Повернулся и побрел прочь.

– Эй! – крикнула Эмили ему вслед. – Телефон не забудь!

Он скороговоркой, через плечо, повторил ее телефон, дошел до края рва и исчез из виду. Эмили снова обернулась к стене цитадели. Сверху, откуда ни возьмись, свалилась веревка. Она едва не упала девочке на голову и сердитой змеей свернулась в снегу.

Эмили смотрела на нее мутным, усталым взглядом, чувствуя смутное разочарование и облегчение.

«Ну, вот и все, – сказала она себе. – Обратно мы вернуться не сможем. Кончено».

Столкновение с противником

Глава 10

Прошел день, за ним другой. Если бы за эти два дня в жизни Эмили произошли какие-то более важные события, они бы, возможно, вытеснили воспоминания о замке. Тем более ей не особенно хотелось о нем вспоминать. Для начала, она считала, что именно из-за него у нее началась жуткая простуда, которая подкосила ее, как только она пришла домой. Эмили пришлось сразу же лечь в постель. Это, по крайней мере, позволило ей как следует отоспаться. Но чувствовала она себя просто ужасно. Вдобавок поведение Саймона и Маркуса рассердило и расстроило девочку. Пожалуй, она была бы не прочь забыть и их обоих тоже. Однако она валялась в постели, и делать было совершенно нечего. Родители сидели внизу и смотрели телевизор. А она лежала одна и думала, думала, думала…

Из них двоих она больше думала о Маркусе. На Саймона она до сих пор злилась за грубость, но большая часть раздражения выветрилась, когда Эмили отоспалась как следует. Теперь она даже не очень понимала, отчего вдруг так разозлилась. А вот с Маркусом все было не так просто. Эмили вспоминала его энтузиазм, его страхи и его бесконечные истории со смешанным чувством, состоящим из раздражения и озабоченности. Слишком уж он изменчивый, в этом все дело: не успеешь привыкнуть к одному его настроению, а он уже другой. И нервозный он какой-то, трудно с ним.

На второй день кто-то позвонил ей, когда она спала. Он не представился и передать ничего не просил. Эмили подозревала, кто это мог быть, и была разочарована, что он не перезвонил. Это ее еще больше расстроило.

И при всем при том Эмили, не признаваясь самой себе, никак не могла избавиться от воспоминаний о самом замке: его темных коридорах, багровых углях в камине, башне под звездным куполом…

На третий день болезнь отступила достаточно, чтобы Эмили после ланча смогла выйти пройтись. Она прошла по раскисшему снегу на деревенской улице до того места, где начинались поля, и увидела перед собой голые зимние болота, ровной скатертью уходящие вдаль. Это зрелище ввергло ее в уныние. Дальше в ту сторону ей идти не хотелось. Эмили повернула назад, прошла через деревню насквозь, вышла с другой стороны и зашагала по дорожке, ведущей через лес.

Сквозь деревья вдали мелькнули серые каменные стены. Девочку невольно потянуло в ту сторону, хотя она не собиралась ходить так далеко. Она вышла на прогалину, откуда цитадель была видна целиком, от контрфорсов до зубцов, со всеми своими башнями. Эмили попыталась определить, на какой из башен они тогда стояли, и наконец поняла, что на ближайшей из них – это была единственная башня, которая выглядела целой.

Погода стояла теплая, но ветреная. Комья снега, лежавшие на ветвях деревьев, то и дело соскальзывали вниз, и лес был наполнен непрерывным шорохом и шлепками. Голове Эмили стало жарко после ходьбы. Девочка сняла шапку и почесалась.

Она уже повернулась, чтобы идти обратно, и тут из самой гущи остролиста по ту сторону дороги выбрался Саймон. Он воровато огляделся по сторонам.

Эмили свистнула. Саймон вздрогнул.

– Эй, ты чего? Совесть нечиста, что ли?

Саймон быстрым шагом подошел к ней.

– Ну и видок у тебя!

– Спасибочки. Я с простудой валялась. Слушай…

– Ты извини за тогдашнее. Я, наверно, просто устал…

– И я тоже. Забудем об этом. А что ты здесь делаешь, а?

– То же самое, что и ты.

– Что ты имеешь в виду? Я просто вышла погулять.

Саймон пристально взглянул на нее.

– В самом деле?

– Ну конечно! Я вообще в первый раз на улицу вылезла с тех пор, как мы с тобой виделись. А ты-то что тут делаешь?

Он быстро взглянул в обе стороны – на дороге никого не было видно – и глубоко вздохнул.

– В замке что-то происходит, – сказал он. – Или происходило. Вчера вечером. Я пришел сюда вчера, часов в шесть… Ни за чем, просто так, – торопливо добавил он. – Просто хотелось выбраться из дома, побыть в тишине. Ну, естественно, было уже темно. У меня с собой был фонарик, но когда я вышел из леса, я его выключил. Ну, вроде того, как мы сделали тогда, в башне. И тут-то я и увидел в замке свет.

– Что?! Где?

– Видишь ближнюю башню, ту, на которую мы поднимались? Видишь вон те окна посередине? Вот там. Вспышка. И еще одна, минутой позже – в том большом окне в стене. Желтоватый огонек, который двигался вправо. А потом исчез, как отрезало.

Эмили нахмурила брови.

– И как ты думаешь, что это было?

– Ну уж не призрак аббата, это точно!

– Это мог быть Гаррис, – предположила Эмили. – Если он заметил бардак, который мы оставили, он мог устроить засаду на случай, если мы вернемся. Наверно, бродил там пару часов, пока не убедился, что все будет тихо.

23
{"b":"26166","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Всё о Манюне (сборник)
Исповедь бывшей любовницы. От неправильной любви – к настоящей
Вранова погоня
Школа Делавеля. Чужая судьба
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Продать снег эскимосам
Моя Марусечка
Как приручить герцогиню