ЛитМир - Электронная Библиотека

Отдаленный грохот и крики.

Эмили негромко крикнула: «Ура!» Посмотрела на наползающие облака, потом на часы. Всего полвторого… Время тянулось так медленно! Еще несколько часов. Да, надеяться им не на что – разве что с погодой повезет… Если начнется метель, может быть, они все-таки сумеют выбраться.

Саймон обернулся и увидел ее. Она помахала ему рукой, показала два больших пальца – во! – но Саймон не стал махать в ответ, а вместо этого принялся возбужденно указывать пальцем куда-то ей за спину.

Ой!

Эмили торопливо вернулась к бойнице и выглянула наружу.

У ворот никого не было. На том месте, где лежала лестница, осталась только длинная, узкая вмятина.

Девочку охватил ужас. Слезы навернулись на глаза. Где же они? Куда они делись?

Эмили заглушила разгорающуюся панику и оторвалась от бойницы. Надо поглядеть с башни – оттуда видно сразу две стены. И, не обращая внимания на крики, снова доносившиеся с дальней галереи, она помчалась наверх, прыгая через две ступеньки.

Вверх, вверх, кружась и задыхаясь… Она миновала холодную и пустую комнату, с несколькими арками, затянутыми сеткой. Вверх, вверх…

Эмили выскочила на крышу башни. Она подбежала к парапету со стороны ворот и высунулась наружу так, что смогла разглядеть подножие стены. С этой стороны – никого.

Она перебежала на другую сторону башни, снова высунулась наружу и посмотрела налево. Вдалеке, у соседней угловой башни, шли люди. В толпе тускло поблескивала лестница. Эмили увидела, как они остановились.

Значит, сейчас начнется вторая атака, оттуда.

Бегом возвращаясь к двери, Эмили увидела, как с неба начали падать первые тяжелые хлопья.

Она ссыпалась по лестнице, ушибая подошвы о каменные ступени. Выскочила в холл, пронеслась мимо кухни, хотя понятия не имела, что собирается делать.

На галерею. Добежала до места, где Маркус приготовил ледяную западню… Эмили вспомнила про нее в последний момент, но успела-таки подпрыгнуть. Ледяная дорожка таинственно блеснула под ногами, а потом девочка понеслась дальше.

Сквозь арки слева от нее мелькнули Саймон с Маркусом – мальчишки по-прежнему были на своем посту. Теперь они действовали молча. Саймон, как и раньше, сидел на корточках в проломе и толкал доску.

Перед самой угловой башней в толстой внешней стене была прорублена невысокая корявая арка. Эмили нырнула туда и очутилась в крошечном тупичке, имеющем форму буквы Г, – это был туалет, в конце тупичка находилось низкое сиденье. И над сиденьем было окно, из которого выпало несколько камней, так что получилась порядочная брешь в стене.

Похоже, именно отсюда и решила атаковать та группа, которую она заметила снаружи.

Девочка застыла, беспомощно глядя на окно, ожидая, что в нем вот-вот появится верхний конец лестницы. Снаружи все гуще валил снег, небо налилось грозной свинцовой тяжестью. Поля за лесом были уже еле видны.

«Ну что тебе стоило пойти на час раньше? – молча спросила она у снега. – А теперь поздно!»

Снаружи, у самого окна, послышалось царапанье. Снизу донеслись негромкие, но возбужденные голоса.

Эмили встряхнулась и решила, что надо действовать.

Ей пришло в голову только одно средство, и то довольно бесполезное. Она сняла свою шапочку и подобралась к окну. На окне лежал толстый слой снега, оставшегося еще с той недели. Эмили подставила шапочку к самому окну и принялась набивать ее снегом, тихо бранясь каждый раз, как мягкий край шапки сминался и падающий снег пролетал мимо.

Тихое металлическое клацанье.

Кто-то взбирался по лестнице.

Она заработала руками еще торопливей. Теперь она очистила от снега пол-окна, шапочка была набита до отказа и растянулась под весом снега.

Должно хватить.

Не забыв поправить шарф так, чтобы он закрывал лицо до самых глаз, Эмили осторожно перегнулась через край окна и посмотрела вниз. По лестнице медленно взбирался человек – довольно грузный полисмен. Он успел преодолеть только четверть высоты. Четверо других следили за ним снизу, из сугробов.

Эмили как можно плотнее смяла шапку в руках, чувствуя, как старый, обледеневший снег сминается в тяжелый ледяной шар. Конечно, было большим искушением вынуть снег и поберечь шапку, но девочка понимала, что, если так сделать, то снежок может развалиться, не долетев до мишени. Так что она взяла промокшие края шапки, растянула их так, что они превратились в две узкие полоски, и завязала узлом.

Потом снова высунулась наружу, старательно прицелилась и изо всех сил швырнула шерстяной снежок в человека, поднимавшегося по лестнице.

Какую-то долю секунды, пока снежок летел, Эмили смотрела сквозь падающие снежинки на вращающийся черно-белый зигзаг на шапке; она увидела, как полисмен на лестнице посмотрел наверх, белое лицо запрокинулось ей навстречу…

Снежок ударил прямо в лицо.

Снег и лед брызнули во все стороны.

Удар вышел сильный; голову, плечи и руки человека отбросило назад. Он отпустил лестницу, вскрикнул и полетел вниз.

Эмили с ужасом смотрела, как он падает.

Падение с высоты трех метров было стремительным. Люди внизу застыли, ошеломленные, за исключением того, что держал лестницу, – он успел шарахнуться в сторону…

Полисмен упал на землю, в глубокий сугроб.

Он тяжело приземлился на спину, снег взметнулся фонтаном.

Эмили закусила губу.

Человек лежал, раскинув руки и ноги, словно черный крест, высеченный на белом.

Потом его товарищи бросились к нему и заслонили его. Они опустились на колени рядом с ним. Кто-то посмотрел наверх и погрозил кулаком.

Рядом с головой человека виднелось темное пятно – все, что осталось от шапки, с помощью которой Эмили нанесла свой жуткий, немыслимый удар. Девочка была так потрясена, что даже не потрудилась поправить шарф, который медленно сполз вниз и упал ей на грудь. Широко раскрытыми глазами, не мигая, она смотрела, как человек, поддерживаемый с обеих сторон, медленно, с трудом поднялся и сел. Его шлем съехал набок, движения были скованные, но он, по крайней мере, был жив и относительно цел. Глубокий сугроб его спас.

Эмили, затаившая дыхание, вздохнула наконец с искренним облегчением – и тут же услышала сквозь свист ветра три пронзительных свистка. Сигнал тревоги! Свист раздался снова, заставив ее прийти в себя. Она нужна друзьям, и немедленно!

Эмили оторвалась от окна, выскочила на галерею и побежала к угловой башне. Она миновала ее, пронеслась по коридору – и наконец, запыхавшись, очутилась рядом с мальчишками.

Саймон стоял на неровном краю пролома и швырял вниз один снежок за другим. Маркус лихорадочно сгребал и сминал снег, перекидывая готовые снежки Саймону. Оба были бледные и без шапок. Волосы у них липли к голове. А вокруг кружила заново разыгравшаяся метель.

– Что я могу сделать? – выдохнула Эмили.

– Давай еще снежков! – выдавил Маркус.

Его лицо выглядело еще более жутко, чем раньше, синяки побагровели и опухли. Он даже не взглянул на нее – его пальцы выковыривали снег из мельчайших неровностей стены.

– Они уже на полпути к пролому! – крикнул Саймон. Он держался за перила, чтобы не упасть. – Мы уже два раза сбивали лестницу, но на этот раз они ее закрепили. Нужно еще снежков, чтобы их остановить!

Эмили метнулась по галерее к ближайшей открытой арке, где лежал ровный ковер свежевыпавшего снега.

– Осторожно, лед!

Предупреждение Маркуса раздалось как нельзя более вовремя. Эмили отдернула ногу, едва не наступив на очередную ловушку, и побежала дальше. У арки она упала на колени и принялась сгребать снег и лепить снежки.

– Давай сюда! – рявкнул Саймон.

Она метнула снежок прямо в его подставленную руку. Он развернулся на месте и швырнул снежок наружу, в метель.

– Еще!

Это повторялось снова и снова; Эмили скребла перчатками по камню, пока вязаная шерсть не протерлась, и ободрала себе пальцы. Снег лепил прямо в лицо, в глазах мутилось, она плохо видела, что происходит вокруг. Снова и снова она бросала снежки Саймону, снова и снова он со свистом метал их в пустоту.

37
{"b":"26166","o":1}