ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, парень, если дело дойдет до суда, то мы наверняка сумеем найти и свидетелей. Видишь ли, это же произошло не в каком-то глухом проулке, а в довольно людном месте. На одной из улиц, ведущих к рыночной площади Кинге-Линна, два дня тому назад. Твоему другу еще повезло, что не угодил в больницу, – продолжал полисмен. – Маркус уже попадал в поле нашего зрения. Он регулярно уходит из дома без разрешения и частенько так или иначе травмирует себя. Понятно, что папа отобрал у него велосипед и запретил уходить из дома. Но юного Маркуса это не остановило. Не успел его папа оглянуться, как он сбежал.

– Я вам не верю! – сказал Саймон, но его голос звучал тускло и безжизненно, и чувствовалось, что он засомневался в собственной правоте.

– Ну, сейчас уже не имеет особого значения, веришь ты или нет, не так ли? Если бы у вас хватило ума сразу обратиться к нам, всех этих неприятностей можно было бы избежать. И тем не менее Маркус славится тем, что умеет внушать людям доверие, так что неудивительно, что он вас одурачил. Ах, вот и он! Томсон, что случилось? Вы задержались!

– Простите, сэр. Заблудился малость.

– Что, серьезно? Ну ладно, Томсон. Вот ваш подопечный. Думаю, что он не доставит вам хлопот. А, парень?

– Нет… – Голос Саймона был еле слышен.

– Ну вот. Томсон, прожектора еще не подвезли?

– Везут, сэр.

– Хорошо, идите.

Двое ушли. Один человек остался и продолжал расхаживать по холлу. Эмили, будто сквозь сон, слышала, как затрещала рация и полисмен принялся разговаривать. Она мысленно видела, как Саймона ведут вниз по лестнице и какое у него лицо. Она представила себе, о чем он сейчас думает. В голове метались слова полицейского: «Поскользнулся на льду… довольно сильно разбил себе лицо…» На несколько секунд факты, казавшиеся неопровержимыми, начали рассыпаться под грузом подозрительности. Они с Саймоном поверили Маркусу. Неужели он действительно?..

Нет! Эмили отмела все сомнения. Ну разумеется, его отец должен был выдумать что-нибудь в этом духе, разумеется, он сочинил небылицу, чтобы одурачить полицию. А поскольку полицейские – дураки, они тут же на это купились. И пытаться переубедить их совершенно бесполезно. Правильно Маркус сделал, что сбежал из дома. А теперь ей осталось только попытаться вырваться отсюда и надеяться, что и Маркус сумеет сделать то же самое.

Мимо кухни протопала еще одна пара ботинок. Эмили инстинктивно забилась поглубже в печь.

– Ну что, Хетчерд, нету?

– Боюсь, что нет, сэр. И в трубе тоже никого. Мы все углы облазили. Я практически уверен, что внизу и на втором этаже никого нет, хотя, конечно, погода не способствует.

– Ладно. Пусть теперь проверят все помещения на третьем этаже. Официально доступ открыт только в пару комнат, но имейте в виду, что там имеются и другие помещения и дети могли проникнуть и туда тоже. По уступу какому-нибудь или пролезть сквозь поврежденное ограждение… Вот тут, например.

Эмили услышала шелест бумаги.

– Туда, похоже, невозможно пробраться.

– Так ведь в этот чертов замок вообще невозможно пробраться, Хетчерд! Думаю, они там, оба.

– Их только двое, сэр?

– Судя по всему, только двое, что бы там ни говорил констебль Джонс. Нет никаких доказательств того, что их было больше.

Голоса удалились, и Эмили их больше не слышала. Чтобы привести заполошно скачущие мысли в порядок, девочка тут же принялась считать про себя. Сейчас было уже слишком темно, чтобы смотреть на часы, и она принялась отсчитывать секунды, одну за другой. Отсчитает пятнадцать раз по шестьдесят и попробует выбраться отсюда, а там – будь что будет. Через пятнадцать минут все преследователи надежно застрянут наверху. И к тому времени совсем стемнеет.

Пока она отсчитывала первые пять раз по шестьдесят, поблизости, особенно в холле, кипела суета. Волокли какое-то тяжелое оборудование – очевидно, прожектора, – выкрикивали приказы, люди бегали вверх-вниз по винтовым лестницам и по одному, по двое расходились к другим башням. Несколько раз темноту рассекали лучи фонарей, но кухню никто перепроверять не стал.

В течение следующих пяти минут сделалось гораздо тише. Эмили подобралась и изготовилась, как зверь в логове. Отсчитывая последние пять минут, она начала дрожать от страха и неизвестности. Еще три минуты… Ее охватили сомнения. И зачем вообще так рисковать? Это же безнадежно. Ей никогда не вырваться. У нее, может быть, один шанс на тысячу.

Еще две минуты… Нет! Будь сильной! На то, чтобы добежать до пролома и размотать веревку, уйдет всего несколько секунд. Буквально мгновения. А потом она спустится вниз и побежит через поле, как и говорил Саймон.

Еще одна минута… Она представила, как уводили Саймона… Значит, остались только они с Маркусом. Маркус… Она опять увидела, как наяву, его изуродованное лицо. Он бы сказал…

Все. Время вышло.

Эмили не позволила себе колебаться – она знала, что если промедлит, то вообще не решится вылезти отсюда. Она глубоко вздохнула и принялась протискиваться в узкое отверстие. Окинула взглядом холл – самое опасное место в замке – и выползла вся, извиваясь как червяк. И вот наконец она, с колотящимся сердцем, тяжело дыша, стоит на коленях в темной кухне.

Эмили, не задерживаясь, на цыпочках прокралась через арку, ведущую в холл. Слева от нее перепархивали случайные снежинки, залетевшие через дверь из зала. Наступила ночь, и, если бы не мощный прожектор, включенный где-то наверху, Эмили ничего не было бы видно даже на расстоянии вытянутой руки. Но отраженный свет слабо озарял противоположные стены зала. Большой камин на середине стены зиял черным полукругом.

Эмили окинула взглядом галерею. Путь к соседней башне был свободен. Пока что все отлично. Девочка накинула на голову капюшон и, пригнувшись как можно ниже и держась вплотную к стене, подальше от открытых арок, бесшумно, точно призрак, затрусила по галерее.

Про ледяную западню Маркуса она вспомнила, только когда наступила на нее и поскользнулась. В следующий миг она рухнула на пол и невольно охнула от боли…

…Этот звук, наверно, разнесся по всей цитадели! Секунду Эмили лежала на полу, задыхаясь и ожидая, что на нее вот-вот устремится луч света.

Потом торопливо принялась вставать, скользя на льду.

«Чертов Маркус! Это все из-за него! Все!» Наконец она снова поднялась на ноги. Хорошо.

Перешагнем через лед на твердый пол… Пока что все в порядке…

И тут по замку разнесся громкий крик:

– Здесь!

Эмили бросилась бежать со всех ног.

– Свет, давайте сюда свет!

По всей цитадели поднялась суматоха: крики, топот, фонарики, мечущиеся в окнах и арках, точно праздничная иллюминация. Зал наискось пересек широкий желтый луч прожектора. Невидимые вороны вылетали из своих гнезд и с карканьем взмывали в черное небо. И среди всего этого кавардака Эмили добежала до угловой башни, промчалась мимо нее, точно ветер, и очутилась в другой галерее. До пролома в стене было уже рукой подать.

Прожектор, похоже, потерял ее: она благополучно добралась в темноте до пролома. Хорошо. Веревка, где же веревка? Она лихорадочно шарила по перилам и заснеженной кладке, ушибая пальцы. У нее так мало времени – еще секунда, и они ее догонят… Вот! Она нашла веревку, промокшую, свернутую, облепленную снегом. Веревка была по-прежнему привязана к перилам. Напрягая все силы, Эмили подняла веревку и швырнула ее вниз. Шлепок веревки о стену был заглушён новым взрывом криков у нее за спиной.

Всхлипывая от страха, Эмили забралась в пролом, ухватилась за веревку и соскользнула за перила, готовясь начать спуск. А они ее так и не догнали: ни фонарей, ни полицейских видно не было.

Наверно, она все же вырвется отсюда, она все же сумеет уйти!

И тут, уже стоя в проломе, готовясь нырнуть в спасительную тьму, Эмили увидела, почему ее не догнали.

Она все поняла с первого взгляда. Сквозь арку напротив, за темным пространством большого зала, виднелась самая высокая из башен, находившаяся на два этажа выше нее. Верхушка башни была подсвечена множеством прожекторов, и там собралась толпа народа. Все они смотрели в одном направлении, вдоль полуразрушенной зубчатой стены, уходившей влево от башни. С самой башни на стену попасть было нельзя, не перебравшись через высокие перила, а через перила они перебраться не могли, чтобы не спугнуть хрупкую фигурку, которая стояла, залитая светом прожекторов, на полуобвалившемся каменном выступе. Фигурка отчаянно жестикулировала. Толпа на башне притихла.

40
{"b":"26166","o":1}