ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он больше не хотел играть эту роль. Нет, конечно, если судьба будет к нему благосклонна, он для начала позаботится о том, чтобы не стать политическим трупом. Но он давно устал от коллег-министров, его тошнило от их морального разложения, от алчности и себялюбия. Только сегодня, увидев презрение в глазах госпожи Лютьенс и Китти Джонс, он осознал, насколько же ему тошно. Нет-нет, он больше не погрязнет в рутине Совета! Чтобы спасти страну от последствий их дурного управления, требуются решительные действия. Он смотрел в окно, на размазанные силуэты людей на улицах. Простолюдинов необходимо возглавить. Им требуется новый лидер! Человек, способный дать немного покоя и безопасности. Натаниэль подумал о посохе Глэдстоуна, лежащем без дела в подвалах Уайтхолла…

Нет, конечно, он не станет использовать силу — по крайней мере, против простолюдинов. Насчёт этого Китти Джонс была права. Он оглянулся — девушка сидела рядом, в приятной близости к нему, и удивительно спокойно смотрела в ночь.

Это и была вторая причина того, что к нему вернулись силы и в душе вспыхнула искра надежды. Натаниэль был очень рад, что нашёл Китти. Да, волосы у неё были короче, чем раньше, но язычок оставался все таким же острым. В их споре у трактира она срезала его доводы, точно ножом, постоянно пристыжая его своей страстной убежденностью. Однако — и это было самое странное — Натаниэль обнаружил, что ему отчаянно хочется продолжить этот разговор.

И не в последнюю очередь потому — тут его лицо омрачилось, — что Китти, похоже, знала о Бартимеусе куда больше, чем он мог предполагать. Очень, очень странно… Но это можно будет выяснить не спеша, после пьесы и после того, как джинны возвратятся с победой — если, конечно, повезёт. Возможно, Бартимеус сам кое-что расскажет. Что Натаниэль собирался делать с Китти потом — он, честно говоря, и сам не знал.

Из задумчивости Натаниэля вывел голос шофера.

— Мы почти на месте, сэр.

— Хорошо. Долго ли мы ехали?

— Двенадцать минут, сэр. Пришлось крюка дать. Центр города все ещё перекрыт, в парках идут демонстрации. И полицейских на улицах много.

— Если повезёт, начало представления мы пропустим.

Китти Джонс заговорила — впервые за всё время пути. Натаниэль, как и прежде, был поражен её самообладанием.

— И что же это за пьеса, на которой я вынуждена буду присутствовать?

— Премьера Мейкписа, — вздохнул Натаниэль.

— Это тот самый, что «Лебедей Аравии» сочинил?

— Боюсь, что тот самый. Премьер-министр — страстный его поклонник, а потому каждый волшебник в правительстве, от членов Совета до третьего секретаря, вынужден присутствовать на премьере под страхом впасть в немилость. Так что это дело первостепенной важности.

Китти нахмурилась.

— Как! Сейчас, когда идёт война и народ на улицах бунтует?

— Даже сейчас. У меня тоже сегодня важное дело, но я вынужден отложить его до тех пор, пока не опустят занавес. От души надеюсь, что там будут антракты!

Натаниэль нащупал за пазухой гадательное зеркало — он намеревался в антрактах проверять, как дела у его джиннов.

Выехали на Шафтсбери-авеню, узкую кривую улочку, застроенную ресторанами, барами и театрами — многие из них были новенькими железобетонными зданиями, возведенными в рамках правительственной программы по борьбе с трущобами. Названия заведений сияли розовыми, жёлтыми, лиловыми, алыми светящимися неоновыми трубками — нововведение, недавно заимствованное в Японии. На тротуарах кишели толпы мелких волшебников и привилегированных простолюдинов, за которыми бдительно наблюдали наряды ночной полиции. Натаниэль всматривался в поисках признаков общественного беспорядка, но толпа выглядела вполне спокойной.

Лимузин замедлил ход и въехал на огороженное канатами пространство под золоченым навесом. За ограждением стояла полиция и волшебники из госбезопасности в чёрных пальто. Между ними торчали несколько фотографов с камерами на штативах. Фасад театра весь был залит светом, от мостовой к дверям вела великолепная красная ковровая дорожка.

На ковре, отчаянно размахивая руками, топтался невысокий кругленький джентльмен. Когда машина остановилась, Квентин Мейкпис подпрыгнул, бросился к машине и распахнул ближайшую дверцу.

— Мэндрейк! Наконец-то вы здесь! Нельзя терять ни секунды!

— Извините, Квентин. Беспорядки на улицах…

С тех пор как Натаниэль стал свидетелем сомнительного эксперимента драматурга с простолюдином, он относился к нему крайне неприязненно. Этот человек мерзок, от него надо избавиться. Ладно, всему своё время.

— Знаю, знаю. Идемте же, идемте скорее! Мне через три минуты надо быть на сцене! Вход в зал уже закрыт, но я приберег для вас местечко в моей личной ложе. Да-да, и для вашей подружки тоже. Она куда милее, чем вы или я, — мы будем купаться в лучах её прелести! Ну-ка, быстрей-быстрей! Две минуты, время пошло!

И так, подталкивая, понукая и размахивая руками, мистер Мейкпис вытащил Натаниэля с Китти из машины и провел по ковровой дорожке к дверям театра. Яркий свет в фойе заставил их зажмуриться. Им пришлось отпихивать назойливых капельдинеров, наперебой предлагающих подушечки и подносы с искрящимся вином. Стены были обклеены афишами премьерного спектакля. На большей части афиш красовался сам Квентин Мейкпис в разных видах — улыбающийся, подмигивающий или погруженный в глубокую задумчивость. Мейкпис остановился у подножия узкой лестницы.

— Вам туда! Моя личная ложа наверху. Я сейчас к вам присоединюсь. Пожелайте мне удачи!

И смылся, точно мелкий вихрь напомаженных волос, ослепительных зубов и сверкающих глаз.

Натаниэль с Китти поднялись по лестнице. Наверху оказалась задернутая портьера. Миновав её, они очутились в небольшом помещении, изобилующем атласными драпировками. У невысоких перил стояли три изящных кресла, за перилами, внизу, лежала сцена, полускрытая плотным занавесом, оркестровая яма и море партера, заполненное крошечными шевелящимися головами. Свет был притушен. Толпа шумела, как ветер в лесу, из глубин оркестровой ямы неслись нестройные звуки инструментов.

Они сели: Китти — на самое дальнее кресло, Натаниэль — рядом с ней. Он наклонился к девушке и шепнул ей на ухо:

— Это большая честь для вас, госпожа Джонс! Вы тут, несомненно, единственная простолюдинка. Вон, видите в той ложе напротив человека, который ждёт начала с неподобающим нетерпением подростка? Так это наш премьер-министр. Рядом с ним сидит мистер Мортенсен, наш драгоценный министр обороны. Тот джентльмен с брюшком — Коллинз, министр внутренних дел. В ложе под ними, весь такой насупленный, сидит Шолто Пинн, знаменитый торговец. Слева леди, зевающая, как кошка, — госпожа Уайтвелл из госбезопасности. Госпожа Фаррар, глава полиции, сидит ложей дальше…

Тут он осёкся — Джейн Фаррар, словно почувствовав, что на неё смотрят, взглянула на него через пропасть тёмного зала. Натаниэль насмешливо поклонился ей, слегка помахал рукой. Его бесшабашное возбуждение нарастало с каждой минутой. Если всё пойдёт хорошо, Аскобол и прочие скоро уже возьмут Хопкинса под стражу. А тогда посмотрим, что ненаглядная госпожа Фаррар скажет на это завтра! Натаниэль снова наклонился к Китти Джонс.

— Даже жалко, что ваше Сопротивление больше не действует, — прошептал он, слегка рисуясь. — Одна хорошо нацеленная бомба могла бы сейчас одним махом ликвидировать все правительство!

Это была правда. Партер был заполнен членами правительства второго разбора, их женами, помощниками, заместителями и советниками. Натаниэль видел, как чиновники отчаянно вертят головами, выясняя, кому достались места попочетнее, им или их соперникам. Поблескивали линзы биноклей, шелестели конфетные фантики, толпа исходила возбуждением. На втором и третьем планах видно было множество мелких бесов, подпрыгивающих и приплясывающих на плечах своих хозяев. Бесы деловито выпячивали грудь, раздували бицепсы до немыслимых размеров и переругивались с соседями.

Какофония в оркестре затихла. Ещё раз взвизгнула скрипка — и настала тишина.

59
{"b":"26167","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тета-исцеление. Тренинг по методу Вианны Стайбл. Задействуй уникальные способности мозга. Исполняй желания, изменяй реальность
Обманка
Стройка, которая продает. Стандарты оформления строительных площадок
Правила. Как выйти замуж за Мужчину своей мечты
Дело Варнавинского маньяка
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Мифы и заблуждения о сердце и сосудах