ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Китти мотнула головой.

— Ошибаешься! Твои извинения не бессмысленны, а если ты этого не понимаешь, значит, ты дурак. Я тебе благодарна за то, что ты не разрешил Мейкпису меня убить. А теперь прекрати вести себя как тряпка и попытайся придумать, что можно сделать.

Мэндрейк уставился на неё.

— Погоди-ка — я правильно понял, что в этой груде обвинений прозвучало что-то вроде «спасибо»?

Китти поджала губы.

— Даже если и так, это было очень маленькое «спасибо». А теперь — ты волшебник. Но под рукой у тебя никаких рабов нет, так? Ни единого завалящего беса?

— Нет. Все мои рабы погибли. Кроме Бартимеуса. А Бартимеус нас бросил.

— Он нам жизнь спас!

Мэндрейк вздохнул.

— Ну да. — Он пристально посмотрел на Китти. — И не думаю, что он сделал это ради меня. Но почему… — И тут его глаза внезапно расширились. — Погоди-ка! У меня есть вот что! — Он порылся в кармане пиджака и выудил металлический диск. — Ты его, возможно, помнишь.

Сердце у Китти подпрыгнуло от радости, но тут же вновь налилось свинцовой тяжестью.

— А-а. Твоё гадательное зеркало…

— Точно. Бес внутри его может наблюдать и общаться с третьими лицами, но не действовать. Он не может освободить ни нас, ни других волшебников… — Мэндрейк осёкся и крепко задумался.

— Это тоже может оказаться полезным… — Китти не скрывала своих сомнений. — При условии, что ты можешь положиться на то, что он скажет. Он ведь раб. Почему он должен говорить правду после того, как с ним так плохо обращались?

— Вообще-то по сравнению с большинством волшебников я хозяин добрый и чуткий. Я никогда… — Мэндрейк раздраженно хмыкнул. — Ладно, это просто смешно. Эта грызня нам ничего не даст. Лучше посмотрим, чем занимаются демоны.

Он поднял диск и провел рукой над его поверхностью. Китти придвинулась ближе — ей, несмотря ни на что, стало интересно. Отполированная медная поверхность как будто пошла рябью, и в ней проступило что-то круглое, далекое и размытое, как будто всплывающее из-под воды. Оно росло, приближалось и наконец превратилось в славную младенческую мордашку, искаженную гримасой неподдельной горести.

— Довольно, хозяин! — прохныкал младенец. — Умоляю тебя! Не карай меня больше жестокими Иглами и Адскими Углями! Я сделаю всё, что в моих силах, клянусь тебе! Да, конечно, я вынужден мириться с твоими жестокими наказаниями, твоими суровыми карами! Увы мне, увы, у меня нет выбора!.. — И он жалостно всхлипнул напоследок.

Мэндрейк украдкой бросил взгляд на Китти.

— Ага, — мрачно сказала девушка. — Значит, добрый и чуткий хозяин?

— Да нет! Он вечно преувеличивает! Это великий притворщик!

— Бедный, невинный малыш…

— Не заблуждайся! Это подлая, хитрая… А, да что толку! Бес! В зале поблизости отсюда ты найдёшь несколько могущественных существ, обрядившихся в людские тела. Чем они занимаются? Посмотри, но надолго там не задерживайся, а не то они тебя сцапают и зажарят живьём. Дальше, опять же в этом здании, отыщи волшебников из правительства. Живы они или мертвы? В каком они состоянии? Нельзя ли нам с ними связаться? И наконец, посмотри, что происходит на улицах Уайтхолла. Не видно ли где-нибудь правительственных войск? Это все. Убирайся.

Раздался жалобный вопль, и диск опустел. Китти недовольно покачала головой.

— И как ты можешь считать себя порядочным человеком, когда держишь в плену живое существо? Это же чистое лицемерие!

Мэндрейк насупился.

— Не надо об этом, а? Ты хотела, чтобы я что-нибудь предпринял. Вот я и предпринимаю.

В нем снова пробудилась энергия. Он стал расхаживать по комнате взад-вперёд.

— Эти демоны чрезвычайно могущественны, особенно Ноуда… Это, наверное, марид, а то и кто-то более опасный. Как только он научится управлять своим телом, его мощь будет ужасна. Как же нам с ним справиться? Если бы удалось освободить правительство, мы могли бы вызвать достаточно джиннов, чтобы его уничтожить. Но правительство в плену. Что же нам остается?

Он взглянул на гадательное зеркало — оно оставалось пустым.

— Есть один вариант, — продолжал он, — однако шансы очень невелики.

— Какой вариант?

— В этом здании находится посох Глэдстоуна. Он, пожалуй, равен по силе самому Ноуде. Вот только он защищен могущественными заклятиями. Надо найти способ до него добраться.

— И ещё сбежать от Ноуды для начала, — заметила Китти.

— И остается ещё маленький вопрос: хватит ли у меня сил им воспользоваться?

— Вот-вот. В прошлый раз не хватило.

— Ну да, да! Знаю. Но сейчас я сильнее, чем был тогда. Однако я устал. — Он снова взял в руки диск. — Ну где же его носит, этого беса?

— Возможно, он сдох в канаве от дурного обращения… Мэндрейк, — спросила Китти, — знаешь ли ты волшебника Птолемеуса?

Он нахмурился.

— Знаю, конечно. Но ты-то откуда?..

— А его «Апокрифы»? Ты о них слышал?

— Да-да, разумеется. Они стоят у меня на полке. Но…

— Что такое Врата Птолемея?

Мэндрейк тупо уставился на неё.

— Врата Птолемея? Китти, это вопрос, который может интересовать учёных и волшебников, но никак не простолюдинов. А почему ты спрашиваешь?

— Очень просто, — сказала Китти. — Потому что я не умею читать по-гречески.

Она сунула руку в карман своего прожженного пальто и вытащила книжку мистера Баттона.

— Если бы я могла, я бы сама выяснила. Но ты, со всеми твоими привилегиями, я так понимаю, умеешь и можешь. Так что такое эти Врата? Как попасть в Иное Место? И прекрати задавать мне вопросы — у нас мало времени!

Мэндрейк взял маленький, тоненький томик, слегка опаленный там, куда ударило Инферно. Передав Китти тусклый бронзовый диск, он осторожно раскрыл книгу и медленно, наугад принялся листать страницы, проглядывая столбцы текста. Он пожал плечами.

— Здесь все надуманно… Местами его рассуждения грешат просто сногсшибательным идеализмом, а то и вообще не имеют ничего общего с действительностью. Некоторые из его утверждений… Короче, Врата Птолемея — это вымышленный способ использовать обычную процедуру вызывания демонов с противоположной целью, благодаря которому волшебник или какая-то его часть, дух или разум, может на время проникнуть в то отдаленное пространство, где обитают демоны; его автор — считается, что это Птолемеус Александрийский, — утверждает, будто проделал это сам, хотя остается неясным, зачем ему понадобилось подвергать себя подобному испытанию. Ну что, с тебя довольно? Извини, это был вопрос.

— Нет. Не довольно. Как именно он это сделал? Там приводится точное описание техники?

Мэндрейк раздраженно хлопнул себя по лбу.

— Китти! Ты что, с ума сошла? У нас есть дела поважнее…

— Давай, говори!

Девушка подалась в его сторону, стиснув кулаки.

Мэндрейк отшатнулся. И тут гадательное зеркало в руках Китти загудело и завибрировало. В нем снова появилось младенческое личико. Оно выглядело испуганным и запыхавшимся. Несколько секунд оно ничего не говорило, только хрипело и отчаянно отдувалось. Китти жалостливо покачала головой.

— Твой раб вернулся. Он еле жив, бедный малыш.

Младенец громко рыгнул и хриплым шёпотом осведомился:

— Это что ещё за деваха?

Мэндрейк с преувеличенной галантностью вынул диск у неё из рук.

— Давай рассказывай, что ты видел.

— Да уж, босс, зрелище не радует! — И младенец возбужденно сунул палец в нос — Я так понимаю, это было последнее моё поручение на службе у вас, да? Учитывая тот факт, что вы заперты в темнице и окружены рыкающими демонами, вовсю лелеющими планы мести, о которой они мечтали тысячи лет? Так, просто интересно…

Китти нетерпеливо скрипнула зубами. Мэндрейк бросил взгляд в её сторону.

— Ну что, как ты думаешь? Адские Угли?

— Да что угодно!

Младенец испуганно ойкнул и поспешно затараторил:

— Я выполнил ваше поручение слово в слово, вам не на что гневаться! Значит, сперва могучие духи. Да, они действительно могущественны — все семь планов искажаются в их присутствии. Их семеро — все облачены в подлинные человеческие тела, скрывая свой истинный облик. В центре восседает Ноуда. Он отдает один приказ за другим. А прочие снуют взад-вперёд, выполняя его повеления. В соседних залах, точно кегли, валяются тела бюрократов из Уайтхолла. Из бокового помещения…

73
{"b":"26167","o":1}