ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прекрасный подонок
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
Микро
Без ярлыков. Женский взгляд на лидерство и успех
Бешеный прапорщик: Вперед на запад
Как любят некроманты
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
Отряд бессмертных
Звездочёты. 100 научных сказок
A
A

«Умница, соображаешь, — похвалил джинн. — Никогда не замечал за Наэрьян такой подлючести».

Натаниэль медленно перевел дух. Потом подошёл к кучке людей, жмущихся под Щитом, и взмахнул рукой. Бартимеус убрал купол. Женщина вскочила на ноги, прижимая к себе детей.

— Безопаснее всего на Уайтхолле, — начал Натаниэль. — Думаю, оттуда демоны уже убрались. Ступайте туда и не бойтесь, мадам. Я…

Он осёкся. Женщина отвернулась. С каменным лицом, с угрюмым и отстраненным взглядом она повела детей прочь между рядами.

«А ты чего ждал? — спросил голос джинна. — Это ведь ты и такие, как ты, втравили её в это безобразие. Она бы не кинулась тебя благодарить, что бы ты ни сделал. Ладно, Нат, не тревожься. Ты всё-таки не одинок. У тебя всегда есть я». Ив его мозгу забулькал непрошеный смех.

Несколько секунд Натаниэль стоял на месте, слегка склонив голову глядя на разоренную площадь. Потом расправил плечи, перехватил покрепче посох, стукнул каблуком о мостовую — и исчез.

Китти

34

Пленников Китти отыскала куда быстрей, чем сама ожидала. Труднее всего было отправиться на поиски — заставить себя выйти из кабинета. Когда она впервые встала на ноги, каждый мускул в её теле протестующе воззвал к небесам. Она содрогнулась, словно от жуткого холода, тело показалось лёгким и водянистым. Но всё-таки она не упала.

«Просто надо всему научиться заново, — подумала Китти. — Напомнить своему телу, что оно умеет».

И да, действительно — с каждым шаркающим шажком она чувствовала себя все увереннее. Китти добрела до кучки оружия, сваленного у двери. Она, поморщившись, согнула колени, присела на корточки и оставалась в этом положении, пошатываясь и бранясь, пока рылась в куче. Шокеры, жезлы Инферно, шары с элементалями… предметы, знакомые со времен Сопротивления. Сумки у Китти не было, но Инферно и шокер она заткнула за пояс. Два шара не без труда поместились в драных карманах её куртки. («Апокрифы» Птолемея Китти вытащила и не без почтения положила на пол. Пригодилась книжечка-то!) Среди магических предметов лежал серебряный диск, отполированный, с бритвенно-острым краем. Китти подавила лёгкое безотчётное отвращение и сунула в карман и его тоже. А потом, держась за стеночку, снова поднялась на ноги.

Осторожно, шаг за шагом, она выбралась из комнаты, перешагнув через обломки двери, и побрела по коридору, мимо пустынного и разгромленного зала Статуй. Она шла туда, где держали их с Натаниэлем, — в памяти осталось жалобное хныканье, раздававшееся где-то поблизости.

По дороге Китти осознала внутри себя странную двойственность. Никогда ещё она не чувствовала себя такой слабой, так ненадежно связанной со своей физической силой. И в то же время она почему-то никогда не чувствовала себя настолько уверенно. В прошлом её не раз переполняла бесшабашная самонадеянность, радостная вера в собственную юность и энергию. А сейчас она сама себя не узнавала. То чувство, что она испытывала теперь, было куда более спокойным, уравновешенным, не имеющим никакого отношения к состоянию её тела, и в нем не было той дерганости, которую обычно придает чувствам тело. Это была несокрушимая вера в себя — Китти чувствовала, как распространяет её вокруг, шаркая ногами по коридору.

И первое испытание этой уверенности нисколько не поколебало. В том месте, где коридор расширялся, неподалёку от лестниц, Китти повстречалась с одним из демонов. Вероятно, он был последним, кто обзавелся телом; как бы то ни было, он ещё не успел как следует им овладеть. Обиталищем ему служил высокий, тощий мужчина с жидкими белокурыми волосами, одетый в чёрный, явно очень дорогой костюм. Теперь костюм был помят и порван, волосы всклокочены, глаза мутны, как стеклышко, окатанное морем. Его шатало от стенки к стенке, руки слепо дергались. Его глотка издавала звериный рык, а вместе с ним, время от времени, гневные слова на непонятном наречии.

Голова повернулась и заметила Китти. В глазах вспыхнул жёлтый блеск. Китти остановилась и стала ждать. Интерес демона проявился в том, что он внезапно разразился дикими завываниями, от которых задребезжали стекла в шкафах, стоявших вдоль коридора. Демон решил напасть, но, похоже, не знал, как именно это сделать. Для начала он задрал ногу и указал на Китти носком ботинка. В результате с него сорвало ботинок. Затем он попробовал сделать это локтем — примерно с тем же эффектом. И вот наконец он, после мучительных колебаний, поднял руку, протянул трясущийся палец и выпустил сиреневую молнию. Молния ударила в Амулет Самарканда и тотчас же втянулась в него.

Демон озабоченно оглядел свой палец. Китти тем временем вынула из-за пояса шокер, тихонько подошла к демону и выпустила в его тело синий трескучий заряд. Демон окутался чёрным дымом, подергался, подрыгался, отшатнулся назад, перевалился через перила и рухнул на ступеньки четырьмя метрами ниже.

Китти пошла своей дорогой.

Несколько минут спустя она подошла к знакомой двери. Прислушавшись, Китти услыхала придушенные стоны. Она подергала дверь, убедилась, что та заперта, и вышибла её одним из своих шаров с элементалями. Когда ветер наконец улегся, она вошла внутрь.

Комната была небольшая, и все её пространство было забито сложенными вповалку телами. В первый миг Китти испугалась, что случилось худшее; но потом увидела, что все люди крепко связаны и во рту у них торчат кляпы. Похоже, они так и лежали тут с тех пор, как бесы Мейкписа приволокли их несколько часов назад. Большинство были связаны минимумом веревок и бечевок, но один или два были с головой замотаны в мешковину или плотные чёрные сетки. В комнате находилось, наверное, человек двадцать, сложенных плотно, валетом, как сельди в бочке. К большому облегчению Китти, она увидела, что многие из них всё-таки шевелятся, вяло и уныло, как червяки в консервной банке.

Одна или две пары выпученных глаз заметили её. Владельцы глаз принялись корчиться и издавать умоляющее мычание. Китти выждала пару секунд, чтобы прийти в себя — у неё дрожали колени от усталости. А потом заговорила — настолько отчётливо, насколько могла.

— Я пришла, чтобы вам помочь, — сказала она. — Пожалуйста, потерпите ещё немного. Я попытаюсь вас освободить.

На это люди заворочались и замычали ещё более бурно. Они дрыгали ногами, трясли и крутили головами. Китти едва не сшибли с ног.

— Лежите тихо, — сурово приказала она, — иначе я уйду и брошу вас!

Волшебники мгновенно притихли.

— Вот так-то лучше. А теперь…

Китти непослушными пальцами достала из кармана серебряный диск и осторожно, чтобы не порезать пальцы, принялась пилить им верёвки на ближайшей из пленников. Веревки расходились, как масло под горячим ножом. Женщина осторожно пошевелила затекшими руками и ногами и глухо вскрикнула от боли. Китти бесцеремонно выдернула кляп.

— Когда сможете стоять на ногах, — сказала она, — возьмите что-нибудь острое и помогайте мне освобождать остальных.

И перешла к следующему волшебнику.

Десять минут спустя комната была заполнена прихрамывающими, разминающими конечности людьми. Кто-то сидел, кто-то вставал сперва на одну ногу, потом на обе, пытаясь избавиться от иголок в затекших, опухших ногах. Никто ничего не говорил — тела их были освобождены, но мысли ещё путались: они были слишком потрясены случившимся и не могли до конца поверить в него. Китти молча трудилась над предпоследним пленником, дородным джентльменом, опутанным сетью. Он лежал неподвижно; сквозь сетку на его лице сочилась кровь. Рядом с ней первая из тех, кого освободила Китти, молодая женщина с бесцветными волосами, боролась с верёвками на последней из волшебников. Эта женщина, замотанная в толстое серое одеяло, была более чем жива — она всё время брыкалась в яростном нетерпении. Китти передала своей помощнице серебряный диск.

— Вот, нате.

— Спасибо.

Остатки сетки и одеяла были разрезаны в несколько секунд, и оба пленника оказались на свободе. Одна, женщина с длинными чёрными волосами и красным, отекшим лицом, тут же вскочила на ноги и взвизгнула от боли. Второй, грузный старик с лицом в кровоподтеках, лежал неподвижно. Глаза у него были закрыты, дышал он хрипло и отрывисто.

92
{"b":"26167","o":1}