ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Черноволосая женщина привалилась к стене и принялась растирать ногу, которую свело судорогой, рыча от боли и ярости.

— Кто? Кто это все устроил? Я их убью! Клянусь!

Китти тем временем деловито разговаривала с женщиной с бесцветными волосами.

— Он явно плох. Надо, чтобы кто-то отвез его в больницу.

— Это я устрою, — сказала её помощница. Она окинула комнату взглядом, выбрала конопатого молодого человека. — Джордж, не будете ли вы так добры?..

— Хорошо, госпожа Пайпер.

— Погодите, — вмешалась Китти. Она устало повернулась, чтобы встать, протянула трясущуюся руку. — Не могли бы вы мне помочь? Спасибо.

Она обернулась ко всем присутствующим.

— Вам всем следует знать, что произошло. Ситуация может оказаться… сложнее, чем вы думаете. В Лондоне вырвались на волю демоны.

Кто ахнул, кто выругался. Лица у всех вытянулись, на них отразились страх и уныние. Волшебники, молодые и старые, уставились на Китти. Сейчас они были беззащитны и ничего не понимали. Вся их волшебническая самоуверенность куда-то делась — теперь это были просто люди, перепуганные, оставшиеся без предводителя, без всего. Китти вскинула руку.

— Слушайте, — сказала она, — сейчас я все расскажу.

— Минуточку! — Темноволосая женщина схватила Китти за локоть. — Для начала скажите, кто вы такая, чёрт побери? Я что-то не припоминаю ни вашего лица, ни, — тут она поджала губы, — вашей грязной одежонки. По-моему, вы даже не волшебница.

— Верно, — отрезала Китти. — Я простолюдинка. Но если вы хотите остаться в живых, вам стоит заткнуться и выслушать меня.

Глаза у женщины расширились.

— Да как ты сме…

— Да, действительно, заткнулись бы вы, Фаррар, — сказал один из мужчин.

Женщина будто поперхнулась; она принялась бешено озираться по сторонам, однако же руку Кити отпустила.

Если не считать Фаррар, все прочие присутствующие внимали Китти с готовностью и даже с благодарностью. Может, им мешал говорить остаточный шок, а может, они чувствовали в этой седой девушке с усталым, изборожденным морщинами лицом что-то, что внушало неподдельное уважение, — сказать трудно. Но пока Китти рассказывала, что произошло, слушали её очень внимательно.

— А что же с остальными? — жалобно спросил один из волшебников постарше. — Нас ведь в театре сидело человек сто, не меньше. Не могли же они все…

— Точно не знаю, — сказала Китти. — Может быть, есть и другие помещения с пленниками, о которых демоны либо позабыли, либо просто руки не дошли. Надо будет проверить. Но многие из вас погибли.

— А как же мистер Деверокс? — прошептала одна из женщин.

— А Джессика Уайтвелл, а… Китти вскинула руку.

— Извините, не знаю. Думаю, велика вероятность, что многие из главных волшебников одержимы либо убиты.

— Ну, как минимум одна из них жива! — яростно бросила черноволосая женщина. — До тех пор пока остальные не найдутся, я — единственная из членов Совета, кто остался в живых. Так что теперь главная — я. Мы должны разойтись по пентаклям и вызвать своих рабов. Я немедленно свяжусь с ночной полицией. Беглые демоны будут найдены и уничтожены.

— Две вещи, — негромко сказала Китти. — Нет, три. Прежде всего нужно позаботиться об этом человеке. Может ли кто-нибудь добыть машину?

— Я могу.

Конопатый молодой человек склонился над неподвижным телом.

— Тут меньше, чем втроем, не управиться. Мистер Джонсон, мистер Воул, не поможете ли донести его до лимузина?

Подошли помощники. Трое мужчин удалились, неся на руках пострадавшего.

Черноволосая женщина была уже у дверей. Она хлопнула в ладоши.

— Все в пентакли! — приказала она. — Не терять времени!

Никто не двинулся с места.

— Мне кажется, эта леди хотела добавить что-то ещё, — сказал мужчина постарше, кивнув в сторону Китти. — Наверное, стоит её выслушать, как вы думаете, госпожа Фаррар? Хотя бы из вежливости.

Госпожа Фаррар скривила губы.

— Но она ведь всего лишь…

— Я хотела сказать ещё две вещи, — перебила её Китти. Она теперь чувствовала себя ужасно усталой. Голова кружилась, ей необходимо было присесть. Нет, держись! Дело должно быть сделано. — Главный демон, Ноуда, чрезвычайно опасен. Приближаться к нему без самого мощного оружия, имеющегося в наличии, будет самоубийством. И этим уже занимаются.

Она оглядела примолкших волшебников.

— Волшебник, ещё один выживший член Совета, — тут Китти не удержалась, чтобы не бросить взгляд в сторону госпожи Фаррар, — отправился, чтобы сразиться с ним. Он использует посох Глэдстоуна.

Её даже не особо удивили приглушенные восклицания. Похоже, особенно это известие зацепило госпожу Фаррар.

— Но ведь мистер Деверокс это запретил! — воскликнула она. — Кто же посмел…

Китти улыбнулась.

— Это Нат… Джон Мэндрейк. И для всех будет лучше, если у него получится.

— Мэндрейк!!! — Фаррар побелела от ярости. — Да у него способностей не хватит!

— И последнее, что мне хотелось бы сказать, — невозмутимо продолжала Китти, — это что при данных обстоятельствах главное для нас — вообще-то мне следовало бы сказать «для вас», ведь это вы волшебники и власть в ваших руках, — это защитить и организовать народ. С тех пор как Мейкпис вас всех схватил, люди остались без руководства, и сейчас некому заняться эвакуацией районов, где бесчинствуют демоны. Нам грозит множество смертных случаев, множество! Если мы ничего не предпримем, многие простолюдины погибнут.

— Раньше нас это не особо тревожило, — пробормотал молодой человек у неё за спиной.

Но общее мнение было не на его стороне.

— Что нам нужно, так это кристалл, — сказала Пайпер. — Посмотреть, где демоны.

— Или гадательная чаша. Где их тут держат?

— Хоть одна-то должна быть. Идемте, поищем.

— Давайте доберемся до пентаклей! Я мог бы вызвать беса и отправить его посмотреть.

— Нужны машины. Кто здесь умеет водить?

— Я не умею, меня муж возит.

— Я тоже…

От двери донесся хриплый, натужный кашель. Лицо у госпожи Фаррар было измученное, волосы спутанные и растрепанные, губы стянулись в ниточку. Побелевшие руки упирались в косяки по обе стороны двери. Руки у неё были согнуты, плечи слегка сгорблены — эта поза делала её слегка похожей на перевернутую летучую мышь. Глаза её источали яд.

— Все вы здесь — не более чем мелкие чиновники, — сказала она. — Большинство из вас и чиновниками-то не назовешь: так, секретари и ассистенты. Познания в магии у вас самые скудные и ограниченные — а соображаете вы, похоже, ещё хуже, чем владеете магией. Простолюдины о себе и сами позаботятся. Некоторые из них обладают устойчивостью к магии — уж наверно, они сумеют пережить пару-тройку Взрывов. Как бы то ни было, простолюдинов у нас много. Мы можем себе позволить потерять несколько штук. А вот чего мы не можем — так это стоять и рассусоливать, когда наша столица в опасности! Неужели мы предоставим всю защиту Мэндрейку? Вы что, думаете, он особо могущественный волшебник? Я пошла за своими волками. И пусть все, у кого осталась хоть капля честолюбия, следуют за мной!

Она оттолкнулась от дверной рамы и, не оглядываясь, вышла в коридор. Наступило неловкое молчание. Потом трое молодых людей, опустив головы и насупив брови, протолкались мимо Китти и последовали за Фаррар. Ещё несколько поколебались, но остались на месте.

Молодая женщина с бесцветными волосами пожала плечами и обернулась к Китти.

— Мы пойдём за вами, мисс… кстати, извините, как ваше имя?

Клара Белл? Лиззи Темпл?

— Китти Джонс, — сказала она. И слабеющим голосом добавила: — Не мог бы кто-нибудь принести мне попить?

Пока Китти отдыхала, пока она попивала прохладную минералку из бутылок, припасенных для заседаний Совета, младшие волшебники взялись за дело. Некоторые отправились на разведку в соседние помещения. Вернулись они бледные и дрожащие, с рассказами о трупах, сваленных в других комнатах, об изуродованных и стертых пентаклях, о таком разорении, какое никому и во сне не снилось. Подобные бойни устраивали обычно врагам в далеких землях. И теперь, когда волшебники столкнулись с этим лицом к лицу, им сделалось очень неприятно. Другие пробрались к выходу и выглянули на улицу. Здания горели, повсюду валялись трупы, а что самое тревожное — никого живого было не видать. Обычно даже в самые глухие ночные часы по Уайтхоллу проезжали автобусы и такси, в здания приходили и уходили ночные служащие, время от времени появлялись полицейские и солдатские патрули. Государственная машина, потерявшая управление в результате предательства Мейкписа и захваченная врасплох появлением Ноуды, на время совершенно заглохла.

93
{"b":"26167","o":1}