ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лекарство от нервов. Как перестать волноваться и получить удовольствие от жизни
Соперник
Отчаянная помощница для смутьяна
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Комната снов. Автобиография Дэвида Линча
Неправильные
Шаман. В шаге от дома
Дочь того самого Джойса
A
A

– А потом появился Крис и вытащил меня из депрессии. Предложил работу в спасательном центре. Так я попал сюда. У меня дом в Куала-Лумпур.

– В спасательном центре? А кого вы спасаете?

– Ну, это не совсем спасательный центр. – Марк улыбнулся уже своей обычной улыбкой. – Кроме спасания как такового мы предлагаем экскурсии по национальным паркам, по еще сохранившимся здесь первобытным джунглям.

Обучаем обращению с аквалангом. Сопровождаем небольшие морские экскурсии. Ты должна знать, что здесь встречаются пираты… Ну, и много еще другого делаем…

– Но ведь это опасно?

– Дениз, это не опаснее, чем работать шофером-дальнобойщиком. Ты как, не хочешь воспользоваться услугами нашего центра?

– У меня морская болезнь, так что о морской прогулке не может быть и речи. А насчет экскурсии по национальным паркам я еще подумаю…

Как-то незаметно они оказались возле ее бунгало. Дениз остановилась и почувствовала легкое смущение – Вот мы и пришли, – пробормотала она, помолчала секунду и решительно договорила:

– Может, зайдешь? У меня есть вино…

– Ты меня приглашаешь?

– Перестань, Марк…

Она по-прежнему всецело доверяла ему, и Марк не мог обмануть ее доверия. Он с шутливым поклоном пропустил ее вперед, Дениз отперла дверь и сделала приглашающий жест. Она прошла в комнату, включила по пути кондиционер и настенные светильники. Она могла бы включить верхний свет, который резко и безжалостно вторгнулся бы в их пространство и спугнул, разогнал воцарившееся между ними понимание и хрупкое чувство прежней близости, разбавленное толикой ностальгической грусти.

– Присаживайся, я сейчас…

Дениз направилась к встроенному мини-бару и достала бутылку красного вина.

– Откроешь?

Марк кивнул, и она сунула прохладную бутылку в его руки.

– Хорошее вино… – произнес Марк, изучив этикетку, – хотя я не специалист в подобных вопросах… Ты его купила здесь?

– Я привезла его с собой. – Дениз усмехнулась. – Специально изучала таможенные правила. Знаешь, какие строгие правила на таможне? – пожаловалась она. – Разрешается провозить не более литра вина, а здесь оно ужасно дорогое.

– Это же мусульманская страна, а мусульманам вера запрещает употреблять алкоголь.

– Могли бы сделать исключение для туристов, – «покапризничала» она.

Пробка поддалась, и Марк налил вино в два бокала.

– За нашу встречу! – провозгласил он, и они отпили по глотку Вино было терпким и очень вкусным. Оно слегка затуманило голову и рассеяло печаль. Тропическая ночь за тонкими стенами маленького бунгало стала казаться особенно темной и загадочной, как лицо сфинкса. Марк сел в кресло и принялся рассматривать в бокале рубиновые искры.

– Дениз, что ты станешь делать, если я сейчас встану, подхвачу тебя на руки и отнесу в спальню?

Она от неожиданности замерла, потом отпила немного вина и мягко ответила:

– Я знаю, что ты не способен на подобный поступок.

– Я всегда был слишком инертен с тобой, слишком несмел. Я хочу все исправить, вернуть все назад…

– Марк, я так не думаю. И ты тоже… – Дениз отставила бокал и стала смотреть на огромную тень Марка, колышущуюся на стене. Потом перевела взгляд на него и добавила почти шепотом:

– И нам обоим это прекрасно известно.

Ее тон и непоколебимая уверенность в собственных словах вызвали на его губах кривую усмешку, и Марк залпом допил вино.

– Ты права. За все эти годы ничего не изменилось. И сегодня тоже я не продвинулся ни на шаг, хотя рассказал тебе о своих чувствах. И я думаю, уже ничего не изменится.

– Но ведь то, что у нас есть… Это ведь очень надежные отношения, верно?

– Верно, – криво улыбнувшись, признал Марк. – Скорее всего, так будет лучше.

– Да, – с улыбкой облегчения сказала Дениз, – надежные, не обремененные никакими глупостями и заморочками…

– Глупостями и заморочками, – задумчиво повторил Марк и взглянул на нее остро и пронзительно. – У меня есть девушка, Дениз, здесь, на острове. Наша с тобой встреча состоялась только потому, что я приехал к ней.

– Она любит тебя?

– Да. Я думаю, что да. А я…

– А ты продолжаешь цепляться за старые чувства, – резко сказала Дениз. – Ты увидел меня, и тебе вдруг показалось, что ничего не погасло, не остыло, не ушло прочь давным-давно… Но ведь это не так, Марк, это самообман.

Ты просто думаешь так по инерции, потому что думал так раньше.

Марк стиснул челюсти так, что желваки заходили на скулах, и стал смотреть в стену.

– Извини, Марк, я не хотела тебя обидеть, спохватилась Дениз. – Я просто пытаюсь разобраться во всей этой ситуации… Ведь мы с тобой всегда были друзьями. И сейчас уже решили ими остаться.

– Как будто могло быть иначе… – выдавил он.

– Конечно, не могло, – быстро сказала она.

Дениз была честна с собой, чтобы признать, что, несмотря на то что Марк был идеальным другом и очень привлекательным мужчиной с массой положительных качеств – по крайней мере, ей не было известно ни об одном отрицательном качестве у Марка, – она никогда не могла бы его представить в качестве мужа. Для нее это было нечто вроде… кровосмешения, что ли…

– Хорошо, Дениз, пусть будет так. Но завтра на правах старого друга я отвезу тебя в Куала-Лумпур.

– Что? – изумилась Дениз.

– Не смотри так на меня. Я познакомлю тебя с Катрин, покажу свой дом, город, а потом придумаю для тебя культурную программу дальнейшего – очень насыщенного и очень интересного – отдыха.

– О Боже! – выдохнула она в притворном ужасе. – А я-то мечтала просто полежать на пляже, погреться на солнышке, поплескаться в теплых волнах…

– Ты серьезно? – в свою очередь ужаснулся Марк. – Ты сумасшедшая, если решила весь свой отпуск потратить на этот пляж, пусть даже очень удобный и солнечный. Так, я все решил. Завтра в Куала-Лумпур, потом в пещеры Бату-Кейве…

– Пещеры?!

– Там находится храм тамильского бога Субраманиана. Ты приехала очень вовремя: послезавтра тамилы справляют Тайпусам – это такой праздник, во время которого проводят пышную, но немного жутковатую очистительную церемонию. К храму ведут двести семьдесят две ступени, и давшие обет богу поднимаются по ним, неся на себе вериги, некоторые из которых вонзаются прямо в тело…

– О, Марк…

– А гора Кинабалу на Калимантане?

Марк не оставлял ей ни единого шанса на спокойное времяпрепровождение на пляже. Дениз поняла, что за нее все уже решили, и ей остается только одно – покориться.

– Двадцать пять пещер, где добывают ласточкины гнезда для кулинарных экспериментов.

А Долина Гробниц в Кедахе, сплав по рекам на легких лодках, ритуальные малайские танцы и «ваянг кулит» – театр теней?..

– Хватит, хватит! – Дениз, почувствовав внутри легкость и небывалое облегчение, в притворном ужасе замахала на Марка руками. – Мне и всей жизни не хватит, чтобы посмотреть все это!

– Хватит! – уверил Марк. – Итак, завтра я за тобой зайду. Примерно в семь…

Глава 4

Не успела Дениз возмутиться столь раннему часу подъема, как раздались два довольно тяжелых удара в дверь. Дениз от неожиданности вздрогнула.

– Что это было, Марк? – хриплым голосом поинтересовалась она.

Словно в ответ на ее вопрос из-за двери послышался низкий голос:

– Марк, ты мне нужен!

– Это Крис, – пояснил Марк, улыбнувшись. Этот медведь, как всегда, в своем репертуаре. У него своеобразное чувство деликатности… Крис, заходи!.. – крикнул он.

Дверь открылась, и на пороге появился давешний незнакомец, которого Дениз наблюдала днем на пляже. Не может быть! Это же он, тот самый грубиян, мужлан и как там его?! Захлестнутая потоком непонятных эмоций, Дениз таращилась на него, слегка приоткрыв рот.

– Боже мой!.. – выдохнула она одними губами, но Крис услышал.

Он метнул на нее взгляд, несколько секунд рассматривал в упор, отчего Дениз похолодела и затаила дыхание, а потом с непроницаемым лицом повернулся к Марку.

6
{"b":"26168","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дом напротив
Что посеешь
Американские боги
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Единственный и неповторимый
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Чапаев и пустота
Авантюра с последствиями, или Отличницу вызывали?
Черная кость