ЛитМир - Электронная Библиотека

Но двое чеченцев, расположившись на пятом этаже одной из полуразрушенных пятиэтажек в двухстах метрах от дома, не были случайными стрелками. Они были кровниками Гасана.

Разложив оружие, мужчины перекусили принесенными с собой продуктами и стали ждать. На город постепенно опускались сумерки. Улицы быстро пустели, наступил комендантский час, время господствования теней, когда все кошки серые и не знаешь, что ожидать от той или иной тени.

Наступила смолянистая ночь с рассыпанными по всему небосводу далекими звездами и огромным желтком холодной луны.

Тишина в разрушенном городе, городе-призраке обманчива. Сперва где-то завыла бродячая собака, одна из тех, что голодными военными зимами поедали трупы убитых солдат, гражданских, боевиков, брошенные на улицах. Теперь с едой было намного сложнее, да и солдаты остервенело отстреливали падальщиков, которые шныряли по развалинам в поисках трупов.

Собачий вой неожиданно заглушил звук гранатометного выстрела, затем гулко хлопнул взрыв. И сразу же к звездам взмыло несколько осветительных ракет, розовыми светлячками понеслись пунктиры трассирующих пуль. Через несколько минут стрельба утихла, но ненадолго. Вскоре на другом конце города загремели новые выстрелы. Сперва трещали автоматы, потом к ним присоединились тяжелые пулеметы и автоматические гранатометы. И наконец в симфонию боя вступили басистые уханья полковых минометов. Ярко-оранжевые вспышки выстрелов поочередно возникали на дальней сопке. И снова воцарилась тишина…

Под утро братья заснули, от выпавшей росы они совсем продрогли. Поэтому сидели, плотно прижавшись друг к другу. Восходящее солнце согрелоТйх, а затем, начав припекать, разбудило.

– Не приехал, – протирая глаза и зевая, проговорил ополченец. – Ничего, подождем. Рано или поздно он приедет домой.

Брат ничего не ответил, он молча достал из хурджина остатки еды и стал раскладывать. Но позавтракать не удалось, с улицы донесся шум приближающихся машин.

Оба брата подошли к окну и выглянули наружу. К дому Гасана Камаева подъехали два джипа «Лендровер». Оба вездехода остановились возле металлических ворот. Из первой машины выпрыгнули четверо охранников в черных комбинезонах с закатанными по локоть рукавами, держа в руках десантные «АКМ». Из второй машины выбрался Гасан Камаев, от также был облачен в черную форму, перетянутую ремнями портупеи из-под правого майорского погона выглядывал берет.

– Приехал с ночного дежурства, —зло усмехнулся ополченец.

Два автомата синхронно вогнали патроны в патронник, оба брата, взяв оружие на изготовку, прильнули кокну…

Начальник штаба чеченского ОМОНа майор Камаев еще стоял перед воротами своего дома, отдавая последние распоряжения подчиненным, когда из соседнего дома ударили два автомата. Горцы не промахиваются, они стреляют с детства, едва научившись ходить. Несколько пуль попали в Гасана, пригвоздив его к.шершавой стене кирпичного забора. Охрана сразу же среагировала, открыв ответный огонь.

– Уходим, – закричал ополченец, сделав несколько выстрелов в сторону рассеявшейся охраны.

Они поспешно покинули квартиру и, петляя между завалами мусора, бросились к лестнице. И все же возраст давал о себе знать. Пока мстители спустились вниз, охранники уже были возле дома.

– Шайтан, —закричал ополченец и швырнул заранее приготовленную гранату. Ее взрыв дал ему несколько секунд, чтобы вырваться из окружения и попытаться уйти, раствориться среди соплеменников.

Ему повезло, брату нет. Автоматная пуля, угодив в лоб, снесла основание черепа, далеко отшвырнув кепку-аэродром. Крестьянин умер, даже не успев подумать ни о жене, ни о малолетних дочерях, потерявших старшего брата, а теперь и отца.

Ополченец бежал среди скелетов разрушенных и обгоревших руин, силы его были уже на исходе, но преследователи не отставали. К охоте на террориста подключились и солдаты федеральных войск, вскоре район был окружен плотным кольцом.

Обессилевший беглец, не разбирая дороги, неожиданно выбежал прямо на стоящий у обочины БТР. Тут же пулеметная башня развернулась в его сторону.

Уже ничего не соображая, ополченец с криком «Аллах акбар» попытался вскинуть автомат, но не успел. Очередь крупнокалиберного пулемета разорвала его пополам.

* * *

– Дозор удалился на достаточное расстояние, – тихо произнес командир первой подгруппы «Вымпела» Юрий Фамов по прозвищу Фантомас. – Пошли, Сергунек прикрывает.

Пятеро диверсантов бесшумно выбрались на лесную тропу, по которой вскоре должны будут пройти основные силы арабских наемников. Умело подрезав саперными лопатками дерн, отложили его в сторону и стали рыть небольшие лунки, пряча грунт в заранее подготовленные полиэтиленовые кульки. А в готовые лунки сразу же устанавливали выпрыгивающие осколочные мины «ОЗМ-4» со специальным радиоуправляемым запалом. После этого закладку тщательно маскировали и переходили на новое место. Работали диверсанты споро, за десять минут установили двенадцать мин, после чего бесследно скрылись в лесу.

Переключив рацию на волну командира группы, Фантомас доложил: «Все готово», – и услышал ответ: «Понял».

Отключив рацию, Маклахов жестом показал командиру второй подгруппы Сергею Шинину по прозвищу Шнифт – работайте.

Вторая подгруппа также состояла из шести бойцов, снайпера Лиса и пяти автоматчиков.

Лис, замаскированный под куст орешника, вскинул «винторез», остальные проползли вперед и затаились у тропы с обнаженными ножами.

Тропа змеей вилась по горе, густо поросшей молодыми кустарниками. Вскоре на тропе появилась группа флангового охранения. Семь арабов в длинных, до колен, накидках-дождевиках, с автоматами на изготовку, на ногах у всех были легкие, удобные для долгих переходов ботинки «джангл-бутс» с камуфлированными голенищами. Впереди шел старший, высокий афганец. Его скуластую щеку обезобразил темный рваный шрам, на голове шапка-планшерка, черные глаза внимательно всматривались вперед.

Прижав лезвие ножа к рукаву куртки, Шинин наметил себе противника.

Тропа в очередной раз вильнула, и афганец, первым ступив за поворот, скрылся из виду остальных…

Два снайперских выстрела сбили с ног замыкающих, звук падения тел заставил боевиков замереть и оглянуться…

Увидев затылок афганца, Шнифт кошкой прыгнул ему на спину, коленями сжал боевику руки в локтях, ладонью левой руки зажал рот и рванул голову боевика на себя, а ножом правой рассек натянутую кожу на шее. Остро отточенная сталь глубоко проникла в плоть, наружу ударил фонтан горячей крови. Афганец рухнул на землю в судорогах агонии.

Шинин отшвырнул автомат убитого в сторону, потом вытер окровавленный клинок о его одежду. Тут же появились бойцы его подгруппы. Остальные арабы были также зарезаны.

– Чисто, —доложил командир подгруппы.

– Хорошо, – ответил Макнамара.

Только что наблюдатели доложили – замыкающая группа охранения прошла минное поле, установленное заранее в узкой горловине между гор. Капитан при помощи радиоперехватчика активизировал взрыватели расставленных в шахматном порядке шести противопехотных комплексов «охота».

– Готовьтесь ко второму акту марлезонского балета, – приказал Игорь.

Бойцы второй подгруппы вытащили из чехлов металлические саперные лопатки. Свинтив гайки шарниров и согнув лезвие лопаток, превратили их в опорные плиты. Затем извлекли из рукояток заглушки.

Боевой комплекс «вариант» совмещал в себе свойства саперной лопатки и портативного гранатомета, способного вести огонь как по наклонной, так и по навесной траектории. Расположившись друг от друга на расстоянии нескольких метров, бойцы вынимали из брезентовых чехлов серебристые цилиндры реактивных гранат «ВОГ-25», в основном использующихся для подствольных гранатометов…

Капитан Маклахов забрался выше на гору, облюбовав под раскидистым деревом свой наблюдательный пункт. С этой позиции подножье горы было как на ладони.

Первая группа арабских наемников появилась через несколько минут. Оснащенные тяжелым вооружением, они двигались не очень быстро. Уверенные в своих дозорных, наемники шли, не особо таясь.

21
{"b":"26170","o":1}