ЛитМир - Электронная Библиотека

Закинув ногу на ногу, Фарид пригубил напиток. Мускулистый негр вкатил большой телевизор и, оставив его перед хозяином, включил и отошел в сторону, почтительно склонив голову.

– Ну-с, посмотрим нашу любимую передачу, – вальяжно проговорил Шарипов.

Цветные слуги были студенты университета имени Патриса Лумумбы, подрабатывающие у Фарида за твердую конвертируемую валюту. Приятно чувствовать себя эдаким плантатором, доном Леонсио. А еще любил лжеплантатор смотреть передачу «Криминал». Смерть других людей просто раскаляла психику Фарида Шарипова, которого называли почтительно Шах. На вспыхнувшем экране появился молодой, коротко стриженный телеведущий в стильном костюме и деловито сообщил:

– Сегодня московским РУБОПом была проведена операция по задержанию особо опасного преступника, наемного убийцы.

–На экране телевизора замелькали кадры: обычный московский двор, множество народа, преобладают милицейские мундиры, камуфлированные, в черных масках омоновцы ведут закованного в наручники задержанного. Операторы могли показать преступника только со спины. – Сыщики РУБОПом считают, что киллер причастен, – вещал за кадром телеведущий, – к ликвидации преступных авторитетов и воротил большого бизнеса. Среди знаковых фигур воры в законе Сурогат, Цыпа, руководитель коммерческого банка «Вклад Кредит» Андрей Коровин…

– Что? Что он сказал?! – неожиданно заревел Фарид, услышав погоняло брата. И тут же истошно заорал: – Хлюст!!

Вениамин Сырцов, он же Хлюст, молодой человек с лицом землистого цвета и дергаными манерами, был личным порученцем Фарида, потому и находился всегда при нем.

– Прикинь, Хлюст, менты повязали киллера, что Володьку зафоршмачил!

– Ну, теперь мусора расколют его до самой жопы. А когда он сольет всех заказчиков, влепят по максимуму, – с трудом пытаясь скрыть зевоту, вяло проговорил Хлюст.

– Да уж, отсидится на Огненном, пока стихнет шум. – Глаза Шаха красивой миндалевидной формы безумно таращились. – Нет, его сейчас нужно мочить. Надо отправить маляву Ужу, он хоть и конченый, но заправляет у ментов пресс-хатой. Мокродела обязательно кинут к ним, чтобы стал разговорчивее. Так вот, если Уж отпустит эту тварь, я у братвы ему прощение выпрошу, пусть выходит и живет человеком. Понял?

Хлюст утвердительно, но без восторга кивнул головой.

Одиночка в КПЗ РУБОПа была не больше кладовки в обычной панельной квартире. Но Виктора не особо угнетало отсутствие размаха и комфорта, он вообще ни на что не реагировал. Пока его волновало только одно: как милиция смогла выйти на ограбление инкассаторского броневика?

Лежа на нарах, он прокручивал в голове все возможные варианты. Киллер? Вполне может быть, если за этим Брагиным, чьи документы подсунул ему Донцов, тянется след выполненных заказов. Виктор никому не верил и вполне мог допустить, что добрый дядя милиционер специально отпустил его и дал новые документы, чтобы вскоре сделать из него козла отпущения в крупном деле, раскрытие которого принесет громкую славу и, соответственно, карьерный рост. Логично? Вполне..,

Но при чем здесь ограбление, к которому Брагин не имел никакого отношения? Хотя в обоих случаях один и тот же человек, но сыщики из РУБОПа о существовании Савченко даже не подозревают…

В тяжелых думах прошла вся ночь, сквозь зарешеченное окно, выходящее на внутренний двор, пробилось серое марево наступающего рассвета. Виктор закрыл глаза и постарался заснуть, дать отдых нервной системе.

Проснулся арестованный, когда загремели засовы на стальных дверях. С противным скрежетом дверь отворилась, на пороге стоял майор Курилов в окружении двух офицеров РУБОПа.

– Ну что, дружок, будем говорить? – спросил майор.

Виктор не спеша поднялся с нар, криво усмехнулся и покачал головой.

– Тогда прошу. – Курилов отодвинулся в сторону, освобождая проход в коридор. – В Бутырочку на перевоспитание.

– Все в цвет, Владимир Николаевич, – щебетал соловьем майор Курилов, разговаривая с Христофоровым. – Мокруху на себя он пока не берет, но с броневиком прокололся. Как услышал про ограбление инкассаторов «Глобал Инвест», рожа сразу вытянулась, глаза по полтиннику, и все, впал в транс и замолчал. Но ничего, язык ему сегодня в Бутырке развяжут, там уже приготовлен номер «люкс» в пресс-хате.

– Хорошо, —улыбнулся полковник. —Только не переусердствуйте. Он теперь ваша визитная карточка, журналисты не раз захотят продемонстрировать суперкиллера. Не часто таких зверей ловят.

– Все будет в порядке, – пообещал майор. – Все предупреждены, как говорится, ситуация под контролем.

– Тогда до связи.

Христофоров отключил мобильник и, сунув трубку в карман, выбрался из салона служебной «Волги». Машина стояла на краю бетонного покрытия аэродрома, воздух был насыщен сладковатым запахом сухой травы. Владимир глубоко вдохнул, наполняя легкие целебным степным ароматом, и улыбнулся. Опытный сыщик, каким был майор Курилов, проглотил поднесенную чекистом «легенду», как прожорливая щука блесну в марте. Хотя наверняка лично проверял полученную информацию. Но никаких несостыковок не обнаружил, естественно. Еще во время учебы в академии Владимир Христофоров был лучшим на курсе по составлению оперативных «легенд». Зная от морпеха Дяди Федора настоящие имя и фамилию стрелка, не составило большого труда выяснить, откуда он родом. Потом найти что-то неординарное в его биографии. Четверо парней, старшие товарищи Виктора, погибли при разборке с бандитами из преступной группировки, «крышевавшей» банк «Глобал Инвест». Разработкой этого банка занимался ГУБОП совместно с налоговой полицией и Генпрокуратурой. От ГУБОПа был Донцов, вот и связь.

Но колоть мальчишку по этому делу нельзя, можно было слишком запутать это дело, тем более истинная его фамилия создавала дополнительные трудности. Пришлось готовить «ложный след». Этим маневром оказались полдюжины «сиятельных трупов», Христофоров подбирал их по одному признаку – снайперский выстрел в голову. Это почерк исполнителя, а разнообразие вариантов может вызвать ненужные подозрения. Кирилл Лялькин, контролировавший «стрелка», сообщил, что РУБОП два дня проводил подготовительные мероприятия, прежде чем решились на захват. Конечно, и парнишка не подвел Владимира, показав рубоповцам, что и он не лыком шит.

«Пускай они его немного попрессингуют. Неприятности и лишения закаляют волю и тело», – подумал полковник, наблюдая, как массивный транспортный самолет «Ан-22», выкрашенный в серый армейский цвет, несмотря на внушительные габариты, легко коснулся бетонного покрытия посадочной полосы. Пробежавшись по ВПП, погасил скорость и медленно поплыл к рулежке, заворачивая к самолетной стоянке.

Полковник вернулся в салон автомобиля и негромко сказал водителю:

– Давай к «Антею».

Когда Дядя Федор выбрался из чрева пузатого транспортника, его уже ждали. «Тридцать первая» «Волга» блестела черным лаком, возле машины стояло двое гражданских. В одном из них уже бывший морской пехотинец узнал полковника-чекиста.

– С приездом, Николай Николаевич, – первым поздоровался Христофоров, протягивая руку Федорову.

– Здравия желаю, товарищ полковник.

– Не надо так официально, вроде уже не в армии, – улыбнулся полковник. Потом указал на своего спутника: – Вот, прошу любить и жаловать, Кирилл Аркадьевич. Первое время он будет вашим курато-ром.

Мужчины обменялись рукопожатиями. Лялькин с нескрываемым восхищением смотрел на истинного «пса войны», современного ландскнехта.

– Ну хорошо, пора ехать, – подвел итог встрече Христофоров, указывая разведчику на распахнутую заднюю дверцу «Волги». Дядя Федор сел первым, за ним полковник. Кириллу пришлось занять место рядом с водителем.

«Волга» сорвалась с места.

– Для вас подготовили квартиру, – когда машина выехала за ворота аэродрома, заговорил Христофоров. – Поживите в городе, осмотритесь, погуляйте. В общем, приобщайтесь к-мирной жизни, отвыкайте от войны, службы и тому подобного. Вот вам на мел-Кие траты. – На колено разведчика легла толстая пачка пятисотрублевок.

38
{"b":"26170","o":1}