ЛитМир - Электронная Библиотека

Закрыв номер на ключ, двое уголовников спустились на первый этаж и отдали его немолодой администраторше.

Через десять минут они уже шли по ярко освещенной аллее оживленного приморского района Чер-номорска. Оглушительные звуки диско-музыки из множества ночных клубов сливались в дикую какофонию кузнечно-распилочного цеха.

– Надеюсь, нам не придется хавать под этот реактивный рев? – с усмешкой поинтересовался московский гость.

– Да нет. Пойдем к морю, там есть довольно тихое место и жратвуха полный отпад, – сказал Уж, изучивший здешний район, как свою недавнюю камеру.

Пройдя аллею, они вышли к набережной, где действительно было значительно тише.

– Нам туда. – Уж указал в направлении ярко освещенной террасы небольшого ресторана.

Посетителей было немного, на террасе ужинали несколько пар и большая компания ярко разодетых смуглолицых иностранцев. Это были старые знакомые Ужа, прошлый раз нагнавшие на него волну настоящего животного страха. Теперь он был не один, и если что…

Усевшись за свободный столик, Уж на правах завсегдатая громко крикнул:

– Халдей!

Он хотел еще что-то добавить, но звук буквально застрял у него в горле. Взгляд беглого уголовника был прикован к столику в дальнем углу ресторана, за ним сидели двое мужчин, один из которых был виной всех его последних злоключений.

Не отрывая взгляда от дальнего столика, Уж запустил руку под пиджак.

* * *

По вечерам, едва солнце заходило за горизонт, с моря начинало тянуть прохладой.

После легкого ужина, состоявшего из морепро-дуктов и свежих овощей, Виктор, расплатившись со словоохотливой официанткой, из ресторана уходить не спешил. Обычно после ужина он гулял по пляжу у кромки берега, наслаждаясь шелестом вечернего прибоя, блеском огней судов, стоящих на рейде, и дышал прохладным морским воздухом, пахнущим водорослями и йодом. Работа для него еще не началась, невидимое руководство давало время на адаптацию на новом месте. Теперь наступило время действия, на сегодняшний вечер ему назначена встреча со связником. Вот он и сидел сейчас перед чашкой с остывшим кофе, ждал…

Двери распахнулись, и в ресторан ввалилась шумная группа цветасто разодетых смуглолицых мужчин. Они громко переговаривались на клекочущем птичьем языке, в котором Виктор распознал арабский. Он мгновенно напрягся, как смертоносная пружина, обе его руки скользнули в карманы легкой куртки-ветровки, под которой находилась сбруя с двумя «береттами». Пальцы проворно обхватили пластиковые накладки, одновременно взводя курки… Но среди смуглолицых Савченко не увидел того, кто был ему нужен.

Иностранцы на него не обратили внимания, их взгляды были устремлены на группу миниатюрных размалеванных девиц, видимо, старшеклассниц, выбравшихся заработать себе на маленькие радости и при этом получить удовольствие.

С веранды ресторана открывался вид на вечерний пляж, уже опустевший, и лишь несколько влюбленных пар сидели в обнимку на топчанах. Последние нежно-розовые лучи солнца еще окрашивали небосвод с тяжелыми темно-серыми облаками. Едва слышный морской прибой убаюкивал, расслаблял, снимал нервное напряжение.

На горизонте на большом торговом судне зажгли иллюминацию, издалека судно казалось крохотным, по нему как будто расползались языки пламени.

«Красиво, – мечтательно подумал Виктор и тут отметил: – Если бы у меня был талант, я бы, наверно, писал морские пейзажи, как Айвазовский».

Во время службы на Севере он восхищался тяжелыми, словно свинцовыми водами Баренцева моря. Краски Севера куда беднее, чем здесь, на юге, хотя и в них была своя холодная красота. В мыслях о творчестве он задумчиво поднял чашку с кофе, но пригубить не успел.

– Здесь свободно? – раздался над головой бывшего морского пехотинца знакомый, но порядком забытый голос.

* * *

С утра Кирилл Лялькин уже был в административном корпусе санатория «Пушкинский». Наличие паспортов и денег позволило ему приобрести две месячные путевки с общеоздоровительным курсом.

После этого Кирилл сел в арендованную «БМВ» и поехал в центр города. После недавней перестрелки на пляже город был забит милицейскими патрулями, которые останавливали не понравившиеся им машины и беззастенчиво их обыскивали.

«БМВ» Лялькина тоже не миновала чаша сия, его остановил омоновский патруль —трое гориллоподобных парней в серо-фиолетовом камуфляже, краповых беретах, с автоматами на изготовку. Сперва они проверили документы, которые были ничем не хуже настоящих, потом обстоятельно обыскали салон, багажник и даже заглянули под капот, где также ничего интересного не обнаружили.

– Можете ехать, – с некоторой долей сожаления произнес старший патруля, этот автолюбитель был ему больше неинтересен.

Еще немного поколесив по городу, Кирилл почувствовал голод и вспомнил, что со вчерашнего вечера ничего не ел. Остановив машину возле пиццерии, он прошел на открытую площадку и сел за столик. Заказал большую пиццу с копченым мясом, грибами и литровую бутылку «Колы». Хотелось пива или хотя бы сухого вина, но служба не дружба, особенно когда находишься на задании, да еще за границей.

Утолив голод, он вернулся к машине и из салона «БМВ» позвонил по нужному телефону. Когда на другом конце провода ответили, произнес совершенно нелепую для несведущего человека фразу:

– Неправильно ты ешь бутерброд, Дядя Федор. – Потом, не дожидаясь ответа, добавил: – Через десять минут жду возле подъезда.

Далеко ехать не пришлось, но, помня лекции по основам конспирации, Кирилл дважды не спеша объехал квартал дома, в котором жил связник, изображая заблудившегося простака. При этом лишний раз убедился, что за ним никто не следит и подъезд тоже не находится под контролем.

В точно указанное время из подъезда вышел Дядя Федор. Белая рубашка с коротким рукавом, черные брюки, замшевые туфли. Одет не лучше и не хуже большинства праздношатающихся по городу мужчин.

– Привет, – поздоровался бывший наемник, усаживаясь рядом с водителем. – Значит, и для меня наконец нашлось дело?

– Нашлось, нашлось, – подтвердил Лялькин.

В течение часа «БМВ» колесила по городу, Кирилл говорил без умолку. То рассказывал смешные исторические анекдоты, то без всякой связи перескакивал на местные новости.

– Слышал, на днях в Черном море будут проходить учения кораблей НАТО «Gold Tornado»?

– Вчера в «Новостях» слышал, – ответил Федоров, пытаясь определить, куда они едут. Но как только он предполагал примерную цель, машина тут же сворачивала с главной дороги в сторону.

«Мозги пудрит пацан», – наконец пришел к выводу наемник и перестал обращать внимание на маршрут, решив, что, когда придет его время – ему об этом сообщат. Как оказалось, он был недалек от истины.

Разъезжая по центру города, Лялькин постепенно въехал в курортную зону. Миновав тесно соседствующие частные убогие дома времен первых застроек этого района, многоквартирные высотки и шикарные виллы «новых русских», они съехали к побережью с множеством летних кафе, с ресторанами и ночными клубами.

Кирилл остановил машину возле ярко освещенной аллеи, одним концом упирающейся в черноту моря.

– Сейчас зайдешь в ресторан, в дальнем углу со стороны моря сидит одинокий молодой человек с чашкой кофе. Это наш агент. Встретишься с ним, остальные детали по ходу.

– А пароль? – возмутился Дядя Федор, уже вошедший в роль агента. – У вас, шпионов, при встрече положено говорить «пароль» и «ответ».

Лялькин усмехнулся улыбкой мэтра разведки и снисходительно проговорил:

– Как писал классик отечественного детективного жанра – «Пароль не нужен». – И уже серьезно добавил: – Наш человек знает тебя в лицо, да и ты его тоже.

* * *

Самые неожиданные сюрпризы преподносит нам жизнь.

Сидя за столиком в ресторане, Виктор Савченко ждал связника, через которого ФСБ будет координировать его действия.

Ресторан встретил Николая Федорова ярким светом, легкой музыкой и гулом приглушенных голосов. На вошедшего никто не обратил внимания. Худосочные юноши-официанты в белоснежных рубашках и черных галстуках-бабочках обслуживали немногочисленных клиентов, музыкант, на ресторанном сленге попросту лабух, косматый мужик в больших роговых очках, настраивал синтезатор, который заменял ему симфонический оркестр. Двое вышибал, крепкие парни в майках, демонстрировавшие дутые тренажерами и анаболиками мышцы, азартно резались в карты, сидя за столиком с табличкой «служебный».

60
{"b":"26170","o":1}