ЛитМир - Электронная Библиотека

Пробравшись в помещение гаража, мужчины залезли в кузов одного из грузовиков. В кузове, накрытые брезентом, лежали длинные, пахнущие плесенью деревянные ящики. Чтобы вскрытие не бросалось в глаза, верхний решили не трогать. Сняв его, достали следующий. Приглушенно щелкнули замки, затем откинулась крышка, и тонкий луч электрического фонаря осветил длинное, сигарообразное тело ракеты.

Бизнесмен едва не присвистнул, но сдержался. Потом шепотом произнес:

– «Атака», старая моя знакомая. – Увидев удивление в глазах майора, пояснил: – После института два года служил на оборонном заводе монтажником систем наведения. Знаю как свои пять пальцев.

Вытащив из одного из своих многочисленных подсумков отвертку, он быстрыми и точными движениями вскрыл остроконечную головку и, сняв защитный колпак, обнажил «глаза» ракеты – систему наведения. Затем, достав из следующего подсумка темную плоскую шайбу с торчащим стержнем антенны, все так же шепотом сказал:

– Радиомаяк я подключу к блоку питания, несколько месяцев будет работать без передыху. На пять километров устойчивый сигнал.

Донцов молча кивнул в знак согласия, с удовлетворением наблюдая за проворными руками инженера. Когда электронный «жук» был установлен, бизнесмен снова посмотрел на сыщика и предложил:

– А давайте я к самоликвидатору подключу от мобильника инициирующий блок? Ракету можно будет в любой момент взорвать, достаточно номер набрать. А?

Донцов снова утвердительно кивнул. Время неумолимо приближалось к рассвету, следовало торопиться…

На столе перед генералом лежал лист бумаги, исписанный не особо ровным почерком.

– Рапорт, – спокойно сказал майор Донцов, стоящий с противоположной стороны генеральского стола, автор рукописного произведения. – Прошу предоставить отпуск по состоянию здоровья. Мне положено, я был ранен, кроме того, побывал в чеченском плену.

– Ты же был в отпуске, три дня как вышел. Мы же тебя определяли для поправки здоровья в санаторий, чего тебе не хватает?

– Пока работал, все было нормально. —Донцов брал реванш за принудительный отпуск. —А вот начал лечиться, и все… требуется продолжительный курс лечения. Прошу удовлетворить мой рапорт.

– Ясно, – кивнул генерал. Опытный сыщик мгновенно просчитал ситуацию. Внимательно посмотрев на Олега, со вздохом сказал: —А теперь давай начистоту, что еще ты нащупал?

И майор рассказал о том, что за городом, совсем рядом, «КамАЗ»-рефрижератор снаряжается особым грузом – ракетами. И поведал о собственных идеях по этому поводу.

– Значит, не хочешь брать продавца и посредников, хочешь дотянуться до истинного покупателя?

– Хочу не только взять покупателя, но и проследить все цепочку транспортировки оружия. Его же повезут через границу…

– Значит, надо связываться с соседями, раз ты уверен, что ракеты везут к ним.

– Не надо, – отрезал Олег. – А если там есть заинтересованные лица? Тогда вся хитроумная комбинация коту под хвост.

– То есть хочешь сохранить инкогнито? – поинтересовался генерал.

– А что делать? – Донцов развел руками.

– Вот поэтому ты до сих пор в майорах ходишь. Трижды твою фамилию из списков на повышение вычеркивали.

– Я за чинами не гонюсь, мне за державу обидно, – мгновенно отпарировал Олег, перефразировав знаменитую фразу.

– Черт с тобой, – беззлобно бросил генерал, – действуй один, а я пока поищу щит на твою неугомонную жопу. – Одним движением он подмахнул рапорт майора.

* * *

Для ночной вылазки экипировка была подобрана самая легкая: спортивный костюм и кроссовки. Даже если его и заметит кто-то из посторонних, решит, что молодой человек поправляет здоровье вечерней пробежкой. Оружия Виктор тоже захватил по минимуму: под курткой пистолет «ТТ» с запасной обоймой и в рукаве метательный нож «осетр», который при необходимости может использоваться как обычный нож или инструмент (отвертка или фомка).

В таком виде Савченко выбрался во двор. На территории было тихо, лечебное заведение погрузилось в сон.

Чтобы разогреть мышцы, Виктор пробежался по пустынным аллеям, потом сделал гимнастику, разгоняя кровь по телу.

– Вот так всегда, кто-то работает, а кто-то зарядку делает, – раздался за его спиной знакомый голос.

Резко обернувшись, он увидел Дядю Федора, стоящего в тени дерева. В зубах тот держал неза-

жженную сигарету. Когда Виктор подошел к нему поближе, он шепотом доложил:

– «Дорогу» провел от крайнего западного сарая до стойки высоковольтного столба. Трос натянут как струна, можешь ползти по нему, а можешь идти, как канатоходец. Хотя первый вариант предпочтительней, не так заметно.

– Хорошо, разберусь, – спокойно произнес Виктор. Сейчас он был не особо расположен к шуткам.

– Ты лучше разбирайся, когда окажешься внутри больничного корпуса, и не вздумай там поиграть в Терминатора и оставить после себя выжженную землю. В клинике наверняка есть невинные люди, поэтому можешь мочить только Бабая, ну и, конечно, если при нем будет пристяжь. Потом отходишь сюда, а я здесь тебя прикрою. – Дядя Федор продемонстрировал длинноствольный пистолет Стечкина с проволочным прикладом. —Усек?

– Усек, – согласно кивнул бывший морпех.

– Ну, тогда с богом.

Виктор бесшумно достиг нужного сарая. Взобраться на крышу особого труда не составило. Действительно, капроновый трос оказался натянут струной. Рядом на специальном кольце был примотан еще один кусок троса, позволяющий не ползти до противоположного края, а спуститься там, где было наиболее удобно.

Сунув отрезок за спортивную куртку, Виктор ухватился за натянутый трос, повис на нем, потом не спеша стал перебирать руками, продвигаясь вперед.

Оказавшись за оградой, он выбрал темное место возле вечнозеленого куста, подстриженного в форме гигантского кувшина. Ухватившись за капроновый фал, Савченко соскользнул вниз. Несколько секунд он лежал на земле, вслушиваясь. Но вокруг стояла звенящая тишина.

Поднявшись на ноги, крадучись, он бесшумно двинулся в сторону лечебного корпуса.

* * *

– Эмир, проснитесь. – Бабая растолкала твердая рука Ахмата. – У нас гости. Нужный вам парень не стал дожидаться утра, чтобы мы его сфотографировали, сам пришел.

– Где он? —зевая, спросил Абдулл Камаль.

– На заднем дворе, его засекли камеры слежения.

Сон как рукой сняло, это было предупреждением о реальной опасности. В силу укоренившейся привычки Бабай спал одетый. Рывком поднявшись, он сунул ноги в обувь (вместо привычных десантных ботинок теперь он носил легкие кеды) и вытащил из-под подушки тупорылый «глок».

– Показывай.

Мужчины вышли из палаты в залитый белым светом неоновых ламп коридор и быстро зашагали к лестнице, ведущей в подвал.

Центр охраны расположился в подвальном помещении. Здесь были установлены мониторы камер слежения, компьютер, управляющий всем электронно-охранным хозяйством. Кроме того, тут же жили арабы, Абдулл счел неприемлемым, чтобы боевики шастали по верхним этажам, где бывали гражданские посетители. Хоть они и находились в закрытой зоне, но шанс разоблачения или хотя бы утечки Информации существовал.

– Что тут у вас? – спросил Камаль, когда они спустились в подвал.

Дежурный оператор, молодой смуглолицый юноша, доброволец из турецкой диаспоры, закончивший колледж, а потому неплохо разбиравшийся в компьютерах, указал на ближайший монитор:

– Пять минут назад заметили движение по внутреннему периметру двора.

Залитый светом двор позволял камерам четко отслеживать крадущегося полусогнутого человека.

Некоторое время Абдулл пристально вглядывался в очертания незнакомца, пытаясь опознать его. Нет, ничего не получалось.

– Увеличить изображение сможешь? – спросил эмир у компьютерщика. – Мне нужно увидеть его лицо.

– Постараюсь, – коротко произнес юноша, ловко защелкав клавишами.

Изображение поплыло вперед, увеличиваясь и держа в фокусе незнакомца. Тот пробежал несколько метров и замер, прижавшись к стене клиники, несколько секунд так простоял, потом огляделся… В этот момент его лицо засекла камера.

67
{"b":"26170","o":1}