ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну, хозяйка, насчет утки-то не пошутила?

— Да нет конечно! На кухне твоя утка стоит!

— Ох, Машка, все-таки хорошая ты! — с чувством сказал он. — Утром на работу бежишь — только чай выпить успеваешь, в обед — слава богу если сухарик какой найдешь, а тут ты со своей уткой! Давай я на тебе женюсь, а, Машк?

Мы с Мульти переглянулись.

— Соглашайся, — шепотом прошипела она. — Он тогда нас посадить не даст.

«Именно», — воодушевился внутренний голос.

В тюрьму не хотелось.

— Хорошо, я согласна, — потупившись и слегка порозовев, ответила я.

— Чего — чего ты там бурчишь? — переспросил Витька, не останавливаясь на своем пути в кухню.

— Замуж, говорю, согласна, — ангельским тоном молвила я.

Витька словно с размаха на стену налетел. Меееедленно он развернулся, и я увидела его изумленно — растерянные глаза.

— Машка, ты чего? — осторожно спросил он. — Я ж пошутил.

— Вот козёл! — одновременно выдохнули мы с Мульти, и с обидой на него посмотрели.

А мы уже обе за это мгновение настроили планов. Успели почувствовать себя свободными людьми. А он…

— Девчонки, вы чего? — жалобно переспросил он. — Ну как я на Машке женюсь — меня ж Людка порвет как газетку. Вы чего, мою Людку не знаете?

Людка — это его давняя подруга, которая нашим Витенькой вертит как хочет.

Мы с Мульти переглянулись.

— Точно порвет, — подтвердила я ей со вздохом.

— А зачем тогда Машке предложение делаешь? — с обидой спросила она Корабельникова.

— Так я же пошутил, вы что, девчонки? — жалобно ответил он.

— Ладно, чего уж там, — расстроено махнула я рукой, — Пошли в кухню, утка стынет.

Мульти, задрав нос промаршировала мимо Витьки. Тот растерянно — глуповато улыбался и изо всех сил тер рукой подбородок, пытаясь скрыть смущение.

— Пошли, жених, — насмешливо похлопала я его по спине.

Тот облегченно вздохнул и вперед Мульти рысцой поскакал на кухню, шлепнулся на свою любимую табуретку и принялся ждать обещанного обеда. Я не торопилась, помня о том, что он только что отказался на мне жениться. Какая наглость! Сначала так девушку обнадежить, а потом! Куда катится этот мир, никому нельзя доверять.

— Ну, как жизнь? — нервно спросил он, провожая взглядом утиную ножку, свое любимое лакомство, отчалившее на тарелку к Мульти. Та демонстративно облизнулась и повязала на шею салфетку.

— Лучше всех, да никто не завидует, — отмахнулась я, аккуратно отрезала вторую ножку и положила ее в Баксюшину мисочку. — А у вас там что нового?

— Да вот, собачка бешенная объявилась, и как на грех в моем районе, — злобно глядя на обедающего кота, пожаловался он.

Витька — парень чрезмерно простой, политесу не обучен, и мысль о том, что вопросы типа «Как дела» задаются из чистой проформы — ему и в голову не приходят. Он всегда подробно и с радостью расскажет о том, как выглядел вчерашний полусгнивший труп из лесочка, а с утра он видимо что-то такое несвежее съел и поэтому теперь мается с желудком.

— И что собачка? — пришлось мне его поддержать.

Витька молча проследил как я ставлю перед ним тарелку с нелюбимой им грудкой и мрачно буркнул :

— Что собачка, что собачка… Третий труп с почти отгрызенной башкой за неделю!

Тут Мульти раскрыла рот и невинно заявила:

— Как интересно, Витенька. Ты знаешь, расскажи поподробнее, Машка ведь решила с колдовством завязывать и писать детективы!

Витька замер, так и не донеся вилку до рта, нахмурился и недоверчиво посмотрел на меня.

— Ну, — ежась под его взором, промямлила я. — А что? Я в школе помнишь какие сочинения писала? Тебе за них всегда пятерки ставили!

— Так то сочинения, — наконец открыл он рот и покрутил пальцем у виска. — А то — книжки!

Чувствовалось, что Витьку мы здорово потрясли.

Я уперла руки в боки и со значением переспросила:

— Я не понял, Витя! Ты что, хочешь сказать что я книжку не напишу, что ли?

— Да написать-то может и напишешь, дурное дело нехитрое, — пробурчал он, — кто читать будет?

— Пошел к черту, — раздельно сказала я, обидевшись до глубины души.

В кухне повисла тягостная тишина.

— Козёл ты, все-таки, Витька, — вздохнула наконец Мультик. — Девчонка только решила с темным прошлым завязать…

— Да я чего, против, что ли? — забубнил пристыженный Корабельников. — Пусть пишет, может чего и получится. Машка, ты не обижайся, я ведь только за, я твое колдовство сроду не одобрял, сама знаешь. Ну Мааашк!

— Спасибо что разрешил, — сухо ответила я.

— Ну так вот, — как ни в чем не бывало, продолжила Мульти. — Мы вот тут по сюжету спорим насчет преступления — давай ты нас рассудишь?

— Рассказывай, — кивнул Витька, снова принимаясь за утку.

— В общем, там две девушки и парень едут в машине. Парень — за рулем. Они сбивают пешехода насмерть и уезжают. Кто из них сколько получит? — деловито осведомилась Наташка.

— Что значит — кто сколько? — пожал Витька плечами. — Статья тут только для лица, управлявшего транспортным средством. До пяти лет ему.

— А для соучастников? — не вытерпела я.

Витька посмотрел на меня как на дуру:

— Детективистка, блин! Какие тут могут быть соучастники? Они что, баранку ему крутить помогали?

Мы с Мульти обменялись долгим взглядом.

— Совсем — совсем соучастникам нисколько? — недоверчиво переспросила она.

Витька посмотрел как на дуру и на нее, поморщился и снова принялся терзать утиную грудку.

Ну Олег! Ну гад! «Я законы знаю, я сяду, но и вам как соучастницам лет с пяток перепадет!»

— Витя, я все поняла, — ангельским тоном молвила я. — Я все просто отлично поняла!

— Ну то-то же, слушай умных людей, — буркнул он. — Сама—то чего не ешь? Поди пургену насыпала в подливку, а?

Мне было не до его шуточек. Я обдумывала, каким именно заклинанием проклясть Олега.

— Пост на дворе, — рассеянно ответила я, попивая зеленый чай с корочкой хлеба.

— Так ты же вроде с колдовством завязать решила, какой пост? — покосился он. — Книжку вон пишешь…

— Так книжку я пока напишу, — отмахнулась я — А пока — жить—то на что—то надо!

— Мда, — неопределенно протянул он. — Так о чем, говоришь, книжка?

15
{"b":"26171","o":1}