ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава пятая

В ментовку — тот самый ГОМ, предмет наших кошмарных снов, мы явились злые как черти, накрутив себя по дороге предположениями об Олеговых намерениях. Строевым шагом мы зашли туда, мрачным взглядом посмотрели на дежурного и Мульти рявкнула своим учительским голосом:

— Заявления где принимают???

— А что у вас? — бесстрастно спросил мент, слава богу что не засоня — Сербин.

— Свидетели мы! — со значением сказала я.

— Чего? — так же бесстрастно осведомился мент.

— ДТП вчерашнего на Республике! — отрубила Мульти.

— Которое со смертельным исходом! — веско добавила я.

Мент взглянул на нас гораздо внимательней и махнул вглубь коридора:

— В сто седьмой!

Мы, чеканя шаг, двинулись в указанном направлении.

— Надеюсь, вчерашних оперов мы тут не встретим, — тихонько, себе под нос, заметила я.

Но Мульти услышала.

— Сплюнь! — мрачно посоветовала она.

По коридору ходили люди, так что плеваться я не стала, но пальчики скрестила.

В сто седьмом сидел усатый дядька и болтал по телефону.

— Здравствуйте, — вразнобой сказали мы.

— Здравствуйте, — выжидательно уставился он на нас.

— Мы свидетели по вчерашнему ДТП на Республике, хотим дать показания! — скандальным голосом заявила Мульти.

— Да-да! Которое со смертельным исходом! — вякнула я.

Дяденька, нахмурившись, озадаченно на нас посмотрел, указал на стулья у стены и сказал:

— Присаживайтесь пока.

Мы чинно, словно девочки в воскресной школе уселись и сложили руки на коленках.

Дядька зашуршал бумажками, одел очки и начал внимательно что-то читать.

— Гхм! — вредно кашлянула Мульти.

— Да-да, — рассеянно отозвался дядька. — Так где, говорите, ДТП-то было?

— На Республике, около сквера! — дружно ответили мы.

— И со смертельным? — так же рассеянно, не отрываясь от бумажек, уточнил он.

— Да!

Дядька еще пошуршал бумажками, потом поднял на нас глаза и сказал:

— А нету никакого ДТП на Республике. Тем более со смертельным.

— Как нет? — тупо спросила я.

— Вот так! — развел он руками.

— Постойте! — возмутилась Мульти. — Может какая-то ошибка вкралась! Откуда вы знаете, было вчера ДТП или нет!

— Так вот передо мной сводка за сутки, — сухо кивнул дядька на бумажки перед собой.

Мы с Мульти недоуменно переглянулись.

— Вы знаете, может его просто не зарегистрировали? — спросила я.

— Ну как могут не зарегистрировать ДТП на главной улице города и со смертельным, девушка? — сказал мент и так на нас посмотрел, что я поняла — если мы сейчас не уйдем, то нам помогут это сделать.

— Да я сама видела, как парня белый мерс переехал! — повысила голос Мульти. — Поди ваши сделали вид что он от инфаркта загнулся, чтобы дела не заводить, а?

Дядька начал наливаться краской и потянулся к телефону.

— Все-все, мы уже уходим! — пискнула я, цапнула Мульти за руку и вылетела в коридор.

— Не трогай меня! — заорала она на меня.

— Пошли отсюда скорей, — прошипела я. — На нары хочешь? Так дядька после твоих речей сильно злой!

Упоминание о нарах Мультика отрезвило, она нервно оглянулась на дверь кабинета, из которого мы вышли и нервно сказала:

— Да, и правда, валим отсюда поскорее.

Мы быстренько выбежали на улицу, сели в мою бээмвушку, и задумались, что делать дальше.

— Поехали хоть за детишками съездим, что ли, — вздохнула Наташка.

— Да погоди ты со своими детишками, — отмахнулась я. — Что за непонятная ситуация со сбитым пешеходом?

— Да мне вот тоже интересно! — возмутилась она. — Надо б узнать поточнее!

— А надо ли? — усомнилась я.

— Надо! — твердо сказала она. — Слышал, что Витька сказал — водителю до пяти лет. Меня вполне устраивает!

— И у кого узнавать будем? — скептически молвила я и покосилась на ГОМ. Больше я туда не пойду.

Мульти тоже покосилась, видимо припомнила о тамошнем гостеприимстве и неуверенно спросила:

— Может у Витьки спросим?

— Ты чего, совсем? — удивилась я. — Да он тут же вытряхнет из нас вся правду — матку! Тебе-то без разницы, а меня-то он ведь потом запилит!

— Мдяя, — вздохнула Мульти и нервно поерзала на сидении. — И мента у меня знакомого нет, как на грех…

Я внимательно на нее посмотрела и тут меня осенило! Ведь есть Женька Щербаков, Витькин сослуживец, с которым я познакомилась совсем недавно на корпоративной вечеринке Ленинского райотдела, посвященной празднованию восьмого марта. Так вот, тот Женька трогательно за мной ухаживал под бдительным оком моего старого друга детства и украдкой целовал руки. Будем надеяться что с трезвых глаз он меня припомнит.

— Мультик! Есть у меня мент, кроме Корабельникова! — победно сказала я.

— Ну так поехали! — оживилась она.

В Витькин райотдел я по привычке заходила как к себе домой. Я тут частенько бываю, примелькалась.

Незнакомый мент — дежурный, увидев меня через окошечко, радостно заулыбался, махнул рукой — мол, проходи, и что-то сказал напарнику, кивая в мою сторону.

Во как меня тут все знают!

Я же склонилась к окошечку и спросила:

— Щербаков-то на месте?

— Тут вроде был, — с готовностью ответил мент.

— А где это — тут? — уточнила я.

— Двести шестнадцатый кабинет! — ответили мне.

Для того чтобы попасть на второй этаж, требовалось до конца пройти по коридору первого и лишь тогда взгляду изумленной публики открывалась ободранная лестница.

Мы строевым шагом туда и направились.

Все встречные менты как один чуть ли не показывали на меня пальцами, как-то странно смотрели и оборачивались вослед.

— Чего это они? — шепотом спросила Мульти.

— Откуда я знаю? — недовольно ответила я, похлопывая кончиком косы по коленке. Обычно меня тут встречают гораздо прохладнее.

Тем не менее все менты дружно пялились на меня как макаку в зоопарке.

Вот так мы и дошли с Мульти до лестницы. Около поворота размещалась дверь с нарисованным значком мужского силуэта и я еще издали услышала оттуда подозрительно знакомый голос. Тут дверь распахнулась, вместе с облаком густого табачного дыма вывалился какой-то парень и я явственно расслышала:

17
{"b":"26171","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эффект прозрачных стен
Стройка, которая продает. Стандарты оформления строительных площадок
О тирании. 20 уроков XX века
Невеста Смерти
Очаровательный негодяй
Соблазненная по ошибке
Тёмные не признаются в любви
Исповедь узницы подземелья
Господарство Псковское