ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эти гениальные птицы
Осень Европы
Мозг подростка. Спасительные рекомендации нейробиолога для родителей тинейджеров
Умный сначала думает. Стратегии успеха для интровертов
Вранова погоня
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Продать снег эскимосам
Тайные связи в природе
Мужчина из стали и бархата. Как научиться понимать свою женщину и стать идеальным мужем
A
A

— А что мама там делает?

— Где? — очнулась я от мыслей.

— Ну, в Караганде, — бесхитростно спросил ребенок.

— Хм… В командировке, — ляпнула я.

Настя лишь вздохнула, глядя на меня взрослыми глазами.

«Врешь ты все», — читалось в них.

Ребенка дома я раздела, выкупала и попыталась отправить спать.

— Не хочу! — твердо ответила Настенька.

— Не волнует — одиннадцать вечера, все детишки давно в кроватках! — флегматично ответила я.

Она посоображала немного и с укором сказала:

— А кормить меня?

«Господи!», — простонала я про себя… Ну почему же я вечно забываю что детей надо кормить?

— Конечно — конечно! — тут же засуетилась я. — Чего хочешь?

— Да пельменей, чего уж там, — вздохнуло неприхотливое дитя, потом с сомнением взглянуло на меня и уточнило: — Мне десять штук!

— Вот давно бы так! — обрадовалась я. А то — парочку!

Мы пошли в кухню, я накормила Настю, тем временем перенесла спящего Катенка в одну из гостевых комнат на втором этаже, запирающиеся на ключ изнутри. Я решила что так будет лучше — пусть запрутся на ночь и не пускают меня ни под каким видом.

«Твой вампиризм реагирует только на близость мужского тела, не заметила?» — горько усмехнулся внутренний голос.

«А еще маскируется под сексуальный интерес», — в тон поддакнула я.

В свете этого я очень сомневалась что меня потянет на девчонок, однако святую истину — «лучше перебдеть» — никто еще не отменял.

Я спустилась на кухню и некоторое время наблюдала, как Настя лениво гоняет по тарелке последний пельмень.

— Не надоело? — наконец спросила я.

— Не-а, — лениво ответила она.

— Пошли-ка спать, — решительно сказала я.

Та открыла рот, я прямо по глазам видела, как она хотела возразить, однако ей прежде хватило ума посмотреть на меня. Подумав, она все же медленно встала из-за стола.

На пороге спальни она мрачно буркнула:

— В туалет хочу.

— Ради бога, — кивнула я, отвела ее в санузел и принялась ждать, подперев стену и вслушиваясь в мертвую тишину.

На десятой минуте я постучала в дверь:

— Ты там не утонула? — осведомилась я.

— Нет, — раздался ее недовольный голос.

— Сама выйдешь или дверь ломать?

— Выйду, — совсем хмуро ответила она.

Через пять минут дверь и впрямь открылась.

До гостевой спальни, срочно переделанной в детскую, Настя хранила каменное молчание. Едва мы вошли, она непререкаемым тоном сказала:

— Пить хочу!

— Фигу не хочешь? — непедагогично возмутилась я. — Быстро в постель!

Настя посмотрела на меня нехорошим взглядом, разделась, разбросав вещи, легла в постель и отвернулась к стенке.

— Вот сука, — бормотнула она напоследок.

— ЧТООО?????? — взревела я, нависая над кроватью.

Катёнок вздрогнула во сне, но не проснулась, к счастью. Настя в ужасе съежилась в кроватке, изо всех стараясь слиться со стенкой и забормотала:

— Щука, тетя Машечка, я хотела сказать, щука, хорооошенькая такая рыбка!

— Я тебе покажу — хорошенькая рыбка! — завопила я.

— Больше не буду! — бормотала в совершенном ужасе Настя. — Пол вымою дома, посуду! Тетя Машечка, сплю я, сплю!

Она быстренько юркнула под одеяло с головой и даже принялась усердно похрапывать.

— Еще раз услышу — отлуплю! — рявкнула я напоследок. — И в детдом сдам!

— Поняла — поняла! — донеслось из-под одеяла вперемежку с всхрапываниями.

Я выключила свет и захлопнула дверь.

— Хорошенькая рыбка, блин, — ругалась я, поднимаясь по лестнице в спальню.

Не успела я устроиться в уютной кроватке, как тренькнул телефон.

— Привет, — услышала я в трубке голос. Потрясающий, чарующий мужской голос, бархат и нержавеющая сталь. Голос, который я со вчерашнего вечера узнаю из тысячи.

— Чего надо? — едва сдерживая внезапную ярость, спросила я.

— Что значит — чего надо? — мягко упрекнул меня он. — Я желаю узнать, как ты отрабатываешь мои деньги.

— А, деньги, — зевнула я. — Слушай, ты деньги-то забери, не лечится это.

— Совсем? — с некоторой запинкой спросил голос.

— Моя прабабка лечила, но тебе это вряд ли подойдет! — злорадно ответила я.

— Подойдет, — немедленно отозвался он. — Мне все подойдет. Так как твоя бабка лечила вампиров?

— Она залила логово упыря маслом и подожгла, — спокойно ответила я. — Смерть, милый, это единственное для тебя лекарство.

Свои изыскания насчет кровезамещающих препаратов я озвучивать не стала. Я не желала добра Тину Кайгородову. Я желала вбить ему кол в сердце, пусть даже с двадцати попыток.

— Ты тоже вампир! — внезапно окрысился он. — Не делай вид, что это касается меня одного. Ты такая же!

— На моих руках крови нет, — раздельно сказала я.

— Пока нет.

— Посмотрим.

— Пошел к черту.

Он помолчал, отчего-то не парируя мой выпад.

— Тебе не одиноко? — внезапно спросил он.

— Одиноко, — внезапно призналась я.

— Мне тоже, — вздохнул он.

Мы помолчали.

— Может, встретимся? — неуверенно предложил он. — Я бы тебе мог рассказать, как ЭТО протекает, чтобы ты была готова.

— Я готова, — заверила я его.

— Да? — несчастно сказал он.

Я вздохнула.

— Маш, ну ты меня извини что так получилось. Я ведь правда не хотел.

— Я убью тебя однажды, Тин Кайгородов, — холодно сказала я. — Не за то, что ты вампир. За то, что ты меня такой же сделал.

— Да, мы теперь одной крови — ты и я, — словно не слыша, тихо сказал он. — Давай держаться вместе. И знаешь, если мы в такой ситуации-то грех не попробовать нам с тобой заняться любовью. Ты думала об этом?

— Чего — чего ты там мелешь? — в полном изумлении пролепетала я.

— Ну ты же уже чувствовала, как это — когда вампир целует тебя в шею. Последствия, конечно, ужасные, но сам процесс… Скажи, неужели ты не распробовала это ? Неужели это не самое чудесное и сильное ощущение в твоей жизни, а, ведьма?

Голос его был задумчив и мечтателен, а я невольно почувствовала, как во мне зарождается желание.

— А сейчас представь секс, когда два вампира целуют друг друга, — тихо продолжил он. — Просто представь себе экстаз от поцелуя , умноженный на два. Представь, Магдалина…

41
{"b":"26171","o":1}