ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прошедшая мимо нищенка испуганно покосилась на меня.

— Бабушка! — радостно окликнула я ее.

— Чего-й тебе, милая? — изготовившись если что бежать от меня наутек, настороженно спросила нищенка.

Я порылась в карманах, вытащила не глядя ворох сотенных и протянула ей через оградку:

— На, бабушка, держи.

Та степенно взяла деньги из моих рук, разгладила каждую купюру и аккуратно сложила за пазуху.

— За кого, доченька, помолиться-то надобно?

— А ни за кого! — так же радостно ответила я.

— Ну как же, — пожевала она выцветшими губами и кивнула на памятник. — Вижу, помер у тебя кто — то. Надо б за упокой помолиться!

— Ну тогда конечно помолитесь, — кивнула я. — Только не за упокой! А за здравие — раба Божьего Дмитрия и рабы Божией Марии!

Бабушка Вовсе посмотрела на меня как на дуру и не прощаясь, быстро — быстро пошла прочь.

А я тем временем принялась сметать подтаявший снег с центра памятника — там я оставила незакрытый мрамором квадрат, чтобы садить летом цветочки. Ну а сейчас — я положу сюда букет.

Прямо из центра квадрата виднелась слегка присыпанная землей кукольная кисть руки. Я с удовольствием посмотрела на золотой ободок на крохотном пальчике и, дотянувшись, надавила на нее:

— Не хвастайся, дурочка, — беззлобно прикрикнула я. — Главное — помни, что носки стирать надо хорошенько и песенки Димке перед сном петь. Ясно?

Кукольные пальчики легко провалились под землю.

— Вот так-то лучше, — удовлетворенно сказала я и закидала ямку землей.

Потом рассыпала сверху розы, отчитала заново охрану могилки от воров — пусть эти цветы завянут тут, на холодном мраморе, и побежала дальше.

Куда?

Снова развешивать портреты покойниц — Марий, которые я позаимствовала. Ну и свои забрать — не дело фотографии живых на могилах оставлять.

Моя душа пела от счастья.

Я осознала — смерти нет. Депрессия после Димкиной смерти была велика — именно из-за безнадежности случая. Из-за того, что смерть — это навсегда, и это уже не исправить.

Однако сейчас я уверилась — ну какое же это навсегда — то? Всего лишь до конца моей жизни! Смерть — это не пустота. Это просто другое измерение. К тому же частичка моей души уже авансом с Димкой! Надеюсь, они не надоедят друг другу до моего прибытия. А то помру, явлюсь, и выяснится, что я уже полвека как в разводе с любимым.

Прибью тогда негодяйку!

Я настолько погрузилась в эти размышления, что иногда ловила на себе недоуменные взоры кладбищенских бомжей. Тогда я старательно обрывала свое хихиканье и пыталась придать себе серьезный вид.

Напрасный труд!

В следующий момент я снова улыбалась, словно идиотка, во все тридцать два своих не — вампирьих зуба.

Хо-хо! А жизнь-то прекрасна!

И я , приклеив последний портрет на прежнее место, вприпрыжку поскакала к ограде кладбища.

По пути я воткнула в уши плеерные затычки и наощупь нажала на кнопку.

— Adelante? — насмешливо и слегка добродушно спросил мужской голос с хрипотцой.

— Adelante!!! — радостно согласилась я.

Добежав до машины, я уселась и поехала на Беляева, по пути заехав в магазин за презентами для дяди Феди.

По приезду в Мультиковские угодья мне пришлось пару часиков кругами бегать вокруг помойки. Проходившие мимо люди, нормальные и не бомжи, странно косились на меня. Или все же на мой до неприличия счастливый фейс?

Дядя Федя появился совершенно внезапно, когда мне уже порядком надоело его ждать.

— Кхе-кхе! — раздалось сзади.

Я обернулась и радостно воскликнула:

— Ну что ж вы, дядя Федя, не торопитесь! А я вот вам тут гостинчиков привезла!

Дедок с достоинством, не торопясь, взял пакет из моих рук и сказал, косясь в сторону:

— Тут вот какое дело, дочка… Миньку-то я видел…

— Это дядю Мишу что ли? — обрадовалась я.

— Гхм… ну да, его, — ответил старичок.

— А можно с ним встретиться, а? — с мольбой спросила я. — Уж больно мне надо. Я денег дам, и вам и ему!

— Ты погоди, дочка, не торопись, — жестом остановил он меня. — Мы с Минькой дружим, ты лучше расскажи, чего тебе от него надо, может я и так знаю.

— А с ним поговорить никак? — жалобно спросила я.

— Так он вроде к мамке своей собирался поехать, а где та мамка — мне неведомо, — снова косясь в сторону, ответил он. — Ты говори, дочка, что там за дело-то у тебя к нему. Ты мне уж не раз помогаешь, вот я и подумал — может чем полезным смогу тебе быть.

— Ох, и не знаю, — расстроено сказала я. — У подруги моей в квартире парня убили, и сидит она теперь, а у меня на руках двое детей ее малых. Не дело детям без матери расти.

— Не дело, — кивнул дядя Федя и осторожно спросил: — Ну так а Минька тут при чем?

— Да вот есть показания, что дядя Миша в ту ночь на том этаже ночевал, — уныло сказала я. — Только правда я так понимаю наврала мне та баба про это…

Дед помолчал, погрыз тополиную веточку, и неожиданно сказал:

— Не соврали тебе, дочка. И правда Минька ночевал в ту ночь там. Ты ж воон про тот дом говоришь?

И он ткнул пальцем прямиком в Мультиковский подъезд.

— Ага, про этот! — обрадовалась я. — А что он еще говорил?

— Ну ты спрашивай, может чего и припомню, — степенно ответил он. — Только вот в милицию я с тобой не пойду, девонька, уж не сердчай.

— Да все равно если в милицию-то именно с дядей Мишей, — отмахнулась я. — Мне вот что интересно — подруга ну никак не могла пришить того парня. Она ж у меня маленькая — полтора метра ростом. У меня соседка на подозрении. Дядя Миша ничего про нее не говорил? Может это она и пришила?

— Говорил конечно, — кивнул дядя Федя. — Про соседку — только то, что она высунула свой нос, поставила пакет с мусором у своих дверей да обратно зашла. А вот если кто убил — так это мужик тот.

— Какой такой мужик? — навострила я уши.

— Который с подругой твоей пришел, — разъяснил дед.

— Мультик пришла домой с мужиком??? — поразилась я. — Но вот у меня свидетель есть, говорит что по лестнице одна Мульти и поднималась!

— Ну не знаю, — поджал дед губы. — А только Минька говорит что поднялась она на этаж с каким-то высоким мужиком в кепке такой, с козырьком.

— В бейсболке что ли? — недовольно спросила я.

73
{"b":"26171","o":1}