ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне нужно как раз плохое, – горячо заверила я. Мне почему-то казалось что арабы или там древние египтяне, состряпавшие перстень Клеопатры, были не в курсе последних технологий по очистке серебра.

– Ну что ж, раз плохое, так приходи через недельку, – сказал старый ювелир.

Я ужаснулась.

– Дядя Моня!!! – чуть не заревела я. – Вы меня без ножа режете! Любые деньги заплачу, только побыстрее!

– А когда тебе его надо? – спросил он.

– Дядя Моня! Я бы не стала вас поднимать с постели среди ночи, если бы это не было так срочно! Вчера мне это колечко надо!

– Хорошо, детка, – кивнул мне дядя Моня. – Прямо сейчас и приступлю. Приезжай завтра часиков в двенадцать, получишь свое колечко.

– А оплата? – обрадовалась я.

– Да что оплата! Заплатишь мне тысячу за материалы и в расчете! – махнул он рукой.

– Я вас люблю! – искренне сказала я.

– Мать-то как ? – немного смутившись, спросил дядя Моня.

– Да не знаю, меня ж два месяца не было тут. Но мне сказали что не болеет.

Тут в комнату вплыла тетка Циля, кутаясь в халат.

– Моня! Що за гости у нас в такое время? – требовательно спросила она, прищурив глаза от яркого света.

– Здравствуйте, тетя Циля, – поздоровалась я. – У меня тут срочный заказ возник. Я уже ухожу.

– Що, даже чаю не попьешь? – удивилась она.

– Чай я пила, сейчас бы еще поспать до утра немного, – пробормотала я, и попрощавшись поехала домой. Там я добралась до спальни, забралась в кроватку и крепко уснула.

Утром меня разбудил настойчивый притворный кашель.

– Кхе-кхе! – папенька сидел на моей кровати и умильно смотрел на меня. – С добрым утром тебя.

– Ну что тебе? – недовольно сказала я, все еще злая на него после вчерашнего. Тело нещадно ломило, сухость во рту была неимоверная, хотя что тут удивительного? Утро добрым не бывает. И я протянув руку, взяла баночку с отваром с тумбочки и хлебнула прямо из нее.

– Доченька, – смиренно ответил тот. – Денежек бы на хлеб.

– Сколько? – спросонья неправильно отреагировала я.

– Эээ… полтинничек, а лучше соточку, – скромно потупил глазки отец.

– Чего? – тут же проснулась я и гневно завопила. – Да булка хлеба десятку стоит! Опохмелиться надо?

– Нет-нет, что ты! – лицо папика было лицом кота, несправедливо обвиненного в краже сметаны. Горечь от людской несправедливости, смирение матери Терезы и терпеливость Христа, несущего крест на Голгофу – все было на нем.

– Я хотел тебе завтрак приготовить, – с достоинством сказал он. – А дома нет хлеба.

Если бы я не знала папика, я бы устыдилась, ей богу. Однако он был неоригинален и стеснялся прямо просить на водку. Он всегда вместо этого просил на хлеб. При этом забывая, что денег я все равно не дам. А обеспечу его продуктами.

– Спасибо, папа, за заботу. Извини, что на тебя несправедливо накричала, – сказала я, зевнула и заказала по телефону завтрак. Разгладившееся было лицо папы тут же скуксилось, словно у ребенка, лишенного обещанной прогулки в зоопарк.

После чего велела папеньке принять ванну, а сама принялась за зарядку. И только по истечении получаса я поняла, что я уже сутки не пью энергетики и обезболивающее. И что я уже давно должна валяться бессильным полутрупом, корчась от неимоверной боли. Однако я вместо этого с удовольствием прокачиваю пресс и с оптимизмом планирую день.

Осознав это, я схватилась за трубку.

– Здравствуй, врагиня, – поприветствовала я Оксану.

– Здравствуй, – сухо отозвалась она. – Что скажешь?

– Когда за баночкой подъехать? – поинтересовалась я.

– Я целый день дома, – спокойно отозвалась она.

– Хорошо, я заеду, – пообещала я.

– Не забудь, расчет за каждую банку сразу, – напутствовала она меня.

Разговор двух приятельниц, да и только!

Выхода у меня не было. Деньги – не проблема. Оплачу я ей настой, лишь бы помогло. А вот с кольцом сложнее.

День мне предстоял важный и трудный, потому я не поленилась сходить на лоджию и отчитать себе удачу. Силы у меня в последнее время было совсем немного, потому я села на кресло у бортика и открыла свою драгоценную Библию Ведьмы. Бог мой… Морозный ледяной вихрь пронесся по моему телу, на мгновение сковал льдом вены и сердце пропустило удар. Я судорожно глотнула воздух и закашлялась. Вот черт! Раньше сила, дарованная книгой, была теплой и ласковой, потому как это была сила всего моего ведьмовского рода. Восемь поколений назад, в четырнадцатом веке ведьма Прасковья создала эту книгу и первая записала в нее свои рабочие заклинания и наблюдения, вот они, старославянские буквы на первых сорока страницах. С тех пор все ведьмы по нашей линии продолжали это – а умирая, вливали свою колдовскую силу в книгу, чтобы следующая ведьма получила ее. Когда я открывала свой талмуд, как я иногда ласково – небрежно звала свою книгу, сила начинала ласково струиться по венам, усиливая меня. Сегодня же я получила самый натуральный пинок. Я встряхнула руками – сила мурашками забегала под кожей. Все-таки книга мне ее дала, хоть и непонятно за что так со мной обошлась. Прикрыв глаза, я начала мерно читать заклинание.

Поверни, Господи, удачу,
С запада на восток, с севера на юг,
дай ей не дай ей не тридцать три дороги,
а одну дорогу,
к моему порогу…

Я окунала каждое слово в свою силу и бросала на ветер, который тут же подхватывал их и уносил куда – то ввысь, в морозное небо. Закончив колдовать, я села в кресло там же, на лоджии, полностью офигевшая. Колдовство получилось – я это всегда чувствую, моих слабых силенок хватило. Однако меня смутил один факт. Сила, кристально – чистый голубоватый поток, весьма слабенький в последнее время – изменился. Легким дымком в ее сердцевине вилась радужная нить, слегка искрящаяся мириадами звездочек. Красиво, слов нет, вот только пахла она, чем – то очень неприятным. Этакая смесь едких химических ароматов и тления.

Вот черт! На секунду я подумала, что это из – за рака, но тут же отмела эту нелепую мысль. Болезни тела влияют на количество, но не на качество силы.

Тут в дверь позвонили.

Какой-то незнакомый парень, видимо новенький привез мне заказ из ресторанчика.

– Папенька, завтрак прибыл, – крикнула я в сторону ванной.

– Слышу, скоро буду, – донесся оттуда ответный крик.

Я же недолго думая подсела к компьютеру и набрала в строке браузера адрес своего банка. Пара минут – и перевод из Швейцарии в местное отделение банка на мое имя был осуществлен! О-ля-ля! Осталось только растрепать всем, что у меня там остался бойфренд – миллионер, который в знак своей горячей любви шлет мне ежедневно по тридцать тысяч зеленью на лечение. Почему-то в такие сказки охотно верят все без исключения. Лично я таких добрых миллионеров еще не встречала, если честно. Но тем не менее сия байка отлично прикрывала появление у меня подобных сумм, как не крути, а от Зыряна следовало подстраховаться.

Зазвонил телефон, я взяла трубку и услышала девичий голосок.

– Алло, Марию можно?

– Слушаю, – сказала я не отрывая взгляда от монитора.

– А можно с вами встретиться?

– С какой целью? – меланхолично поинтересовалась я.

– Ну… – протянула она, – погадать там, парня приворожить да что там еще вы делаете?

– Простите, но я не веду прием, – оторопела я. Для меня за то время, что я лечилась это все стало таким далеким – клиенты, заклинания, ритуалы.

– Как так не ведете? – озадачилась девица. – И что мне теперь делать?

– Девушка, если хотите дам вам телефоны своих коллег, – начала я злиться. – Лично я вам ничем не помогу. Всего доброго.

Только сейчас я сообразила что мне придется отбиваться от настырных клиентов, как старых так и новых. Похоже, придется менять номер телефона.

«Ты сначала определись с продолжительностью жизни», – ехидно подкорректировал мои планы внутренний голос. Мда. Что-то я и правда слишком быстро духом воспряла. Пора действовать.

9
{"b":"26173","o":1}