ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Доча, ты куда? — вскрикнула мать.

— К знакомым, — буркнула я.

На мать я была зла — так меня перед людьми ославить, и потому решила сходить попроведовать бабусю — одуванчика.

Бабуся воплощала мою мечту о достойной старости. Она сидела в садике за круглым, накрытым белой скатеркой столиком и пила чай с пирожками. В окошке телевизор показывал очередную серию мыльной оперы, и старушка сосредоточенно не глядя слушала о том, что Хосе Фернандес не должен был говорить маленькому Хуанито что его подменили в роддоме. Антураж довершали два резвящихся в траве котенка.

— Бабушка, здравствуйте, можно к вам? — через заборчик поприветствовала я.

— Ааа, доченька, — встрепенулась обрадовавшаяся старушка, — глазки — то не видят, зато по голосам вас всех помню. Заходи, милая!

Пока я обходила заборчик, старушка налила мне в чашечку душистого чая и положила рядом на блюдечко пару пирожков.

— Как хорошо, что ты зашла, а то сижу тут, кукую одна, — приговаривала старушка. — Ты тут к кому приехала — то? Вижу, не местная ты, девонька.

— Да я папу навещаю, — я с удовольствием откусила пирожок, отцепила от джинс серого котенка и взяла его на руки.

— Вот ты посмотри, какая внимательная, — всплеснула руками старушка, — а ко мне сейчас соседка забегала, говорит, одна тут девица отца родного только что зарезала! Что делается!

Я поперхнулась пирожным. Все ясно, сейчас на деревне будут лет тридцать вспоминать — «Это было в тот год, когда Магдалинка Потёмкина отца своего зарезала».

— Эээ, — осторожно начала я, — прямо так зарезала?

— Истинный крест, — поклялась старушка, — Анисимиха сама видела, как та девица из сарайки вышла с окровавленным топором — видать, на части отца — то рубила, а на крыльце отрубленная нога в луже крови плавала!

Вот черт! Я в полном изумлении уставилась на бабульку. Нога?? Окровавленный топор?? Они что тут, с ума посходили??

— А ты, милая, по делу али так зашла? — полюбопытствовала старушка.

— Да я смотрю, вы одна живете, — улыбнулась я, — вот и решила — может вам пол помыть или постирать надо?

Благие дела каждая ведьма старается совершать по мере своей испорченности. Мало того что они грехи компенсируют — так еще и сила возрастает от этого.

— Ох, милая, — вздохнула старушка, — сын — то у меня хоть и охламон, а о матери позаботился. Хочешь, покажу, чего он мне понавез?

И такое выражение лица у нее было, как у малого ребенка, которому не терпится похвастаться новой игрушкой, что я не вынесла и улыбнулась:

— Конечно покажите!

Бабулька осторожно поднялась, взяла свою палочку и бодро постучала ей перед собой. После чего довольно резво повела меня в дом.

— Вот, посмотри, милая, какая кухня у меня! — лицо ее сияло гордостью и ликованием, — Прямо как в телевизере! И за водой к колодцу не ходить, краник открыл — и все дела!

Кухня и правда была отличная. Странно немного было видеть в деревенском доме натуральную кухню из дуба от Скаволини, не поскупился сынок на бабульку, и в самом деле.

— А вот это — видишь — машинка такая стиральная, — с видом первооткрывателя указала она на «Электролюкс », вмонтированную между плитой и посудомоечной машиной.

— Да, бабушка, мои поздравления, сын у вас что надо, — слегка потрясенно отозвалась я.

— Конечно, — с гордостью отозвалась она. — А ведь первым охламоном на деревне был! Все соседки меня жалели, а теперь рты позакрывали и мне завидуют! А пойдем — ка я тебе гостиную покажу!

И она понеслась дальше по коридору.

— Погляди — ка, как все не по-нашему! — распахнув резные створки дверей, сказала она. Я зашла в комнату. Бежевый пушистый ковер, огромный телевизор, роскошный мебельный гарнитур, большие напольные часы в углу.

Часы в углу…

Не веря своим глазам, я рванула в тот угол, осматривая каждую завитушку резного узора. Ну конечно!

«Магдалина + Дима», — гласила надпись на них, коряво выведенная моей рукой много лет назад.

— Вашего сына зовут Димой…, — в полной прострации сказала я. Дура! Ведь мне тот Дима во сне являлся, нет что б сразу сообразить, что неспроста!

— Конечно Димой, я тебе ведь говорила, — согласилась бабулька. Нет, этого она мне не говорила. Это я только что сама поняла. И дальше я, не слыша что она говорит, медленно ощупала выступы на часах и нажала на нужный. Задняя дверца бесшумно отворилась. Не дыша, я осторожно заглянула внутрь.

Книга лежала там.

Покрытая толстым слоем пыли, много лет меня дожидавшаяся.

Благоговейно я протянула руку и взяла ее. Крепко прижала к груди и вздохнула. Вот черт! Я не сплю?

— … А вот пол мне не нравится, досочки маленькие, мыть неудобно, — ворвался в мое сознание голос бабульки.

— Бабушка, у меня срочное дело, вы извините если я уйду? — пытаясь сдержать радость, проговорила я.

— Ну, милая, а ты придешь еще?

— Конечно приду, — пообещала я, направляясь к выходу. На миг меня кольнула совесть — пользуясь бабушкиной слепотой, я выношу из ее дома вещь. Однако внутренний голос тут же на нее цыкнул — молчи, несчастная, вещь — то Магдалинкина!

Не чуя под собой ног, я побежала домой. У ворот я быстренько отперла машину, села и неверяще посмотрела на книгу. Она была точь в точь такой, какой я ее запомнила во сне. В толстом кожаном переплете и с белой надписью «Библия ведьмы» на обложке. Вот черт! У меня в руках — моя Книга! Как я о ней мечтала, кто бы знал!

Благоговейно я отрыла ее и тут у меня в глазах потемнело. Сила моя, почуяв Книгу, мгновенно снесла все препоны и заклубилась в венах. От неожиданности я попыталась наложить на нее оковы, только какое там! С таким же успехом я могла тормозить снежную лавину. Сила стремительным потоком неслась к кончикам пальцев, держащих Книгу, и без следа впитывалась в нее. Миг — и я практически в первый раз за много лет почувствовала, каково это быть — простой смертной. Я была осушена до предела. Но не успела я оплакать потерю силы, как Книга засияла и в меня начала вливаться другая Сила. Крепкая, настоянная, многовековая. Было такое ощущение, словно я всю жизнь пила Жигулевское пиво, и вдруг перешла на коллекционное вино по нескольку сот долларов за бутылку. Словно меня кто выдернул из трущоб, где я прожила всю жизнь и внезапно поселили во дворце. Процесс слияния сил завершился. Отныне мне доступна вся Магия, но и я завишу от Книги. Ибо в ней теперь в ней хранится вся моя сила. Я перелистнула страничку и увидела вложенный исписанный листик.

53
{"b":"26174","o":1}