ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Чувствую себя как младенец, — фыркнул пациент.

— Слушай, младенчик, — внезапно заинтересовалась я, — а за что на тебе грехов — то столько?

— Сколько? — вскинулся он.

— Сам знаешь, — серьезно посмотрела я на него. — Просто я не пойму, сколько людей и каким образом нужно было загубить для такой ауры.

— Маш, я в монахи не подписывался идти, всякое в жизни бывало, но теперь другие времена, со старым беспределом покончено, — спокойно сказал парень. Внезапно он поменял тему, сосредоточил внимание на моей груди и наконец изрек:

— Как насчет того чтобы встретиться и познакомиться поближе? Насколько я знаю, у тебя давненько не было секса.

Я аж поперхнулась от возмущения. Ворон как ни к чем не бывало явственно раздевал меня глазами.

Медленно взглянула ему в глаза, собираясь дать хаму достойный отпор. И тут ледяная волна страха, нет, даже не страха, а ужаса прокатилась по мне. Много раз слышала выражение «у него были глаза зверя», но только сейчас я поняла в полной мере что это означает.

— Нет, — медленно ответила я, отводя взгляд. — У тебя неверные сведения.

— Но ведь у тебя нет бойфренда, — настаивал он. — Как же ты сексом занимаешься?

Никак сок подействовал, черт возьми. Но я уже взяла себя в руки.

— Я мальчиков на дом заказываю, — спокойно взглянула я на него. — Дать телефончик?

— Да не, спасибо, — хмыкнул он. — То есть у тебя есть с кем спать?

— С какой целью интересуешься? — хладнокровно спросила я.

— Я не интересуюсь, я предлагаю. Себя, — пакостно улыбнулся он.

— Меня не прельщает твой тип мужчины, так что приступим к дальнейшему обряду, — указала я на стул.

Ворон разочарованно хмыкнул, но на предложенный стул сел.

— А какие мужчины тебе нравятся? — спросил он через некоторое время.

— Умные, — отрезала я. — Помолчи, ради Бога, я работаю.

— А я значит дурак? — обиженно вскинулся он.

Я уже начала читать заговор, потому лишь запрещающим жестом приложила к его губам указательный пальчик. Мерзавец тут же его чмокнул, зато заткнулся.

Далее я как и обещала — на совесть сделала ему оберег, памятуя о его проблемах, замотала его в толстый кокон из охранок, дыма ладана и аромата освященной свечи. Потом провела тестирование — сделала нехилый сглаз и с удовольствием поглядела как аура Ворона играючи его отфутболила ко мне обратно. Не зря я деньги беру, не зря…

И наконец на рассвете я сделала ему обряд на вознесение над людьми и удачу. Из последних сил сходила с ним на пустырь и там мы сожгли использованные простыни. Впрочем, при получении долларов я повеселела и, быстренько поднявшись к себе в квартиру, разделила их на две неровные пачки. Полторы тысячи — это десятина в церковь, душа кровью обливается, конечно, до того их жалко, а что делать? Господь велел каждые десять процентов от прибыли отстегивать на церковь, и самая скупая ведьма свято блюдет эту заповедь — ну его, с начальством связываться! И оставшиеся — снесу в банк, у меня там ячейка арендована.

Как я добралась до кровати — не помню. У меня собачья работа, и устаю я как собака. Но зато мне платят такие бабки, что я могу себе ни в чем не отказывать. А это для меня важно. У меня детство трудное было!

Разбудил меня звонок в дверь. Сквозь сон я проанализировала ситуацию — это кто — то левый, мои бандиты просто пинают дверь, а я никакая и мне необходимо восстановить силы. Придя к такому заключению, я перевернулась на другой бок, нахлобучила на ухо вторую подушку и попыталась звонок проигнорировать. Как бы не так! Кому — то было невтерпеж меня увидеть.

Через полчаса, злая как собака я распахнула дверь и рявкнула:

— Ну?????

— Что ну? Сына моего отпусти! — надвинулась на меня бабенция под сто пятьдесят кило весом.

— Леди, внятнее, ибо я в данный момент социально опасна, — сказала я хоть и сквозь зубы, но максимально вежливо, насколько возможно в данной ситуации.

Дама моего жеста не оценила. Проигнорировав мое предупреждение, она заголосила так, как будто ее режут:

— Сына моего отпусти, с вечера твою чертову колымагу сторожит, не жравши, не пивши!

Ее маленькие, близко посаженные глаза буравили меня, и такая ненависть была в них, казалось, прожжет.

Я досчитала до десяти, вздохнула, мысленно произнесла короткие слова повиновения и приказала :

— Сына — отпускаю, теперь сторожи ты.

И захлопнула дверь.

Черт. Как — то с этим рыженьким нехорошо получилось, совсем я про пацана забыла. Хотя черт его знает, чего он сторожить — то подрядился, я точно помню, что я его не заклинала, просто брякнула и все. Ну да ничего. Ночь на свежем воздухе полезна для растущего организма. Укладываясь обратно, посмотрела на Санин ролекс — было всего 11 утра. Еще спать да спать! Совсем офигели — в такую рань меня будить.

Сон не шел. Вокруг меня кругами бегал мерзкий Бакс и душераздирающим мявканьем требовал сменить ему лоток. Все в это утро было решительно против меня. Проворочавшись пару часов, я со стоном встала и пошла умываться. Как не вовремя эту бабу — то принесло. С учетом того что сегодня Ворону явно потребуется моя помощь — мой недосып был форменной катастрофой… Походя двинув наглого кота тапкой в жирный бок, я все же поменяла ему лоточек. В отместку кот потребовал чуть ли не полпачки долларов сверху наполнителя. Черт, надо срочно печатать новые, завела дармоеда !

Не успела я почистить зубки, как зазвонил телефон.

— Общак пропал, — без предисловий сказал Ворон тусклым голосом.

— Плохо, — сделала я вывод. — И тебе дали две недели, верно?

— Верно, — еще тусклее согласился он.

— Сам найдешь? — говоря это, я уже прикидывала, сколько мне с него содрать за помощь.

— Пока сам, но если что — поможешь? — ответил он.

«Денег жалко за мои услуги», — поняла я. Помолчала и внезапно спросила:

— Сколько там было — то, в том общаке?

— Два лимона.

— Зеленых? — тупо переспросила я.

— Зеленых…

Я присвистнула. Вот это сумма…

— Ну ты это, Ворон, если что, свисти, помогу, — сочувственно сказала я.

— Свистну, — вздохнул он. — Только за меньшие суммы людей хоронили.

6
{"b":"26174","o":1}