ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я кряхтя и держась за поясницу прошлепала на кухню, взяла веник, совочек и смела остатки от моего обожателя в пластиковый мешок для мусора. После чего не мучаясь угрызениями совести спустила его в мусоропровод.

«Это не Саня», — твердо сказала я себе. Саня никогда бы не попытался меня убить.

Потом опять пошла на кухню, села и задумчиво спросила :

— Ворон, Ворон, а как тебя зовут?

Он не торопясь налил мне в большую кружку кофе из джезвы, поставил передо мной и спокойно ответил:

— Митя. Устраивает?

— Дункан Маклауд звучит круче, — буркнула я.

— У тебя тут что творилось? Допрыгалась? — недовольно спросил он.

— Да, поколдовала чуток, — бросила я.

— Что сейчас делать собираешься?

— В ванну надо, — глубокомысленно изрекла я, поглядев на покрытые копотью руки.

— Могу спинку потереть, — небрежно бросил он.

— Вы так любезны, — великосветски ответила я. — На самом деле, Митя, я чудом осталась жива. Я с Никанором встречалась.

У меня была какая — то потребность ему все рассказать, поделиться. Пусть он поймет меня, погладит по головке, скажет что теперь все хорошо и поцелует меня.

Ворон передвинул стул поближе ко мне, взял меня за руку и переспросил:

— С Никанором?

— Ага, — я всхлипнула. — Мало того что он сейчас труп, так он еще и сгоревший, знаешь как страшно было!

— Бедная ты моя! — он порывисто обнял меня и я радостно уткнулась ему в грудь. — Тебе надо завязывать с этой работой.

А я жмурилась от удовольствия, до того мне было хорошо — любимый меня обнимает. Любимому я не безразлична.

— Тебе здесь нельзя находиться, — решительно произнес он, отстраняя меня, — поехали ко мне.

Я кивнула, и мы пошли вниз. Я не сопротивлялась. Хочет меня вести в свой дом — да ради Бога. Хоть на Чукотку — только бы с ним. Ворон обращался со мной как с тяжелобольной. Или как с драгоценной вазой эпохи Минь — кому как больше нравится. Бережно поддерживая, он довел меня до машины, усадил.

Секьюрити в его доме слегка недоуменно покосились на меня, явно не узнавая. Я слегка улыбнулась, наслаждаясь присутствием рядом любимого. В лифте я не выдержала, приподнялась на цыпочки и поцеловала его. На миг я ощутила, как он откликнулся, его губы впились в меня, и я радостно потянулась навстречу. Но в следующий миг он меня оттолкнул.

— Не делай так больше. Никогда, ладно? — сухо попросил он меня.

Я потерянно кивнула. Я бы поняла, если бы он был импотентом, но когда мы целовались — увы, всего два раза — его руки прижимали меня к себе настолько сильно, что я бедрами ощущала — не импотент. Ничего не изменилось. Он так и хранит верность этой своей половиночке.

Двери лифта разъехались и мы молча вышли.

— У тебя водка есть? — решительно спросила я. К черту его с его верностью, но я его сейчас соблазню. Напьюсь и соблазню! Будет хоть что вспомнить. К тому же у меня в сумочке есть виагра — глупый подарок-шутка Маруськи, озабоченной моим целомудрием. Против этого не устоит.

— Есть, — он отпер дверь и пропустил меня вперед. — Ты же вроде не пьешь?

— А я колдовать не собираюсь, — мрачно ответила я.

— Правильно, вчера наколдовалась, — кивнул он. — Сейчас снимем твой стресс.

— Хочу коктейль с мартини, не хочу водку, я передумала, — сказала я. — Есть мартини роза, лимон и сок синего винограда?

Конечно, — кивнул он и достал требуемое.

Я махом выпила первый коктейль тут же смешала следующий. Соблазнять парня — на это я в трезвом состоянии была неспособна. А соблазнить требовалось.

Пили мы с ним часа два.

— Маш, а мы ведь с тобой никогда так не сидели раньше, — протянул Ворон.

— А не приглашал потому что, — хихикнула я, споласкивая бокалы и кидая на дно его бокала кусочек виагры. Стоя к нему спиной, я хорошенько растерла ее в порошок и смешала коктейли. Скоро надо будет соблазнять — эта таблетка уже заканчивалась.

— Черт, с тобой так легко, как будто сто лет друг друга знаем! — расчувствовался Ворон.

— Вот и замечательно, — снова хихикнула я. — Тогда на брудершафт.

Ворон, бедный, ничего и не понял, а я уже махом выпила свой коктейль и целовала его. Медленно, томительно. Я была абсолютно трезва. И мне очень хотелось плакать. Оттого что приходится вот так, обманом, срывать его поцелуи. И если он и сейчас меня оттолкнет, я просто не переживу. Он не оттолкнул. Он не отрывая губ от меня мягко пересадил меня к себе на колени и крепко — крепко обнял. Теперь уже не я, он меня целовал, исступленно и жарко.

— Любимая, любимая… — шептал он, с щемящей нежностью целуя мою кожу. — Линочка моя….

Я вздрогнула, как от удара.

Не меня он целует, не меня.

Краем глаза я посмотрела на три здоровых бутылки из — под мартини, которые он в одиночку и выпил, вздохнула и решила — ну и к черту. Даже лучше, что я его упоила до такого состояния, зато он будет со мной нежен. И достала из холодильника водку.

Потом, ночью, лежа в спальне без сна я приподнялась на локте и долго смотрела на него в лунном свете. Он был так красив. Так я смотрела на него всю ночь, любуясь его точеными чертами и иногда нежно его целуя. Слушала его ровное дыхание, прижавшись щекой к груди. Все что было до него хотелось вычеркнуть. Всех парней, что были у меня до него — я так об этом жалела. А еще я страстно хотела, чтобы он был последним. Хотелось быть ему верной, пока смерть не разлучит нас.

Под утро он внезапно открыл глаза от моего поцелуя и непонимающе с минуту смотрел на меня.

— Что бы тут делаешь? — наконец жестко спросил он.

— Догадайся, — хмыкнула я. — Трамвая жду.

И потянулась обнаженным телом.

— Ты меня… соблазнила? — неверяще спросил он.

— Ага, — кивнула я. — я коварная куртизанка, а ты прям теленочек малый, которого обидели, насильно запихав ему в рот свежей травки.

Мне не понравился его взгляд. Значит как секс делать — так с радостью…

Он помолчал с минуту, уставившись потолок, после чего встал, достал из джинс сотку, бросил ее на стол и велел:

— Закажи себе такси.

И пошел из комнаты, так и не взглянув на меня.

— Постойте! — возмутилась я.

Он не обернулся.

Кипя от злости, я оделась, зашла в ванную, умылась, расчесалась и пошла искать его.

70
{"b":"26174","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скандал с Модильяни
Материнская любовь
Спасти нельзя оставить. Хранительница
1793. История одного убийства
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Дети страны хюгге. Уроки счастья и любви от лучших в мире родителей
Никогда тебя не отпущу
Экспедитор. Оттенки тьмы