ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потом, еще через пару часов посыпались осколки в гостевой спальне на втором уровне.

«А вот и не угадали!» – снова ехидно подумала я. Я храбрилась. На самом деле мне было очень одиноко и тоскливо. Ну почему, почему я не пошла в пед? Сейчас была бы солидной дамой, имела б мужа, детишек. Научилась бы жить на зарплату, штопать колготки и возможно, считала бы себя счастливой. Потому что тогда на мою жизнь точно бы Толик не польстился.

Я вздохнула от таких мыслей, еще на раз заговорила коленку и уснула. Утро вечера мудреней.

Так оно и оказалось.

Я рассудила – а с чего мне валить прямо сейчас? В городе, слава Те, Госсподи, ни маменьки с папенькой, ни Сереги с бабулькой. То есть – все родственники и почти – родственники выведены из – под удара. Всю жизнь не побегаешь, а Толик – он упертый, он меня сколько надо, столько будет искать. Он не успокоится в отличие от других ни через год, ни через десять. Он меня найдет – и намотает, в соответствии с обещанием, кишки на уши. Фууу…

Оч. неэстетично.

Так что я подумала – а почему бы мне не побарахтаться? Почему бы мне не попробовать доказать свою невиновность? Свалить – то я всегда успею, да только вот проблематично это, как я вчера просчитала. В общем – у меня на все про все есть месяц, пока родители не вернутся из Израиловки. Месяц – это много. За месяц я вполне разгребусь. Или меня все же убьют – и я не принесу никому проблем. Тоже неплохой вариант.

В общем, разгребание я решила начать с поисков Зыряновской девушки. И я знала как это сделать. Да, я ни разу ее не видела. У меня ни одной вещи, чтобы привязать к ней заклинание, даже имени не знаю. За что хвататься? Но ведь можно попросить коллег об общем сборе – отказать они мне в этом просто не имеют права. Это святое право каждой ведьмы – попросить других выложиться ради нее до конца. Все вместе мы сможем просканировать некроауру Зыряновской могилы – сорок дней еще не прошло, душа рядом. И проследить все ниточки, что тянутся еще от этой души к живым людям – и наоборот. Девчонку мы вычислим в два счета!

А там – заклинание на послушание, и она вприпрыжку побежит каяться новому смотрящему. И заодно объяснит, какого черта она меня подставила.

Да. Так и надо сделать.

Ведьмы или мы не ведьмы?

Правда, за общий сбор – крайне высокая плата. Год я буду у коллег в рабстве. «Подай – принеси, на фиг пойди». Они не стесняясь будут скидывать мне своих клиентов – после того как возьмут себе с них плату. То есть я совершенно за год ничего не заработаю. Ну да знаю, на что подписываюсь.

Год – не вся жизнь, он пройдет. Зато останусь жива!

А деньги – так если я хвост прижму, стану тратиться только на еду и не покупать норковых шуб без числа (к тому же их у меня уже четыре!) – так на год с лихвой хватит тысяч двадцать долларов. Включая маменьку с папенькой. Хо, да у меня еще и останется кой – чего после этого!

Вроде я на правильном пути?

Пойду звонить коллегам!

Немного о порядках в нашей братии и великом предательстве

Я в полном шоке…

Впрочем, опять я забегаю. Звоню я перво-наперво Галине, она мой голос услышала, засуетилась и слегка виновато отговорилась, что у нее гости. Мол, давай попозже созвонимся? Ну, я девочка воспитанная, и потому согласилась (оч. плохо – в моей ситуации промедление смерти подобно). А может и не воспитанная, я просто лохушка. Ну да не в том дело. Далее звоню еще паре ведьм – трубку не берут. Дома значит нет. Потом дозваниваюсь до Веры, но тоже поговорить не удалось – она с заполошным криком «варенье на плите убегает» – бросила трубку.

Я опять не поняла намека.

Остальные ведьмы – кто без телефона, кто не отвечает – и осталась у меня по списку одна Лора – Святоша. Хотя – видит бог, ей бы больше подошло прозвище «Ворона». Она – худая бабка слегка за полтинник, сколько я ее знаю, носит все черное – и вроде одно и то же: юбку до пят, кофту с длинными рукавами и платок, повязанный под подбородком. При чем ее совершенно не смущает летняя жара под тридцать – теплый платок всегда на месте. На лицо Лора – типичная Баба Яга. Нос крючком, уши торчком, вся в жутких морщинах, да и характером страшно сварлива. И вот такой ужас на крыльях ночи – самая светлая из всех белых ведьм нашего города. Ей не в лом полдня простоять в молитве на коленях, ей не в лом половину года жить в монастыре – а я там была один раз, больше не хочу, брр… Живет она в избушке – развалюшке, и почти все доходы отдает на церковь. Видимо, за такие подвиги Господь и смотрит сквозь пальцы на ее ужасный характер – так как Лора, как ни грустно, не только самая светлая, но и самая сильная. Мы – то все ведь строго по одной специальности Мастера, остальную магию знаем, но не досконально. Я – Мастер охранных заклятий, ну и удача у меня неплохо выходит. Прасковья – по приворотам, Вера – младенцев лечит, Ирина – животину. Оксана, царствие ей, собаке, небесное, магию денег сильно знала.

А Лора – Лора Мастер сразу же в трех магиях – травы, исцеление людей и скота (каково? Практически это делится на две магии! Да и вообще магия исцеления – крайне емкая штука!), а еще она Мастер земли. Огороды то есть отчитывает, и такие урожаи там родятся, что люди уж и не рады ему – не успевают все в банки закатывать!

Сильный Лора Мастер, большой ей поклон за это, да только чего ж у нее такой характер – то паскудный?

В общем, я отвлеклась. Она оказалась дома и трубку взяла. Правда голос ее доносился как из подземелья – Святоша живет в деревеньке, двадцать километров от города, и телефон у нее – пожелтевший от дряхлости дисковый раритет.

– Приветствую тебя, Лора, – очень вежливо сказала я.

Мы с ней ну о-очень сильно не любим друг друга.

Она как будто и не удивилась моему звонку и со значением сказала:

– Здравствуй, Марья.

Я слегка офигела. Я конечно понимаю что Святоша меня терпеть не может, но такой подколки я от нее не ожидала. Мы, ведьмы, друг друга ПРИВЕТСТВУЕМ. А вот с мирскими или отлученными, коль есть охота – просто здороваемся, проводя этим границу. Не, ну какова нахалка, а? Ну да ладно. Я решила смолчать и не начинать скандал – не та у меня ситуация, чтобы с Лорой ссориться. Я сделала вид что не заметила ее оговорки и оч. спокойно сказала:

– Лора, у меня очень сложная ситуация и нужна помощь всех наших. Прошу сбора.

Лора помолчала, словно чего – то прикидывая, после чего сердито сказала:

– Отлучили тебя, Марья. Какой теперь тебе сбор?

Ну, думаю, Лора совсем палку перегибает.

– Чего ты собираешь? – рявкнула я. – Ну и шуточки у вас!

– Да я и не шучу, – хмыкнула она.

– Ну и как меня интересно могли отлучить, если я за собой ничего такого не знаю? – язвительно осведомилась я. – Да и вон, неделю назад с нашими встречалась, к Троице готовились, и все было нормально!

И я тут же вспомнила, что я благополучно забыла про этот праздник, состоявшийся в воскресение. Не до того мне было, ей-богу! В субботу у меня приключился потоп и грохнули Зыряна. Так что на Троицу я забылась тяжелым нервным сном. И Лора тут же с долей иронии заметила:

– Так а чего ж ты не пришла, раз готовилась?

– Не до того мне было, – буркнула я.

– Ну так вот на Троице собрались мы все вместе да и отлучили тебя, – пояснила она.

Я посидела, собирая в кучку разом разлетевшиеся мысли. Что за фигня? Ведьма должна совершить действительно нечто ужасное, чтобы ее поперли из белых ведьм. То что мы время от времени подколдовываем черной магией – ерунда. Обстоятельства разные бывают, и все это хорошо понимают. Мирская жизнь ведьм никоем образом не колышет никого. Отлучают только за магические действия совсем уж бесчеловечного свойства – младенца там на зелья пустить, и т.д. Вообще, на моей памяти отлучили только Оксану, и то посмертно. Та совсем попутала берега и решила забрать у ведьмы, своей же коллеги, жизнь и молодость. У меня, если быть точнее. Мне повезло, в результате она скопытилась первой. Наши, разумеется, были крайне возмущены – если уж мы друг на друга начнем руку поднимать, то что ж будет – то? И вот собрались мы на Пасху и торжественно отлучили ее. Думаю, Оксану, в ее безвестной могилке, это не очень – то и опечалило.

8
{"b":"26175","o":1}