ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Здесь оказались отпечатки Мири, которые легко было отличить от остальных по серии прямых, ровных линий. В книге сообщалось, что отпечатки могут сохраняться целое столетие, следовательно, этим могло быть от пятнадцати до пятидесяти лет. Что касается собственных следов, то, прежде чем прийти сюда, Лео сняла свои отпечатки пальцев и теперь сравнивала увиденные с карточкой. Вот они – нетронутые, очевидно совсем свежие. Похоже, поводов для беспокойства нет. Она облегченно вздохнула и вдруг увидела то, от чего желудок «детектива поневоле» болезненно сжался. Это не были ясные следы чужих пальцев поверх ее собственных, но кто-то, орудовавший в перчатках, слегка смазал отпечатки Лео. Ее обдало жаром, дыхание стало хриплым. «Не позволяй им упрятать тебя в тюрьму, – говорила ей Сара, – потому что голод для нас хуже, чем ад. Твое тело переварит все, кроме кожи и костей. Но твоя жизнь, Лео, будет продолжаться даже в скелете».

– Черт подери!

Когда она хлопнула железной дверцей, звонкое эхо прокатилось по всему дому. Да, она это знала! Леонора Паттен чувствовала запах этого проклятого ублюдка. Уорд идет за ней по пятам, как она и подозревала, дышит ей прямо в затылок. Мерзавец.

Итак, теперь ее очередь. Прекрасно. Она уберет Пола Уорда, сукина сына, «охотника из охотников». Давным-давно надо было с ним разделаться, а не уговаривать себя: «Оставь его в покое. Он – в прошлом». Мириам любила его, а этот монстр убил ее и забрал ребенка. Настоящее чудовище, другого слова не подобрать.

Если Пол Уорд действительно приходил сюда, то он что-то подозревает... или знает. Следует предположить худшее: этот человек все знает и хочет ее убить.

Где она допустила промах, чем привлекла его внимание? Лео задумалась, но ничего не приходило в голову. Возможно, ночной повар и был ответом. Мерзавец!

Она поступила глупо, наняв дополнительный персонал. Но правдой было то, что голод превращал ее в обжору. Лео набивала себе живот человеческой пищей, а потом ее тошнило. Голод продолжал требовать: «Хочу латук, бифштекс, мятные сласти, йогурт», И в такие минуты она ела – ее рвало, снова ела – опять неукротимая рвота. Как правило, подобное состояние овладевало ею по ночам, вот почему появился этот китайский шпион!

«Ладно, теперь успокойся, – уговаривала себя Лео, – посмотри на вещи проще. Ты еще не мертвая и пока не в тюрьме, и все это по двум причинам: первое – у него нет уверенности, второе – он не знает, что тебе все известно. Вот в чем твое преимущество, и следует любой ценой сохранить его. Так что думай! Думай, женщина!»

Лео схватила сумочку, вытащила оттуда сигарету и закурила. Вопрос, который требовал ответа: «Как Уорд сюда попал?» Да, леди, как? Она прошла в лазарет и включила свет в операционной. Однажды этот мерзавец лежал здесь, на столе. Им следовало бы вскрыть его брюхо, привести опять в сознание, а затем заставить курить его замечательную трубку. Подонок.

Он прошел мимо сигнализации, которая все еще действует.

О черт, думай, женщина, думай.

Вероятно, Полу Уорду не надо было отключать сигнализацию. Нет, здесь, как и во всех домах Властителей, есть еще один вход. Но человек не сможет его найти... по крайней мере, обычное человеческое существо. Однако среди предков Пола были Властители, которые сотни лет назад предприняли попытку вывести новую человеческую породу, допустив смешанные браки. Все закончилось полным провалом, и люди с кровью Властителей, а также их потомки были истреблены – так ей объясняла Мири. Все, кроме Пола Уорда. Именно «зов крови» неотвратимо тянул его к Мириам, а ее заставил родить от него ребенка.

Да, Уорд обладал умом и силой высшей расы, но к этим качествам добавилась изрядная доля мужской агрессивности. Если он может найти знак Властителей, то двери особняка Мириам Блейлок для него широко открыты. Ему достаточно пройти через сад, сдвинуть несколько кирпичей у фонтана и спуститься в тоннель, ведущий в дом. Он также может проникнуть сюда, воспользовавшись более глубокими тоннелями, которые тянутся под городом.

Лео пересекла подвал, поднырнула под выкрашенную белой краской кирпичную арку, которая поддерживала дом. Затем спустилась по трем ступенькам, расположенным в самом углу, – там находилась дверь в тоннель, сделанная из древнего железа. На помощь пришли кисточка и порошок. Ну конечно, вот пятна от перчаток – в том месте, где Уорд толкнул дверь. Она уставилась на них... и словно услышала его дыхание в глубине дома.

Иногда Леоноре Паттен приходила в голову мысль о том, что сумрак, в который отправились Мири и Сара, – единственный выход из ее ситуации. Но каково это – быть в таком состоянии? Она сможет думать? Испытывать голод? Слышать? Видеть?

Возможно, ей бы понравилось... покой, тишина. Нет, она так не думает! На самом деле это будет самой ужасной клаутострофобической пыткой, которую только можно представить.

Мири уверяла, что топка уничтожает все необходимые для суда улики, в ней достигается температура, позволяющая сравнить ее с атомным реактором. Однако ее старшая подруга могла опасно недооценивать то, что называется простым словом «наука».

Пол Уорд... Насколько близок он к ней, наблюдает ли он сейчас за Лео Паттен? Может быть... вполне вероятно. Она вошла через переднюю дверь, но теперь сама мысль выйти этим же путем наполнила ее желудок едкой горькой желчью. Как она может надеяться ускользнуть от человека, который одолел Мириам Блейлок?

Лео вышла через черный ход во внутренний двор. Отсюда был виден один из уголков сада с уснувшими на зиму розами у северной стены дома. Она рвалась сюда только потому, что это место казалось спокойным и безопасным для того, чтобы обдумать своего рода путешествие. Это будет долгое, странное путешествие в жизнь человека, и его следует предпринять, если Леонора Паттен хочет чувствовать себя в безопасности. Ей предстоит сделать то, что не смогли осуществить Мириам и другие Властители, с которыми расправился Уорд. Она должна начать охоту на охотника, убить убийцу.

Пройдя вдоль по аллее к высокой калитке, Лео открыла ее своим ключом и оказалась на Саттон-плейс. Теперь она была просто хорошо одетой женщиной на одной из улиц благополучного квартала. Она осмотрелась, пытаясь заметить какую-нибудь подозрительную фигуру. Затем пересекла улицу и вошла в «Хилдридж-апартмент», откуда можно было попасть на Пятьдесят пятую улицу. Здесь тоже не оказалось ничего примечательного.

Нетренированный глаз Лео не заметил почти неподвижную женскую фигуру в тупике Пятьдесят пятой улицы с нацеленной на нее видеокамерой. Откуда ей знать о чувствах жены или о том, что она может сделать, чтобы защитить своего мужа...

Глава 8

Разрушенный мир

Машины визжали, люди в комбинезонах с грохотом сбрасывали в трюм сети, а команда осыпала проклятиями грузчиков, которые лопатами кидали рыбу. Запахи рыбьей крови, горелою топлива и пота рабочих ударяли в ноздри Лилит. Она испытывала смертельный голод, и, когда кто-нибудь из людей подходил к ней достаточно близко, еле сдерживалась, чтобы не наброситься на него. Сейчас, к ее великому разочарованию, рядом с ней остановился Искатель, чья кровь не была особенно вкусной.

Лилит жила тогда на берегу спокойного внутреннего моря, где среди дубов рычали львы, а людские племена кочевали по поросшей травой равнине, собирая ягоды и поджаривая диких птиц. До нее дошли слухи об удивительных событиях, которые произошли на земле египтян, и она отправилась туда. Среди последователей умного фараона появилась группа солнцепоклонников, куда вошли лучшие египтяне – вельможи, писари и самые умные жрецы. Лилит поняла, что они могут стать новой эволюционной ветвью в истории человечества. Назвавшись Нефертити, она стала женой фараона Аменхотепа, а затем сумела захватить власть. После этого она начала подстрекать вернуться жрецов бога Ра. Солнцепоклонники были вытеснены из страны под предлогом того, что слишком преданы своему богу.

32
{"b":"26186","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Синдром Джека-потрошителя
Черное пламя над Степью
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Атлант расправил плечи
Цена вопроса. Том 1
Неправильные
Цветы для Элджернона