ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После первого поворота Пол ухватился за ручку над пассажирским сиденьем и проворчал:

– Нам надо попасть туда живыми.

– Не беспокойся.

Когда они выехали на магистраль, она развила скорость в сто двадцать миль в час, но потом снизила до ста пятнадцати. Чуть больше – и ее рефлексы уже не сработают. К счастью, ни один из полицейских не рискнет останавливать машину с «мигалкой», да еще с такими номерами.

Но не прошло и пяти минут, как Бекки услышала за спиной сирену. Какое-то время она не обращала на это внимания, надеясь, что полицейские увидят номера и отстанут. Но в зеркале заднего вида она увидела суровые лица. Парни завелись не на шутку.

– Черт бы их побрал!

Пол промолчал.

Она повернула к бордюру так быстро, что их преследователи чуть было не проскочили мимо. Полицейский подошел к окну машины.

– По служебным делам! – рявкнула Бекки.

– Водительские права и регистрационную карточку.

Она предъявила свое удостоверение.

– Водительские права и регистрационную карточку.

– Ты что, тупой? Это служебная машина, а я – офицер ЦРУ. Убирайся с моих глаз и НЕМЕДЛЕННО!

– Леди, вы ехали со скоростью сто двадцать миль в час.

– Если ты сейчас же не уберешься, то мне придется ехать со скоростью сто сорок, и я это сделаю, а на тебя накатаю рапорт, причем очень серьезный.

– На «ауди» сто сорок не развить.

О-о, настоящий придурок! Теперь она все поняла.

– Эта может, – сказала Бекки, закрывая окно.

Машина рванула вперед. Полицейские за ними не последовали... неужели она была настолько убедительна, что они приняли их за каких-то шишек?

– Ну ты их и напугала. Произвела впечатление.

– Ну-ну, – кивнула Бекки, прекрасно сознавая, что, будь на ее месте мужчина, они бы и близко не подъехали.

Через пятьдесят две минуты они остановились перед муниципальным зданием в нижнем Манхэттене. Внутри оказался настоящий лабиринт, но в конце концов они отыскали кабинет номер сто семьдесят шесть в табличкой: «Дежурный прокурор С. Гатфринд». Как только она толкнула дверь, то сразу же увидела затылок Морриса Виллера и сидящего на возвышении собственного сына. Она прошла мимо отдыхающих полицейских к мрачного вида задержанным и положила руку на плечо Яна.

Он повернулся. Каким маленьким он выглядел – совсем еще ребенок!.. На его щеках были видны следы от слез.

Моррис пожал им руки.

– Боюсь, вы должны будете проделать это без меня, – сказал он. – Вы представляете, что надо говорить: хороший мальчик, совершил ошибку, не надо оформлять привод... и прочее... Ну же, мамочка!

– Прокурор слышит это по пятьдесят раз за ночь.

– Ты будешь удивлен, когда узнаешь, как редко он такое слышит. Здесь еще шестнадцать ребят, а появились только двое родителей – вы. А Пол расскажет, как он им гордится.

– Он мной не гордится, – проворчал Ян.

Бекки сжала руку мужа, но у нее было желание свернуть ему шею. Ничего подобного не произошло бы, если бы Пол позволил себе такую роскошь, как доверять своему собственному сыну. Тогда Ян пошел бы за отцом на край света, а не оказался бы здесь, да еще переполненный ненавистью к отцу.

Неожиданно Бекки услышала, как ее приглашают пройти к микрофону.

– Он очень хороший мальчик, – с выражением объявила она, и ее голос странным эхом отразился от стен помещения.

Бекки начала рассказывать, какой у нее умный сын, как он хорошо учится... Они только что переехали на Манхэттен, и мальчик слишком перенервничал, оказавшись здесь, поэтому совершил ошибку. По ее мнению, она очень красноречиво защищала Яна, глядя в пустые глаза прокурора Гатфринда.

Затем на помост взошел Пол.

– Ян просто соблазнился запретным плодом, – прорычал он, его голос так прогремел по всей комнате из динамиков, что все присутствующие притихли. Даже у прокурора, похоже, в глазах проскочили искорки. – Это с ним произошло в первый и в последний раз. Нет необходимости выдвигать против него обвинение как против взрослого нарушителя. Кроме всего прочего он может воспользоваться услугами хорошего адвоката. Но мы и так с вами оба хорошо знаем возможный исход. Позвольте мне забрать сына домой и дать ему то, что ему требуется.

– И что же ему требуется, мистер Уорд?

– Если откровенно, ваша честь, то, думаю, ему просто надо уделять больше времени. Последнее время он был в каком-то смысле заброшен.

– И поэтому вы здесь.

– Поэтому мы здесь.

Адвокат штата зачитал обвинение, но возражений у него не было. Несколько невнятных слов, последовавший за ними удар молотка, и дело было прекращено.

Они вышли в холл, и Бекки обняла Яна.

– Это значит, что мне надо вернуться? – спросил он.

Она оглянулась в поисках Пола. Он должен быть здесь. Он должен помочь ей принять решение. Но он, словно статуя, стоял в конце коридора. И не придумал ничего лучше, как читать дурацкую газету. Бекки извинилась перед Моррисом, что его пришлось выдернуть из постели. Затем вместе с Яном пошла через холл.

– Пол Уорд...

Он был бледен и выглядел так, словно его хватил удар. В руках у Пола был утренний выпуск «Нью-Йорк дейли ньюс» Ни говоря ни слова, с застывшим лицом он протянул ей газету.

Под заголовком «Высохшее тело: несчастный случай?» была напечатана следующая история: "Тело капитана рыболовного судна Якова Сигеля 6ыло найдено в трюме его судна, «Морской лещ», после того как команда обыскала весь фултоновский рыбный рынок. Команда судна заявила о пропаже Сигеля, предположив, что он упал за борт, ибо исчез с судна примерно в пять пятнадцать утра во время разгрузки судна на рынке.

Тело мистера Сигеля было полностью обескровлено, что полиция приписывает странному несчастному случаю. «Я никогда не видел ничего подобного», – заявил старший полицейский офицер Б. Дж. Харлоу. Медицинское заключение о конкретных причинах смерти будет получено в течение дня".

Еще задолго до того, как Бекки закончила читать статью, мир вокруг нее погрузился в абсолютную тишину, Ян и Пол, а вместе с ними и весь коридор отодвинулись куда-то, а ее мысли вернулись к тем ужасным временам, которые она провела под этими улицами.

– Мам? Пап?

Она посмотрела на сына словно сквозь толпу теней.

– Опыт с квартирой у тебя, Ян, провалился, – сказала она.

Бекки тяжело опустилась на скамью. Что поделаешь – она никогда не отпустит его бродить по этим улицам, зная, что вампиры вернулись.

Глава 9

Пожиратели мертвых

«Музыкальная комната» был самым модным клубом в Нью-Йорке из тех, что обещали интимную обстановку своим посетителям Монти Саудер, вложив в него миллионы, избавился от грандиозности, делающей множество заведений, имитирующих кафе, не самыми приятными местами. Кто захочет петь перед океаном из тысячи столиков, на каждом из которых стоит маленькая лампа? Единственный путь – выступать в настоящем кафе. Лео не могла отрицать, что Монти удалось найти оригинальное решение этой проблемы. Рядом со сценой находилось всего шестьдесят столиков. Остальное пространство зала занимали балконы, так что там могли разместиться тысячи зрителей, тем не менее каждый чувствовал себя вполне уединенно.

Лео вышла на маленькую сцену, оглядела зал и спросила себя: зачем вообще это делать? У нее баснословная сумма денег, три дома – ни в одном из них она не прожила больше чем неделю, собственный самолет, автомашины в гараже каждого дома, за всем ее имуществом приглядывает толпа безликих людей, незаметно поддерживающих везде порядок... – словом, у нее есть буквально все.

И все же Лео собирается несколько вечеров подряд приезжать сюда, выходить на эту сцену и обнажать свою душу перед толстыми богачами, перед бесталанными амбициозными критиками. Неужели ей так важен этот Фонд окружающей среды?

Она спустилась в зал, и Монти, Джордж и помощник Монти Фред Кемп дружно повернулись к ней. До этого они горячо обсуждали, как не допустить ее до списка распределения мест за столиками.

36
{"b":"26186","o":1}