ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Код благополучия. Как управлять реальностью и жить счастливо здесь и сейчас
Сетка. Инструмент для принятия решений
Кто не спрятался. История одной компании
Секретная жизнь интровертов. Искусство выживания в «громком» мире экстравертов
Расскажи мне о море
Брачный вопрос ребром
Принца нет, я за него!
Земля живых (сборник)
Иллюзия греха. Поддельный Рай
A
A

Она налила жидкость в стаканы и положила туда то, что, как выяснила Лилит еще в отеле «Роялтон», называется «льдом», – вещество, которое быстро исчезает на любой поверхности, Лед похож на твердый снег. Когда-то она жила в странах, где зимой выпадает снег, но это было очень давно.

Юноша взял стакан и поднял его, как люди поднимают спиртное с незапамятных времен. Лео тоже последовала его примеру. Лилит наблюдала за ними с легкой улыбкой.

– Мадонна, – прошептала Лео, смотря на нее по-собачьи преданными глазами.

Властительнице не было известно это слово, но она не стала спрашивать, что оно означает.

* * *

Бекки потеряла Пола, и если не догонит эту машину, то потеряет и Яна. Мужа увезли, обвинив кроме всего прочего еще и в погроме. Она не могла сопровождать его, поэтому позвонила из такси своему адвокату и попросила того поехать и разобраться с этим делом. Моррис не стал задавать никаких вопросов, но по его голосу чувствовалось, что он хотел бы ей сказать. Уорды уже доставили ему несколько хлопотных дней.

– Куда, по-вашему, они направляются? – спросила Бекки у таксиста.

– На окраину, к Западному шоссе.

– Следуйте за ними.

– Понятно.

Она смотрела, как задние огни лимузина мигнули, когда машина поворачивала на шоссе.

– Они едут на мост. Вы хотите, чтобы я продолжал следовать за ними?

– Конечно.

Когда они пересекали мост, она даже не взглянула на открывшийся великолепный вид Нью-Йорка.

Хотелось бы ей знать, куда они направляются. Почему Бекки оказалась такой недальновидной и не навела подробные справки о Лео Паттен? Может быть, она подсознательно не хотела помогать Полу, так как боялась, что это коснется Яна? Или все гораздо сложнее: после стольких лет бесконечных тщетных расследований потеряна вера в успех...

Что бы там ни было, она не имела ни малейшего понятия о жизни Лео, поэтому не могла представить, куда несется через ночь проклятый лимузин.

И тут ее осенило: почему бы не позвонить Яну на сотовый? Набирая номер, Бекки уверяла себя, что до сих пор она вела себя достаточно разумно.

Господи, его голос!

– Да, мам?

– Ян, ради Бога!

– Со мной все в порядке. Я с Лео и одной из ее подружек. Мама, пожалуйста, отпусти меня с ними.

– Я хочу, чтобы ты меня выслушал. Ты в опасности, Ян. Ты должен немедленно покинуть эту машину.

– Мы едем со скоростью шестьдесят миль в час. Ты что, меня видишь?

– Конечно я тебя вижу! Слушай, скоро будут светофоры. В ту же секунду, как машина остановится, ты выскакиваешь из нее и бежишь. Бежишь, Ян!

Лимузин свернул на шоссе номер семнадцать, следуя на юг. Там не будет светофоров, она это точно знала.

– За ними!

– Вы не собираетесь его пристрелить?

Бекки нашла силы, чтобы усмехнуться.

– Господи! Конечно нет. Это машина Лео Паттен. А я ее личный парикмахер.

– И куда она собралась? В Париж? В Лондон?

Бекки не сразу поняла, что он имеет в виду. Затем до нее дошло: аэропорт «Тетерборо» был всего лишь в нескольких милях южнее. Она не спускала глаз с лимузина. Светофор переключается... зеленый.

– Черт подери!

Желтый. Лимузин прибавил скорость, он ближе, еще ближе. Красный.

Лимузин успел проскочить, но такси остановилось.

– Пожалуйста!

– Они едут в «Тетерборо». Мы их догоним.

Да, никаких сомнений, они повернули к аэропорту. Бекки позвонила Яну еще раз, но телефон был отключен.

Можно ли там нанять самолет – Бекки не имела представления. Только одно она ясно сознавала: независимо от того, кто произвел этого мальчика на свет, он является ее сыном, и никто не посмеет отнять у нее Яна – ни сейчас, ни когда-либо потом. Если они смогут это сделать, то объяснение будет одно: она, Бекки, мертва.

* * *

Лео наблюдала за своими попутчиками – взволнованным наивным юношей с розовыми щеками и великолепной женщиной, кутавшейся в дешевый сценический реквизит из перьев.

Ян Уорд, о Господи! В мужественных чертах лица этого парня, в его серо-голубых, как сталь, глазах она видела тень Пола Уорда, охотника из охотников, убийцы Мириам и Сары. Но почему она так безудержно его хочет? Виной тому не только его красота – здесь замешано нечто такое, что заставило ее упасть перед ним на колени на сцене.

Чертов Пол Уорд...

И тут неожиданное озарение хлестнуло ее, словно кнутом: это ребенок Мириам.

О Господи, о...

Лео взяла его за руку. Да, вот здесь, в форме челюсти, в улыбке, таящейся в уголках губ, в точеной форме носа – это все ее, обожаемой Мири. Ребенок Мири и Пола. Вполне созревший вампир, вот кто это такой.

– Как зовут твою мать? – спросила она.

– Ребекка Уорд.

– Твою настоящую мать.

– Реббека Уорд – моя настоящая мать, и послушай...

Они ему ничего не сказали. Черт побери, не сказали бедному ребенку ни слова! И он еще не питался, в этом Лео могла поклясться.

– Лилит... – прошептала она одним горлом легендарное имя.

– Да?

– Я... просто думала.

– Вы, ребята, еще не знакомы друг с другом, да? – спросила Лилит на своем странном английском. Можно было подумать, что она училась языку у Сидни Гринстрита.[16]

– Нет, – ответил Ян. – Я ее не знаю. Я был просто ее поклонником.

– Поклонником? Как под порывами ветра, да? – она покачала рукой в дымном воздухе.

– Нет, это означает человека, который по-настоящему восхищен какой-нибудь звездой.

– Какой звездой?

– Ну вот, например, она – звезда.

Лилит одарила ее великолепным, заставившим затрепетать взглядом. Он раздевал донага, проникая в самые потаенные места, даже душа была для него открыта. Лео едва не застонала от восторга, когда Лилит, наклонившись, коснулась ее груди.

– А ты чувственная, детка, – заметила она.

Лимузин остановился перед главным зданием аэропорта. Грейс распахнула дверцу.

– У нас на хвосте всю дорогу висело такси, – тихим голосом сообщила она Лео.

– Предупреди охрану, чтобы никого не пускали.

– Ну, мне надо бы идти... – нерешительно начал Ян.

– Конечно, – согласилась Лео, – иди. Отлично!

– Не возражаешь?

– Ступай-ступай! За тобой всю дорогу кто-то гнался – тот, кто звонил тебе несколько минут назад. Мамочка Бекки, – она взглянула на длинную подъездную дорогу, соединявшую аэропорт с шоссе. – Вон она едет.

Ян отошел на несколько шагов, махнул рукой. Огни такси приближались.

– Что происходит? – поинтересовалась Лилит.

– Мы летим на Карибы. Насколько я поняла, он с нами не поедет.

– Ян...

Лилит повернулась спиной к Яну и так же легко, как человек может поднять маленькую собачку, подняла Лео. Их губы сомкнулись. Какое-то мгновение Лео еще сопротивлялась, затем обвисла в стальных руках. Язык Лилит проник к ней в рот и погрузился глубоко в глотку. Она напряглась, задрала голову, чтобы освободить для него место. Это было почти так же, как у них с Мири: поцелуи вампира могли свести с ума.

Лео взмокла так, что струйки пота побежали по всему телу. Необыкновенно сильное желание вызвало боль, и она не смогла сдержать крик.

Наконец Лилит отпустила ее.

– Придерживайся нашей программы, детка, – прошептала она. – Я хочу, чтобы парень поехал с нами.

Подъехало такси – и оттуда выскочил Джордж. Лео увидела, как застыло лицо Яна, затем мгновенно осунулось.

– Я привез одежду, – сообщил Джордж Лео, вытаскивая из машины два полиэтиленовых мешка.

Лилит отнеслась безразлично к этому известию, она, казалось, совершенно не замечала порывов холодного октябрьского ветра, которые заставляли колыхаться перья боа.

– Она хочет, чтобы ты поехал с нами, – сказала Лео Яну и после небольшой паузы добавила: – И мне тоже... этого хочется.

– Послушайте, я не имею к вам никакого отношения. И даже не знаю, что должен буду делать, я...

– Пожалуйста, – сказала Лилит. – Это все из-за говорящей машины?

вернуться

16

Американский киноактер.

51
{"b":"26186","o":1}