ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лео зашла в ванну и включила воду, зная, что при работающей топке вода будет очень горячей. Она быстро приняла душ, воспользовавшись засохшим куском мыла, который оставила здесь при последнем посещении. Горячие сильные струи сделали ее тело розовым, как у младенца. Затем Лео усилила напор, так что струйки стали похожими на иголки, и подставила под них свои груди, чтобы вода массировала соски и нежные ореолы вокруг них.

После душа она подошла к трюмо и под безжалостным резким светом лампочки принялась изучать кожу около глаз, в уголках рта, между бровями – везде, где так легко могут образоваться морщины. Из зеркала на нее смотрела чувственно-трогательная девочка лет восемнадцати. Мысль о возможности состариться и умереть теперь не приводила ее в ужас Лео больше путала действительность, в которой ей никогда не удастся сделать это. Она должна или жить бесконечно, или бесконечно умирать. «Если они убьют тебя или где-нибудь закроют, ты окажешься беспомощной, но не умрешь. Лучше не рискуй», – звучали у нее в ушах слова Сары.

Сгибаясь под порывами ветра, Леонора Паттен вернулась в «Шерри». Начался прилив, и река была покрыта быстрыми сердитыми волнами. Мимо проплыла баржа; буксир, борясь с течением, подавал гудки. Иногда ей хотелось, чтобы ее волшебная кровь могла так же ускорять и течение времени.

Как здорово отправиться куда-нибудь далеко в будущее, где, возможно, существует лекарство или способ повернуть время вспять, к той точке, когда она еще была человеком.

Лео вошла в отель через служебный ход, воспользовавшись собственным ключом. В этот час вероятность наткнуться на официанта в холле была чрезвычайно мала. К этому моменту Мальком и Джордж уже удалились. Мистер Леонг уснул в буфетной. Однако она не стала пользоваться лифтом – нельзя слишком долго испытывать удачу. Лео без всяких усилий поднялась по лестнице; ее слух после насыщения стал чувствительнее в сто раз, то же самое случилось со зрением и обонянием. Закрывая за собой дверь номера, она тихо бормотала под нос: «Все спокойно, все хорошо», а затем в спальне бросилась на кровать лицом вниз и плакала, плакала, плакала...

Глава 3

Вечный солдат

Радио включилось в шесть часов, разбудив Пола Уорда. Он повернулся к лежавшей рядом с ним женщине – настоящему чуду. Не открывая глаз, она сонно улыбнулась, приветствуя вторжение на ее половину.

– У-ох, – услышал он, осторожно ложась сверху, и, когда почувствовал, что вошел в нее, поцеловал в губы.

Знакомое чудесное ощущение охватило его, поднявшись откуда-то из области паха. Бекки тихо засмеялась... И голос Лео Паттен заполнил дом.

Пол остановился.

– О Господи, – прошептал он ей в ухо.

– Ну же, Пол... Пол!

Он лежал на спине, уставившись в потолок, слушая завершающие аккорды «Девчонки», которые сменились грубой иронией и яростью «Дьявольской куклы».

– И зачем он это делает?.. – бормотал Пол, вставая с кровати.

Натянув трусы, он ринулся по коридору. Слишком крупный мужчина, Уорд плохо вписывался в тесные помещения своего жилища. Дом построил голландский фермер в XVIII веке, а эти ребята любили экономить. Пол остановился перед комнатой сына.

– Ян!

Ответа не последовало. Уорд заколотил в дверь, затем подергал ручку. Дверь была заперта.

– Выключи ее сейчас же!

«Дьявольская кукла» перешла в «Поймай меня, если сможешь», и Пол решил выломать дверь. Подумаешь, несколько дубовых досок – небольшой толчок, и все в порядке!

– Открой!

Это чрезвычайно трудно – любить подростка, даже если им является такой необыкновенный ребенок, каким был Ян. «Поймай меня, если сможешь», – лукаво предлагала Лео Паттен. Почему, черт подери, из всех певиц в мире он выбирал именно ее?

Если то, что он так боится обнаружить в Яне, окажется правдой, то желание придушить собственного сына вовсе не будет связано с тем, что он отравляет твой утренний покой, – так Уорд выполнит самый болезненный и тяжкий долг за всю свою жизнь.

– Ян! Ян, ну пожалуйста!

Музыка смолкла. Пол молчал, ожидая услышать голос мальчика, которого обожал, или плач ребенка, которого он когда-то ранним холодным утром завернул в свою куртку. За дверью по-прежнему царила тишина.

Пол вернулся в спальню. Бекки сидела на кровати, стараясь успокоить его манящей улыбкой. Она не отличалась природной мягкостью; такого несгибаемого копа надо еще поискать. (Наверное, точно такой же жесткой хочет выглядеть Лео Паттен в некоторых своих песнях.) Но в личности Бекки было много разных слоев, и в данный момент безжалостный профессиональный убийца был розовым и пушистым.

– Думаю, он просто услышал нас, – сказала она.

– Я вел себя очень тихо.

– У него твой слух, Пол, сам знаешь.

Уорд зашел в ванную комнату, включил горячую воду и подождал, пока от раковины пойдет пар, затем покрыл щеки своим любимым итальянским кремом для бритья, стоившим бешеных денег. Механически бреясь, он старался отогнать прочь свои подозрения относительно Яна. Его сын еще подросток. Лео Паттен поет на всех телевизионных каналах и смотрит со всех журналов. Девушка, о которой в Америке и по всему миру мечтает любой семнадцатилетний парень с горячей кровью и смутными желаниями.

Одевшись, Пол направился вниз, готовить омлет. Прежде чем спуститься по лестнице, он остановился у двери в комнату сына и прислушался. Он услышал дыхание... очень тихое... и очень близкое.

– Ян?

Молчание. Пол повернул ручку – заперто.

– Ян, выходи.

Бесполезно. Он рванул ручку, погрохотал дверью. Ответа нет, но мальчишка наверняка все еще там стоит, прислонившись к другой стороне двери. Уорд почувствовал знакомое желание взорваться во всех направлениях одновременно: этот подросток чертовски ловко умел его изводить.

– Ладно, парень, кончай дурить.

Ничего.

– Эй, мы же с тобой в одном окопе.

Из-за двери доносились негромкие звуки – судя по всему, Ян начал собираться в школу. Черт побери! Не обращая ни на что внимания, он занимается своими делами. Пол пнул дверь.

– Ради Бога! – крикнула откуда-то снизу Бекки, когда он врезал ногой по двери во второй раз – настолько сильно, что она треснула пополам и одна из половинок влетела в комнату.

Ян закричал, и присутствовавшая в крике дрожь удивления окончательно вывела Пола из себя – теперь он уже не мог остановить надвигавшуюся ссору.

– Черт бы тебя побрал, Ян! – вопил он. – Иди ты ко всем чертям!

Ян отскочил и прижался спиной к стене, опрокинув стоявший у кровати столик. Но вместо того, чтобы закрыть лицо, залитое слезами, Ян оскалил зубы, зажмурил глаза и затрясся от беззвучного смеха.

– Не смей трогать его, Пол Уорд!

Все происходило, как при замедленной киносъемке. Рука Бекки поплыла вверх и врезалась в занесенную руку Пола, эффект оказался не более существенным, чем от прикосновения бабочки. Уорд уже не мог остановиться: им овладел гнев и вполне цивилизованный человек, который обычно проживал в этом сильном большом теле, был отстранен, нейтрализован, отодвинут в сторону. Рука, теперь уже открытая, по крайней мере не кулак, ударила. Досталось не мальчику, а столу, который подпрыгнул и рассыпался. Пол споткнулся, задрожал, после чего, тяжело дыша, прислонился к стене, чувствуя, как в груди колотится сердце: «Парень определенно когда-нибудь убьет меня».

– Ну ты и зараза! – Ян отскочил к кровати, стараясь, чтобы между ним и разъяренным отцом оказалась какая-нибудь более или менее материальная преграда. – Я тебя ненавижу! Ненавижу!

– Нельзя ненавидеть собственного отца.

– Да он же псих. Смотри, мам, он все у меня переломал, он бесконтрольный псих! Разве ты этого не видишь?

– Ян...

– Заткнись!

– Не смей говорить отцу «заткнись»!

– Заткнись и убирайся отсюда, старикашка! Давай, выметайся!

– Послушай меня. Если я стучусь, так надо открыть дверь.

– Да ты не стучался, отец, ты просто высадил эту чертову дверь к чертовой матери.

8
{"b":"26186","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Соблазни меня нежно (СИ)
Как не стать неидеальными родителями. Юмористические зарисовки по воспитанию детей
Диета для ума. Научный подход к питанию для здоровья и долголетия
Невеста по приказу
Русская пятерка
Тихий уголок
Искусство жить просто. Как избавиться от лишнего и обогатить свою жизнь
Затмение
Двойной удар по невинности