ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Казалось бы, Казанник должен быть по гроб обязан своему благодетелю. Но не тут то было. Не все ради должности готовы на….

Уже в начале 1994 года новому генеральному прокурору пришлось столкнуться со сложной политической проблемой. Дело в том, что в соответствии со статьёй 103 Конституции РФ к ведению Государственной Думы относится объявление амнистии.

«Такое решение не нуждается в каком-либо утверждении. Президенту Российской Федерации этот нормативный акт, в отличие от законов, на подпись не представляется».[17]

Вот Государственная Дума и сотворила оригинальную амнистию. 23 февраля 1994 года Госдума приняла постановление «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации» и постановление «Об объявлении политической и экономической амнистии», а затем постановление о некоторых вопросах применения первых двух постановлений, которое содержало несколько дополнительных и уточняющих правовых норм.

«Второе из упомянутых постановлений было принято, как сказано в его преамбуле, „в целях национального примирения, достижения гражданского мира и согласия. Под это постановление подпали, в частности, все уголовные дела, находившиеся в производстве следователей и дела, не рассмотренные судами, в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности по событиям 19-21 августа 1991 г., связанные с созданием ГКЧП, по факту столкновения демонстрантов и работников органов внутренних дел 1 мая 1993 г. в Москве, за участие в событиях 21 сентября — 4 октября 1993 г. в Москве, связанные с Указом Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 г. N 1400, „независимо от квалификации действий по статьям Уголовного кодекса РСФСР“, и ряда других лиц. В этом постановлении говорилось и об амнистии лиц, совершивших хозяйственные преступления“.[18]

И так встала необходимость выпускать на волю Хасбулатова, Руцкого и других.

Следственный изолятор, в котором находились будущие амнистированные, был в ведении прокуратуры. Коржаков вспоминал: «Ельцин приказал сделать все что угодно, но из Лефортово никого не выпускать. Мы с Барсуковым и с юристами-экспертами собрались в кабинете у Батурина. Попросили приехать Генерального прокурора России Казанника. К этому времени он написал прошение об отставке и предупредил, что отправил бумагу президенту…

Мы попросили Казанника:

— Потерпите с отставкой, давайте мирно решим вопрос. Вас ведь недавно назначили Генеральным прокурором, а уже грозите отставкой.

Но Казанник не поддался на уговоры».[19]

При этом, Коржаков, не стесняясь, рассказал о готовности задержать амнистированных, если бы следственный изолятор принадлежал не прокуратуре, а руководство его не стало беспрекословно выполнять то, что её положено по закону. Оказывается можно и нарушить закон, если хочется. Главный ельцинский охранник, похоже, уже привык к этому.

Впрочем, с освобождением не все так ясно. Неужели не могли удержать, если хотели этого сделать? В октябре 1993 года не побоялись публично расстрелять парламент, а в феврале следующего года не смогли помедлить с освобождением амнистированных.

«Хорошо знающий кремлёвскую закулису комментатор называет амнистию „согласованной акцией думской и президентских сторон“. По поводу запоздалых сетований советников Ельц и на он пишет, не скрывая сарказма: „Спектакль разыгран по лучшим стандартам психологической войны: „измена“ одной из президентских партий, „драматическая“ отставка генпрокурора, истерические призыва „ДемРоссии“, настойчивый показ по телевидению тех, кто призывал к погромам, и т.д. и т.п. Но шила в мешке не утаишь. Ведь саму проблему амнистии внёс в Думу президент. Разве не было ясно, что сразу встанет вопрос о гекачепистах и октябристах? И все же вопрос внесли. Следовательно…“.[20]

И, тем не менее, указывалось: «Узнавший об освобождении „октябрят“, как называли участников тех событий в Кремле, Ельцин устроил директору ФСК форменный разнос. После таких слов президента остаётся один выход — отставка. Но рапорт Николая Галушко не успел дойти до Кремля, как на Лубянку привезли указ. Он был написан в очень жёстких формулировках, которые были скорректированы при участии Юрия Батур и на — помощника президента по национальной безопасности».[21]

Голушко ушёл тихо. Казан н ик ушёл, хлопнув дверью. Он рассказал все, что думал о президенте и его команде. Правда, сначала в Совете Федерации процесс формального отстранения от службы Генерального прокурора затянулся. Это назначил его президент самостоятельно (новая конституция ещё не была принята), а отстранять нужно уже было через Совет Федерации.

А Совет Федерации никак не мог набрать необходимого количества голосов «за». Не хотели господа члены Совета сменить генпрокурора. Обратим внимание на этот тихий саботаж верхней палаты Российского парламента. Они словно проверили президента и создали прецедент. Потмо в гораздо большем масштабе все это повторилось со Скуратовым. Но не будем забегать вперёд.

Сам же Казанник разошёлся вовсю и пошёл высказываться в отношении президента: «…Вся команда президента, как я убедился, формировалась не по профессиональным и личностным качествам, а только на принципах личной преданности. Поэтому эти люди по существу находятся в состоянии сговора, а если хотите, даже заговора. …Поскольку эти люди подбирались на таких принципах, то, разумеется, сложилась определённая устойчивая группировка. И они тесно спаяны, я бы даже сказал, слиты кровью событий октября 1993 года. Эти люди уже поистине водой не разольёшь…[22] Они не могут работать головой, а руками считают, по-видимому, зазорным трудиться. Поэтому они держаться за президента, как пассажиры в автобусе держатся за поручни, чтобы не упасть».[23]

Кроме того, бывший генеральный прокурор Алексей Казанник говорил: «Мне кажется, у них единственное желание — чтобы в прокуратуру можно было позвонить и сказать: того не делайте, этого тоже».[24]

Напомним, что именно сам Ка з анник в своё время и помог Ельцину сделать один важный шаг в сторону высшей власти, за что будущий президент РФ и назначил его генеральным прокурором. Облагодетействовал. А потом облагодетельствованный словесно охаял своего благодетеля.

Заметим, что прокурор был назначен после событий октября 1993 года, т.е. Казанник знал кому шёл служить. Любому среднему юристу было ясно, что в сентябре 1991 года президент издал незаконный указ (о политической необходимости разговор не идёт), и любому среднему юристу ясно, что в октябре 1993 года высший законодательный орган страны был просто расстрелян. Казанник, судя по учёным званиям, был явно не рядовой юрист.

Впрочем, Ельцин назначил генерального прокурора по своему выбору, никто не тянул, а значит он и несёт ответственность за удачность своего выбора. На двух (Степанков и Казанник ) генеральных прокурорах Ельцин уже осёкся. Нужно было искать другого. Вспомнили об Иль ю ше н ко, который давно крутился вокруг президента. Позже появилась информация о том, что Иль ю шенко подобрал Коржаков.[25] Вроде бы верный и понятливый кандидат. Готовый на все ради кресла.

Чтобы лучше понять душу этого кандидата вернёмся немного назад во времени до расстрела Верховного Совета РФ. «В 1993 году вице-президент Руцкой заявил о том, что обладает компроматом на президентскую команду. Компромата ни много ни мало — 11 чемоданов.

В ответ президентская команда раскопала компромат на Руцкого. В команду по поиску фактов, изобличающих взбунтовавшегося вице-президента, вошли руководитель контрольного управления при администрации президента Ильюшенко, начальник правового управления аппарата президента генерал Котенков, министр юстиции России Калмык о в и адвокат М а каров. Официально команду назвали межведомственной комиссией по борьбе с преступностью и коррупцией.

вернуться

17

Конституция Российской Федерации. Комментарий, под общ. ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова, М., «Юридическая литература», 1994, с.461.

вернуться

18

Конституция Российской Федерации. Комментарий, под общ. ред. Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова, М., «Юридическая литература», 1994, с.463.

вернуться

19

Коржаков А.В., Борис Ельцин: от рассвета до заката, М., «Интербук», 1997, с.197.

вернуться

20

«Наш современник», 1994,N 4, с.184.

вернуться

21

Михайлов А.Г., Портрет министра в контексте смутного времени: Сергей Степашин, М., «Олма-пресс», 2001, с.162.

вернуться

22

Разольёшь! В 1996 году эта группировка распалась, Ельцин избавился от многих, с которыми был близок. Но об этом разговор позже.

вернуться

23

«Наш современник», 1994,N 10, с.147.

вернуться

24

«Комсомольская правда», 12.04.94, с. 3.

вернуться

25

«Собеседник», 1996,N 27, с.7; Филатов С.А., Совершенно несекретно, М.. «Вагриус», 2000, с. 339.

4
{"b":"26187","o":1}