ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ругаться нельзя мириться. Как прекращать и предотвращать конфликты
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Монтессори. 150 занятий с малышом дома
Черный вдовец
Византийская принцесса
#Карта Иоко
Рельсовая война. Спецназ 43-го года
Мертвый ноль
Загадки современной химии. Правда и домыслы
Содержание  
A
A

А мы пока последим за ходом событий тех дней. 6 апреля 1999 года в Совет Федерации было направлено письмо Скуратова с просьбой об отставке с должности генерального прокурора.

Но на следующий день 7 апреля 1999 года Госдума поддержала отстранённого президентом от должности Юрия Скуратова. Занятая перманентной борьбой с президентом оппозиционная ему Государственная Дума просто не могла не поставить подножку первому российскому президенту и, заодно, поддержала свой оппозиционный имидж.

От Кремля выступали Степашин и Путин. Последний заверил, что видеоматериал подлинный. Позже Скуратов счёл необходимым отметить: «Невольно приходит в голову мысль: слишком много у нас чиновников, которые за свою должность готовы предать, продать не только своего коллегу, друга, но и Россию. Увы, всю Россию».[595]

Это он о будущем втором президента Российской Федерации. Ах, как грозно. Наверное, если не сам Путин, то его приспешники запомнили эти филиппики.

Только не понятно, причём здесь вся Россия. Её-то предавали обе стороны, выставляя на посмешище и позор. Но кто же о Родине, когда решается вопрос о власти!

Сам же Скуратов не блистал красноречием на заседании Госдумы. «Все ожидали, — напишет он, — что я буду на заседании Госдумы косить, что называется, налево и направо, рубить всех и вся, представлю лакомые материалы о коррупции в семье президента, но я не стал этого делать. Я понимал, что по отношению ко мне допущено беззаконие, надо защищаться всеми средствами, которые у меня есть, но только не такими, опуститься до сведения счётов я не мог».[596]

Надо же какой обходительный и тактичный. Ну, прямо джентльмен! Однако, больше вериться, что Юрий Ильич просто не хотел сжигать все мосты за собой и опасался ещё более резких ответных ходов со стороны Кремля.

Тем не менее, основания для критики решения президента были.[597] По словам Геннадия Зюганова, Скуратов представил накануне Борису Ельцину список, содержащий около 20 фамилий лиц, на счетах которых в швейцарских банках находится около 40 млрд. долл. США. По утверждению Зюганова, в этом списке есть и лица из «ближайшего окружения Ельцина». «В стране, кажется, снова начался госпереворот», — объявил Виктор Илюхин. Он предложил принять обращение к Совету Федерации с призывом незамедлительно собраться на пленарное заседание и дать оценку указу президента о временном отстранении генпрокурора, а также оградить Юрия Скуратова и подчинённых ему прокуроров «от грубых нападок и разнузданной кампании клеветы и шельмования.

Государственная Дума РФ признала неправомочным возбуждение уголовного дела против Юрия Скуратова. Об этом говорится в принятом практически единогласно (233 «за» при одном «против») постановлении Госдумы «О ситуации, сложившейся в связи с отстранением от должности генерального прокурора Юрия Скуратова», внесённом членами комитета по безопасности.

Дума призвала Генпрокуратуру «рассмотреть вопрос о законности и обоснованности возбуждения уголовного дела в отношении Скуратова». Отмечалось: «…Истинной причиной отстранения Генерального прокурора Российской Федерации от должности является то, что Ю.И. Скуратов начал активное расследование уголовных дел о коррупции, в том числе в отношении самых высоких должностных лиц».

В постановлении отмечалось, что уголовное дело было возбуждено «неправомочным лицом в нарушение УПК по материалам, представленным Федеральной службой безопасности».

Пример, Скуратова оказался не единичным. На следующий день, т.е. 8 апреля 1999 года Глава комитета Госдумы по безопасности Виктор Илюхин заявил, что против него готовится провокация «сродни той, что была разыграна против генпрокурора Юрия Скуратова». «В структурах господ Березовского и Смоленского создаётся очередная фальшивка — монтируется видеозапись якобы моего пребывания в компании женщин лёгкого поведения», — сообщил он. «Так как я являюсь основным докладчиком по импичменту президента, — сообщал Илюхин, — женщина мне уже определена. Пока только одна. В этой роли должна выступать одна из особ, близких к банкиру Смоленскому».[598]

Однако, Госдума не решала вопрос, это было полномочием Совета Федерации. Тем временем 20 апреля 1999 года комитет по конституционному законодательству Совета Федерации рекомендовал верхней палате освободить Юрия Скуратова от должности Генерального прокурора на основании его заявления президенту и обращения к Совету Федерации. Такое решение было принято на заседании комитета. Юрий Скуратов заявил, что намерен выступить в Совете Федерации и ответить на вопросы сенаторов. Вместе с тем Скуратов не стал раскрывать детали своего будущего доклада в верхней палате. Он сообщил также, что федеральный прокурор Швейцарии Карла дель Понте и генеральный прокурор Украины Михаил Потребенько, позвонив из Киева, выразили ему поддержку накануне рассмотрения в Совете Федерации вопроса о генпрокуроре РФ.

Повлияла ли иностранная поддержка сказать трудно. Но нужный результат все же был достигнут.

Кроме своего отстранения от должности, Кремль предпринял и другие шаги. Б. Ельцин направил в Совет Федерации повторно письмо с просьбой отстранить Ю. Скуратова от должности генерального прокурора РФ на время расследования по возбуждённому против него уголовному делу.

По мнению Леонида Млечина Совет Федерации не соглашался на увольнение Скуратова потому, что «губернаторы надеялись, то он выдаст важные кремлёвские тайны.[599] Ой, вряд ли. На самом деле о том, что твориться в Кремле многие догадывались, но конкретные детали интересовать могли лишь во вторую очередь. По сути, это была полуоткрытая борьба с президентом.

Однако, с членами Совета «работали». «Кремлём была проведена огромнейшая подготовительная работа. Дело дошло до прямой торговли. Борис Николаевич собрал у себя президентов республик — двадцать одного человека — постарался отработать их, потом собрал человек двадцать губернаторов — не всех, и это мигом вызвало раздражение других, — он готов был даже отказаться от своих постоянных представителей в регионах, лишь бы Совет Федерации утвердил отставку Скуратова».[600]

Помогло, но не достаточно. 21 апреля 1999 года в Совете Федерации состоялось голосование по вопросу об отставке генерального прокурора Ю. Скуратова. Большинством голосов Совет Федерации отказался принять отставку генпрокурора. Всего проголосовало 144 члена верхней палаты. 61 сенатор голосовал за утверждение отставки гепрокурора, 79 — против. 4 бюллетеня оказались недействительными.

«На результаты голосования сказалось также и то, что не оправдались ожидания многих сенаторов получить от Скуратова убедительные, неотразимые факты о коррупции на самом верху кремлёвской администрации. В своих выступлениях он больше намекал, давал понять, что располагает такими данными, но открыто поднять забрало и ринуться в бой не решался».[601]

Сам же Скуратов оправдывал свою нерешительность следующими словами: «От меня и на этот раз ожидали жаренных фактов, ждали разоблачений президента и его семьи, но их не было — я, повторяю, не имел права оглашать эти факты».[602]

Создавалось же впечатление, что Скуратов все ещё пытался сидеть на двух стульях и допускал возможность какого-то примирения с «Семьёй». Ведь с ним постоянно вели переговоры сторонники президента.

Тем временем, Лужков все более раздражал, хотя с ним и пытались договориться.[603] Позже вспоминал: «21 апреля произнёс на заседании Совета Федерации новую пламенную речь в защиту законности и в защиту Скуратова.

вернуться

595

Скуратов Ю.И., Вариант дракона, М., «Детектив-пресс», 2000, с. 196.

вернуться

596

Скуратов Ю.И., Вариант дракона, М., «Детектив-пресс», 2000, с. 192.

вернуться

597

Скуратов вспоминал: «Дали слово Герасимову. Он сказал, что документы, по которым было возбуждено уголовное дело, в прокуратуре Москвы не зарегистрированы, о ночных действиях Росинского он ничего не знал. Росинский действовал незаконно. Более того, все следственные действия, по Уголовно-процессуальному кодексу, должны проводиться до 22 часов, — в —общем, здесь все было совершенно незаконно. Ну. Разве может нормальное уголовное дело быть возбуждено в два часа ночи?

вернуться

598

Зернистые мысли наших политиков, М., «Эксмо», 2004, с. 23.

вернуться

599

Млечин Л.М., КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы, М., «Центрполиграф», 2003, с. 842.

вернуться

600

Скуратов Ю.И., Вариант дракона, М., «Детектив — пресс», 2000, с. 225.

вернуться

601

Леонов Н.С., Крёстный путь России. 1991— 2000, М., «Русский дом», 2002, с. 436.

вернуться

602

Скуратов Ю.И., Вариант дракона, М., «Детектив — пресс», 2000, с. 214.

вернуться

603

Ельцин писал: «Кстати, перед вторым голосованием в Совете Федерации моя команда пыталась мирно договориться с Лужковым. Среди кандидатов в генпрокуратуры мной рассматривалась кандидатура бывшего руководителя Московской прокуратуры Геннадия Пономарёва. Я о нем подробно расспрашивал заместителя главы администрации Лисова, который не так давно работал в Генпрокуратуре и хорошо знал Пономарёва. Лисов считал, что это сильный, независимый прокурор и достойный кандидат. Поддерживал его и Лужков. Однако в обмен на поддержку отставки Скуратова Юрий Михайлович потребовал выдать ему лично в руки уже подписанное мной представление с фамилией Пономарёва в Совет Федерации.

63
{"b":"26187","o":1}