ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Маленькое отступление. Известный жандармский генерал А. Спиридович описывая деятельность не менее известного революционера В.Л. Бурцева, специализировавшегося на разоблачении агентов царской охранки, отметил, что средства розыска и него «были те же, что и у ненавистного ему департамента полиции, т.е. внутренняя агентура, которую он вербовал среди чиновников правительства и филерство, которое осуществлялось в нужных случаях членами революционных партий. То, что считалось преступным и подлым со стороны правительства, признавалось необходимым и хорошим в своих собственных руках: такова этика революционеров».[129]

Сколько времени прошло. Почти целый век, а этика осталась прежней. Орехов предавал тех, кому официально служил и тех, кто ему официально платил за службу. Если бы он уволился и стал помогать диссидентам, не используя ставшую ему известной служебную информацию, это одно. Но ведь он поступал совершенно по-другому.

При этом автор настоящей книги оставляет за скобками проблему необоснованных репрессий в отношении диссидентов. Такое во времена застоя в той или иной степени было. Но не об этом речь. Да и ситуация с Ореховым стала известна не по этому.

Орехов провалился. В 1978 году его арестовали и в мае 1979 года осудили на 8 лет лишения свободы. После освобождения Орехов пошёл в бизнес, тогда началась перестройка.

Наступили новые времена и вот снова суд по поводу незаконного хранения оружия. Некоторые (в частности Кронид Любарский в еженедельнике «Новое время») стали писать, о необоснованном привлечении Орехова к уголовной ответственности за хранение огнестрельного оружия, приводя кое-какие факты такой необоснованности. Перечислять их не будем. Спорить на основание одной статьи в журнале — дело довольно сложное и шаткое. Нужно больше информации. Тем более, что в описываемые времена эпидения незаконого хранения оружия была широко распространена по всей стране. С этим пытались иногда бороться и можно допустить, что иногда боролись не столько стенденцией, сколько с конкретными лицами, которых нужно было поставить на место, наказать, запугать и т.п. Такое могло быть.

Отметим, лишь одно: среди этих фактов не было ни одного приведённого К. Любарским, которые бы говорили о причастности к осуждению сотрудников ФСБ РФ. Но, тем не менее, Любарский заключил: «Цепь удивительных событий, связанных с делом Орехова, становится понятной, если вспомнить, что с недавнего времени московским управлением ФСБ руководит Анатолий Трофимов… В те далёкие 70-е Анатолий Трофимов был коллегой Виктора Орехова — не только по КГБ, но и по 5-му управлению. В качестве следователя он вёл многие из тех дел, „тайну следствия“ которых Орехов тогда же выдавал диссидентам. „Коллеги“ действовали „по разные стороны баррикады“. Такое не забывается.

Я не думаю, что в нынешних условиях ФСБ планировало и осуществило против Орехова далеко идущую провокацию: сегодня у них довольно и других дел. Но можно предположить, что, когда, Орехов «сам попался» и в процессе выяснения его необычной «чекисткой карьеры», генерал Трофимов или кто-либо из его ретивых подчинённых не смогли устоять перед искушением отомстить ещё раз. Привычный механизм провокаций и беззакония был включён, и следствие покатилось по давно проторённому пути, по которому оно шло и в достославные времена Андропова. Фабрикация уголовных дел против диссидентов вместо политических — почерк издавна знакомый».[130]

Если в своё время судили на основании недостаточно проверенных данных, то чем же отличается вышеприведённое суждение в СМИ, а ведь оно было растиражировано в тысячах экземпляров, в отличие, скажем, от решения суда, с которого обычно делают всего несколько копий?

Да, не простая штука политика, особенно если в ней бывает демагогия и использование служебного положения для личной мести. А ведь такое, не будем закрывать глаза, бывают сплошь и рядом.

12.4.4. Продолжалась критика ФСБ лицами, которые ассоцировались в общественном сознании с понятием деятелей демократического лагеря.

Например, уйдя в отставку, экс-министр иностранных дел РФ Андрей Козырев разоткровенничался и поведал, что спецслужбы дают президенту искажённую информацию. После некоторого перерыва в 1991-1992 годах они якобы опять начали изображать окружающий мир как враждебный России. «Я беседовал с президентом минимум раз в неделю, — рассказывал он. — Много было неформального общения. На каком-то этапе я стал проигрывать в спорах».[131]

Вообще-то окружающий мир должен быть враждебен по той простой причине, что имеет собственные интересы, которые, как правило, не совпадают с нашими. Впрочем, из этого общего положения совсем не следует, что нужно воевать всегда и со всеми. Это, во-первых.

И, во-вторых, высшему руководителю страны нужно понимать специфику работы спецслужб, которым всегда в априори выгодно иметь врага, им за борьбу деньги и платят. И чем страшнее враг, тем больше денег можно просить на своё содержание и, в том числе, что греха таить за счёт раздувания мнимой угрозы.

Но тут все зависит от правильности расстановки кадров в спецслужбах (чтобы давали как можно более объективную информацию) и от умения высшего руководителя критически оценивать информацию (чтобы сравнивать информацию спецслужб с иной, поступающей из других источников). А эта правильность и умение важны, так как без обеспечения безопасности нет и самого государства.

12.4.5. «Говоря о противодействии разведывательно-подрывной деятельности иностранных спецслужб и организаций, отметим заметную активизацию иностранных спецслужб. Мы не склонны впадать в крайности, расценивать это как некий взлёт „враждебности“ со стороны этих стран и содействовать шпиономании. Разведка — обязательная функция любого государства, равно как и контрразведка. В современных условиях после определённого затишья началось усиление активности, расширение масштабов ведения разведки некоторыми иностранными государствами как в отношении стран СНГ, так и в отношении России. Это официально признают и представители многих разведок. Причём речь идёт обо всех видах разведки: легальной, агентурной и технической.

В условиях бурного развития международных связей расширяется разведдеятельность под различными легальными прикрытиями. Она все активнее используется для контроля за ситуацией в России, чтобы своевременно обнаружить нежелательные для иностранных государств «всплески» внутреннего развития России. ФСБ особое внимание обращает на злоупотребление своим статусом сотрудниками зарубежных спецслужб, использующих легальные прикрытия, на особенно болезненные для безопасности Российской Федерации действия. Иностранные легальные разведки инициируют утечку информации из высших сфер государственной власти и управления, что нередко чревато тяжёлыми последствиями.

В настоящее время серьёзно возросла опасность агентурной разведки, способной нанести особо чувствительный урон независимости, обороноспособности, научно-техническому и экономическому потенциалу страны. Свидетельство тому — увеличение за последнее время числа разоблачений граждан России как агентов иностранных разведок. Благоприятствуют активизации агентурной разведки различные кризисные и негативные явления в обществе — моральная и материальная неудовлетворённость значительных слоёв населения, ошибки и трудности конверсии военной промышленности и реформирования Вооружённых Сил. В результате — остаются невостребованными знания и интеллект специалистов и учёных нередко высокого уровня. Все это облегчает иностранным спецслужбам агентурное проникновение в российское общество, создаёт новые возможности для разведки и благоприятствует так называемому инициативному шпионажу».[132]

вернуться

129

Спиридович А., «Записки жандарма», М., «Художественная литература», 1991, с.46.

вернуться

130

«Новое время»,N 31, 1995, с.12.

вернуться

131

«Новое время»,N 37, 1996, с.15-16.

вернуться

132

Из компакт-диска «Современная политическая Россия», под общ. ред. А.И. Подберезкина, 2002 год.

15
{"b":"26188","o":1}