ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— измена Родине в форме шпионажа, совершённая гражданином страны (статья 64 УК РСФСР), и сам шпионаж, совершённый иностранцем или лицом без гражданства (статья 65 УК РСФСР);

— измена Родине в форме выдачи государственной или военной тайны (статья 64 УК РСФСР);

— измена Родине в форме оказания иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против нашей страны (статья 64 УК РСФСР);

— разглашение государственной тайны (статья 75 УК РСФСР);

— утрата документов, содержащих государственную тайну (статья 76 УК РСФСР);

— передача иностранным организациям сведений, составляющих служебную тайну (статья 76-1 УК РСФСР);

— недонесение о государственных преступлениях (статья 88-1 УК РСФСР);

— укрывательство государственных преступлений (статья 88-2 УК РСФСР);

— разглашение военной тайны или утрата документов, содержащих военную тайну (статья 259 УК РСФСР).

— иные положения (в редких случаях).

С разведкой (как получение сведений, составляющих государственную или военную тайну) все было относительно понятно. Но именно относительно, правовые проблемы возникали и здесь.

Ещё сложнее со сведениями, не являющимися государственной или военной тайной, а также не являющимися служебной тайной.

Привлечение к уголовной ответственности за такой сбор информации, было возможно только как за собирание таких сведений по заданию иностранной разведки, да ещё в для использования их в ущерб интересам нашей страны (одна из разновидностей шпионажа), либо как измена Родине в форме оказания иностранному государству помощи в проведении враждебной деятельности против нашей страны.

Если же сбор таких сведений совершался вне связи с иностранным государством или иностранной разведкой (допустим, по просьбе любой иной иностранной негосударственной организацией), то деяние не могло быть признано преступлением, даже если оно совершалось в целях проведения враждебной деятельности против нашей страны.

Кстати, в 1996 году был принят, и с 1 января 1997 года вступил в законную силу новый Уголовный кодекса РФ, который ликвидировал такой пробел в возможности борьбы с разведывательной деятельностью против нашей страны. Но об этом в следующей книге, а пока о том как было до 1997 года.

12.8. ФСБ против «экологического» шпионажа

12.8.1. В 90-е годы проблемы экологии оказались очень тесно переплетены с проблемами безопасности вообще и с деятельностью ФСБ в частности.

«…В 1993 году группа учёных под руководством известного эколога, члена корреспонденте РАН Алексея Яблокова представила высшему руководству страны доклад — „Факты и проблемы, связанные с захоронением радиоактивных отходов в морях, омывающих территорию Российской Федерации“. Учёные работали в составе Правительственной комиссии, образованной Президентом России в октябре 1992 года. В её состав вошли представители Минприроды, Минобороны, МИДа, Минздрава, Минатома, Госатомнадзора, Госкомсанэпиднадзора, других министерств и ведомств, а также представители администрации северных и дальневосточных регионов России.

Так как тема доклада в основе своей касалась закрытых для общества проблем, связанных с захоронением в различных морях радиоактивных отходов, то появление такого доклада вызвало у политиков неоднозначную реакцию. Это для экологов доклад послужил призывом к набату и разговору о том, сколь преступная существующая практика захоронения радиоактивных отходов в морях и океанах странами, использующими энергетические технологии».[217]

На первый взгляд нужно дело проводят экологи. Какая же может быть тут неоднозначная реакция? А вот какая:

Во-первых, некоторые считали, что проведённые исследования порой нужны ряду экологов для зарубежных грантов и поэтому видят они то, что им надо видеть для получения этих самых грантов;

Во-вторых, активное развенчивание экологических проблем, создаваемых российскими вооружёнными силами, при замалчивании таких же проблем, создаваемых зарубежными (а некоторые считали, что там за бугром они творят ещё похлещи нашего), создавало проблемы для престижа страны и сложности для поддержания военной готовности. А исследования таких российских экологов, по сути дела, якобы нужны грантодателям, прежде всего, для обвинений нашей страны в экологическом загрязнении и свёртывании российских программ по поддержанию военной готовности.

Так это или не так спорить здесь не будем. В каждом конкретном случае могут быть и корыстные интересы грантодателей (ущерб нашей стране), и корыстные интересы некоторых отечественных экологов (готовых на все ради денег), и корыстные интересы наших военных, загрязняющие природы, и наших государственных деятелей, не желающие хоть немного заниматься природоохранительной деятельностью.

Все это в каждом конкретном случае по-своему сочетается. И мудрость отечественных политиков и деятелей спецслужб состоит именно в том, чтобы правильно оценить это сочетания и сделать так, как необходимо для нашей страны, учитывая, разумеется, и необходимость защиты окружающей страны. К сожалению, сделать это не всегда просто по разным причинам.

12.8.2. Иногда отдельные законодательные положения могут вступать в противоречие друг другу, (чаще) их могут по-разному трактовать.

Газета «Известия» сообщила, что следственная служба Петербургского управления ФСБ возбудила уголовное дело по факту разглашения бывшим офицером Северного флота А. Никитиным сведений, составляющих государственную тайну. В ходе расследования были произведены обыски в Санкт-Петербурге и мурманском представительстве норвежской экологической организации «Беллуна», а также по месту жительства её сотрудников — российских граждан. Сообщалось, что были обнаружены и изъяты материалы, содержащие секретную информацию по Северному военно-морскому флоту, принимаются меры по установлению лиц, причастных к разглашению.[218]

Однако уже скоро в прессе появилась информация, подчёркивающая, что согласно закону о государственной тайне сведения об экологической обстановке не подлежат засекречиванию и не могут составлять государственную тайну.[219] Хотя это не вполне соответствует тексту закона, это не так важно, важно то, что на лицо явная трактовка его в нужную сторону.

Сложный этот оказался случай, и поэтому о нем стоит поговорить подробнее.

5 октября 1995 года ФСБ возбудило уголовное дело по факту разглашения сведений, составляющих государственную тайну, которые были обнаружены в материалах норвежских экологов.[220]

В октябре 1995 года газета «Сегодня» опубликовала статью под заголовком «Чекисты начали кампанию против экологистов», в которой говорилось: «Как сообщали в „Гринпис Россия“, в период с 5 по 12 октября сотрудниками ФСБ в Мурманске, Санкт-Петербурге и Северодвинске были проведены „оперативные мероприятия“ в отношении норвежского экологического фонда „Беллона“, его российских сотрудников и активистов-экологов, чья работа так или иначе связана с „Беллоной“. В офисе „Беллоны“ в Мурманске был произведён обыск, в результате которого были конфискованы компьютеры, дискеты, документы и видеоматериалы. При этом несколько российских сотрудников фонда были допрошены, а их квартиры также подвергались обыску. Сотрудники ФСБ произвели обыск и конфисковали некоторые материалы у ветерана атомного подводного флота контр-адмирала Николая Мормула, также контактировавшего с „Беллоной“. 12 октября в Северодвинске сотрудники ФСБ обыскали квартиру активиста эколога Алексея Климова, у которого были конфискована компьютер с модемом, а также фото и видеоматериалы, связанные с экологическим проблемами. На следующий день его вызвали в местное отделение ФСБ для допроса, который длился около 5 часов. В Санкт-Петербурге обыску с конфискацией материалов подверглась квартира сотрудника ВНИПИЭТ Минатома г-на Перовского, оказавшего „Беллоне“ помощь в сборе информации о хранении радиоактивных отходов на Кольском полуострове и известного выступлениями по этой тематике в прессе и телевидению».[221]

вернуться

217

«Наш современник»,N 8, 2002, с.206.

вернуться

218

Известия», 20.10.95, с.1.

вернуться

219

«Сегодня», 18.10.95, с. 12.

вернуться

220

«Российская газета», 13.02.96, с.7.

вернуться

221

«Сегодня», 18.10.95, с.12.

24
{"b":"26188","o":1}