ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

14.6.3. Как отставка Чубайса повлияла на расстановку сил во власти? «…Отстранение Чубайса, кроме всего прочего, призвано ослабить позиции Черномырдина, которого Чубайс безоговорочно поддерживал в существовавшем странноватом треугольнике Черномырдин — Сосковец — Чубайс».[708]

«Тяжелее всего придётся в сложившейся ситуации премьеру. „Черномырдина подставили, это очевидно“, — считают в правительстве. С отставкой Чубайса позиции премьера серьёзно ослаблены, как ослаблены позиции всей правительственной команды в структуре исполнительных органов власти».[709]

Впрочем, тогда Ельцин не думал о своём премьер-министре, он думал о себе самом.

14.6.4. Президент, вероятно, рассчитывал отставкой Чубайса укрепить свою популярность. Но определённые силы внушали, что это не так. Они предрекали: «Рост инфляции и общий экономический хаос не лучший подарок президентским выборам и слишком большая плата, которую придётся платить народу за временную тактическую „победу“ кучки людей из президентского окружения.

Вообще все это очень напоминает эпоху заката Горбачёва : в расчёте на политические дивиденды устраняются ближайшие сподвижники — Яковлев, Шеварднадзе, ставка делается на аппаратное окружение».[710]

Очень похоже на запугивание. Но первого российского президента не так то просто запугать. Хотя, похоже, иногда и можно (см. пункт 1 4.11. настоящей книги). Однако, ему все же легче постепенно внушить, что вышеприведённое высказывание и делает. Хотя, от одной газетной статьи российский президент, разумеется, не разворачивался на 180 градусов. Так в чем же дело? Разве трудно организовать две, три, четыре, сто двадцать четыре статьи. А ещё и кучу телепередач. Все это реально, особенно, когда хочется и можется манипулировать общественным мнением.

14.6.5. Кстати, в то время автор настоящей книги не особенно обратил внимание на отставку главного приватизатора. Это на его отношение к первому российскому президенту не повлияло.

Но, может быть, на некоторых впечатлительных и легко убеждаемых это и подействовало. Хотя во время выборов ставка делается всегда на простаков, их обмануть дешевле, да и количественно их побольше, чем думающих.

14.6.6. Однако, похоже, отставкой главного приватизатора дело не кончилось. 13 марта 1996 года газета «Известия» опубликовала статью под названием «Сезон охоты на стрелочников открыла администрация Президента». В статье речь шла о докладной записки главы президентской администрации Н.Д. Егоро в а самому президенту. Очередная утечка информации из администрации. Пора бы уже привыкнуть к бардаку, который там творился и мы не об этом, а о содержании записки.

В докладной записке говорилось, что через коммерческие банки, подконтрольные В. Потанину и М. Ходорковскому прокручивались бюджетные деньги, предназначенные для выплаты зарплат и пенсий. И к этому якобы были причастны деятели министерского уровня В. Пансков, А. Вавилов, В. Петров их министерства финансов, А. Смирнов (начальник Главного управления федерального казначейства, В. Варов и другие. Намекалось на причастность к этому А.Б. Чубайса. Вывод был сделан таков: «Цифры показывают, что фактически осуществляется субсидирование определённых коммерческих банков в объёмах, превышающих дотации на содержание армии и сельского хозяйства, вместе взятых». Намёк прозрачен даже для президента.

И президент дал указание проверить и принять положенные меры. Бывший тогда ответственный работник администрации президента В. Печенев отметил, что «в течение 2-3 месяцев (примерно с февраля по апрель) Президент явно поддерживал Н. Егорова в его борьбе с корыстными нарушениями».[711] Всего то несколько месяцев. А потом, почему же он изменил своё отношение? Но об этом позже.

Заметим, что в записке говорилось также: «Ясно, что за всем этим стоит не простая халатность руководителей Минфина и других ведомств, а корыстные интересы определённых лиц, коррупция и казнокрадство в гигантских размерах. Как бы ни была сложна и опасна борьба с этими негативными явлениями, её надо решительно начать и довести до конца, ибо речь идёт о сужении или расширении социальной базы реформ, об авторитете государственной власти. Причём необходимо обеспечить публичный характер работы по преодолению названных негативных явлений».

Казалось бы, разберутся и примут меры. Но не тут то было. Ничего не произошло. Тот же Печенев по поводу содержания докладной записки написал: «Думая, что такие утверждения государство обязано либо официально — и непременно публично! — опровергать, либо подтверждать. Делать вид, что никто ни о чем ничего не знает — сверхцинично».[712]

Похоже, лукавит ответственный чиновник. Пора бы уже привыкнуть к такой практике. Интересно не это. Интересно как Борис Николаевич переходил от нападок на Чубайса к его возвышению и обратно.

Всего лишь в течение двух месяцев разворачивался прямо на сто восемьдесят градусов. Ведь повторялось это не раз (вспомним историю со взлётом и падением Полеванова[713] ). Но всегда Чубайсу удавалось взять реванш. Говорят, что на праздновании пятилетнего юбилея Госкомимущества он с угрозой произнёс: «Ещё не вечер. Победа будет за нами».[714] Такой он был не потопляемый. А почему бы это?

Ответ на этот вопрос не так и прост и мы, интригуя читателей, к нему перейдём позже. Когда самому автору истина станет более ясно и убедительной. Ясно лишь одно, что «заслуги» главного приватизатора лично перед первых российским президентом были велики.

14.7. Влияние «Тани»

14.7.1. Теперь от главного приватизатора, ушедшего в тень, перейдём к вопросу о смене руководства избирательного штаба Ельцина. Именно эта смена позволила ушедшему ( Чубайсу ) в конце концов вернуться. «Как сказал один остроумный и проницательный человек: „В политике не играют, а только без перерыва тасуют карты…“.[715]

О роли семьи президента в правление Ельцина мы уже говорили.[716] Первоначально родственники Бориса Николаевича не играли никакой особой роли в политике, но времена меняются.

Теперь супруги президента и его младшая дочь стали более влиятельны. «Аналитики и психологи Лэнгли долго раздумывали над происхождением матриархата в семье всесильного российского самодержца. Размышляет над этим феноменом и американский президент. Скорее всего, это из-за пожилого возраста, и главное, тяжёлого физического состояния „друга Бориса“, ранее не допускавшего родных и близких к своим служебным делам. Теперь положение иное: больной, дряхлеющий президент безоговорочно и полностью доверяет только им двоим, воспринимает серьёзно только их информацию, соглашается только с тем, что они рекомендуют».[717]

«Ключевой фигурой во вновь созданной команде стала тридцатишестилетняя дочь Ельцина Татьяна Дьяченко.[718] «Это придумал Юмашев, — вспоминает Березовский. — Он позвонил мне в шесть утра и говорит: „У меня есть совершенно гениальная идея“, И произнёс только одно имя: „Таня“. Я спросонья не вполне понял. „Что „Таня“?“. Он отвечает: „Таня должна работать с нами в аналитической группе“. …Идея действительно была гениальной, я тогда её недооценил. Это открыло доступ информации к президенту. До выборов оставалось мало времени, и принимать решение надо было мгновенно. А эти решения мог принимать только Президент. Поэтому нужна была оперативность и доверие к этому информационному каналу».[719]

вернуться

708

«Известия», 20.01.96, с.2.

вернуться

709

«Известия», 18.01.96, с.2

вернуться

710

«Известия», 18.01.96, с.2

вернуться

711

«Наш современник»,N 6, 1997, с.209.

вернуться

712

«Наш современник»,N 6, 1997, с.210.

вернуться

713

См. пункт 8.9. второй книги.

вернуться

714

«Наш современник»,N 6, 1997, с.196.

вернуться

715

Куликов А.С., Тяжёлые звезды» (публикация в Интернете).

вернуться

716

См. пункт 8.4. второй книги.

вернуться

717

Красильников Р.С., «Новые крестоносцы. ЦРУ и перестройка», М., «Олма-пресс Образование», 2003, с.392-393.

вернуться

718

Ельцин включение Тани в политику описывает так: «Как-то раз ко мне в Барвиху приехал Валентин Юмашев. Я не выдержал и поделился с ним своими мыслями: чувствую, что процесс не контролирую, вижу по потухшим глазам помощников, в частности Виктора Илюшина, что ситуация в штабе день ото дня ухудшается и мы медленно, но верно погружаемся в болото. И судя по всему, штаб — сплошная склока, никакой стратегии нет, советский стиль общения, на собрание единомышленников совсем не похож.

вернуться

719

Хлебников Павел (Пол), «Крёстный отец Кремля Борис Березовский или История разграбления России», М., «Детектив-Пресс», 2001, с. 218.

66
{"b":"26188","o":1}