ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Попробовал бы какой-нибудь кандидат в американские президенты отказать от публично предложенных дебатов! Шансов выиграть у него было бы не много. Но, это только дурачки, думают, что нам нужно перенимать все у американцев. На самом деле, мы другие. И то, что позволено у нас, там бы никогда не прошло.

Оппозиционная пресса отметила: «…Сварливый отказ Ельцина от теледебатов с Зюгановым даже помимо воли кремлёвских пропагандистов выглядит как официальное признание глубокого нездоровья кандидата в президенты Ельцина, его стойкой неспособности соблюдать и выполнять элементарные демократические процедуры. Как видно, ему больше показаны процедуры медицинские».[1021]

Кстати сказать, наверняка, продумывая предложение на теледебаты, его инициаторы понимали, что отказ возможен, а, может быть, даже и желателен. В любом случае это был почти стопроцентный беспроигрышный ход. Правда, по американским стандартам. По нашим отечественным — он принёс гораздо меньше проку.

14.13.3. Уязвимым моментом Ельцина перед вторым туром было его здоровье. Видимо, и разрыв с Коржаковым дался Ельцину не легко. Были, разумеется, и другие причины резкого ухудшения президентского здоровья. Избирательная нервотрёпка, в сочетании с публичным вытанцовыванием на сцене явно не шли на пользу здоровья. Хотя сам «танцор» и не хотел признавать это.[1022] Странным было бы, если бы признавал. Какой же политик любит признаваться в своих ошибках!

Но танцы мелочь, сама верховная власть не такая и сласть. «Власть в России в эпоху смут — тяжелейший ежедневный стресс для любого взобравшегося наверх политика. Тем более для президента».[1023] Президентское сердце подкачало.[1024]

Позже Ельцин признает: «… Случись приступ на месяц раньше, результаты выборов, наверное, были бы иными. Удержать темп и напор предвыборной кампании просто не удалось бы. И Зюганов мог выиграть благодаря такому „подарку судьбы“. Наверное первый российский президент в этот прав. Но за его правотой выглядывает банальная истина: народ был введён в заблуждение. Это если мягко сказать. А, если сказать жёстко, то получается, что народ обманули.

«В общем, на мой взгляд, дело ясное: народ вправе и обязан знать полную правду о здоровье того человека, которого он предназначает в свои лидеры», — написал Егор Лигачев о времени брежневского застоя.[1025] Прав то он прав, но на самом деле, прав тот, у кого больше прав.

Управление страной — сложный и тяжёлый труд,[1026] разумеется, если хотеть принести пользу стране.

«Люди, которые затеяли эту кампанию, — говорил Станислав Говорухин, — прекрасно знали, что президент не в состоянии выполнять свои функции руководителя огромной страны, находящейся к тому же в кризисе. Он лежал под капельницей. Ни одна медицинская комиссия не разрешила бы в таком состоянии участвовать в выборах. Они должны были быть отложены».[1027]

Однако ельцинские проблемы со здоровьем необходимо было донести до среднего россиянина. Это, во-первых. Самым лучшим способом сотворить это быстро и достоверно было сделать телевыступление.[1028] Но «СМИ сделало все возможное, чтобы избиратели не догадались, что голосуют за недееспособного и манипулируемого главу государства, у которого, оказывается, „всего лишь сел голос“…».[1029]

«Зюганова противоправно не пустили на телевидение, где он вместе с Говорухиным собирался в законное время, выделенное избиркомом для КПРФ, сообщить о новом тяжёлом инфаркте Ельцина и его неспособности выполнять президентские функции в ближайшее время. Кстати говоря, именно это обстоятельство дало Зюганову моральное право впоследствии напоминать прямо или косвенно об этом при очередных временных „отставках“ Президента по многочисленным болезням, операциям, простудам, в результате которых тот не работал в полную силу по много месяцев в году».[1030]

А, во-вторых, российский менталитет не похож на американский. Что тоже не стоит сбрасывать с внимания. Некоторые наши разлюбезные сограждане, все же поняв, что президент болен, решили бы его пожалеть и выбрать. Умом Россию не понять. Вот только можно ли в такую Россию верить?

Заметим, что в соответствии с законодательством сведения о состоянии здоровья высших должностных лиц Российской Федерации не могут быть государственной тайной.[1031]

Но это на бумаге. А вот как в жизни со слов самого президента: «На второй день после инфаркта, 28 июня, из обычной гостиной, куда теперь перенесли мою кровать, устроили что-то вроде рабочего кабинета. Оператор (наш, кремлёвский) долго мудрил, чтобы ничего липшего в кадре не было, особенно рояля, который по традиции всегда тут стоял, и, само собой, кровати. Медицинскую аппаратуру чем-то накрыли».[1032] Борис Николаевич пишет об этом совершенно спокойно, не особенно обращая внимание, на то, что признает обман своего народу, признает (как минимум) балансирование на грани закона. Дело прошлое, в мелких грехах можно и сознаться. Вот только можно ли назвать мелким грехом обман своего всего народа.

Ельцин и признает: «Конечно, я и мои помощники ходили по лезвию бритвы: позволительно ли было скрывать такую информацию от общества? Но я до сих пор уверен в том, что отдавать победу Зюганову или переносить выборы было бы во много раз большим, наихудшим злом».[1033] Оказывается закон все же можно нарушать, если это нужно. Ну, что тут скажешь? Жираф большой, ему видней.

Для объективности заметим, что необоснованно скрывать от своих сограждан состояние здоровья кандидатов в президенты — «прерогатива» не только нашей страны, но других, включая даже тех, которых относят к странам с развитой демократией.[1034]

14.13.4. Но вот выборы состоялись. Формально победил Ельцин. Однако, все здравомыслящие люди сомневались в реальности этой победы. И основания для сомнений были существенные. Назовём только некоторые из них:

— прежде всего, низкие стартовые возможности Ельцина. К началу избирательной кампании его популярность была крайне низка. Однако к концу он вышел лидером с заметным перевесом. В сказках бывает все, но ведь это сказки, а не народные симпатии. «Если к тому же учесть, что партия власти („Наш дом — Россия“) набрала на думских выборах в декабре 1995 года лишь 10% голосов и личный рейтинг президента ещё в феврале, по данным всех социологов, составлял около 6%, — то можно ли было честным способом поднять этот рейтинг за четыре месяца до объявленных 53%?».[1035];

— очевидное использование административного ресурса командой Ельцина. «…По данным Европейского института средств массовой информации (ЕИСМИ) Ельцину до голосования 16 июня 1996 г. было предоставлено 53% эфирного времени, выделенного на всех кандидатов. Зюганову выделили 18%, а оставшееся время получили остальные кандидаты».[1036]

— очевидное преимущество всех остальных конкурентов (включая основного) в плане состояния здоровья. Как это не пытались скрыть от широких масс, но получалось все равно только наполовину. Даже, если учитывать некоторую искаженность российского менталитета (пожалели себя на голову), то таким состраданием заражены все же далеко не все;

вернуться

1021

«Советская Россия», 29.06.96, с.3.

вернуться

1022

Ельцин писал: «В народе, я слышал, бытует мнение: доплясался Ельцин на выборах, допрыгался. Верно, был такой случай. Вместе с певцом Женей Осиным я на сцене действительно лихо сплясал. Никакое сердце, никакие предупреждения врачей не могли снизить мой эмоциональный тонус, мой огромный настрой и желание выиграть этот бой. Пожалуй, впервые я участвовал в такой широкой кампании — летал по стране, каждый день встречался с огромным количеством народа, выступал па стадионах, во дворцах спорта, на концертах, под шум, гвалт, свист и аплодисменты молодёжной аудитории. И это меня „заводило“ необычайно. Перед этим злополучным концертом в Ростове-на-Дону Таня меня умоляла: „Папа, я тебя прошу, только не танцуй!“ Но я ничего не мог с собой поделать… Эти сильные положительные эмоции не мешали жить, а помогали.

вернуться

1023

«Новое время»,N 52, 1996, с.15.

вернуться

1024

Ельцин писал: «Это случилось 26 июня, за несколько дней до второго тура выборов.

вернуться

1025

Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с.33.

вернуться

1026

«Из всех видов человеческой деятельности власть над себе подобными — хотя и вызывает наибольшую зависть — наиболее разочаровывает, ибо она не даёт уму ни минуты роздыха и требует постоянных трудов. Булочник, вынув из печи хлеба, дровосек, повалив дуб, судья, вынесши приговор, зодчий, видя, как делают конёк, венчающий крышу, художник, положив кисть, могут хотя бы в течение одного вечера вкусить преходящее умиротворение, передаваемое доведённым до успешного конца усилием. Правители — никогда. Едва только одно политическое затруднение кажется улаженным, уже встаёт другое, как раз в то время, когда улаживали первое, и требует к себе неотложного внимания. Генерал ещё долго пользуется плодами своей победы, принёсшей ему славу, но премьер-министру приходится сталкиваться с новой ситуацией, порождённой самой победой. Ни одна проблема не терпит, чтобы тянули с её разрешением, ибо та, что кажется сегодня второстепенной, завтра приобретает трагическую значимость.

вернуться

1027

«Наш современник»,N 9, 1996, с.127.

вернуться

1028

«К концу кампании, когда Ельцин заболел, коммунисты попытались поднять вопрос: нужен ли России больной президент? Они хотели купить рекламное время на государственном телевидении, но получили отказ». (Хлебников П., «Крёстный отец Кремля Борис Березовский или История разграбления России», М., «Детектив-Пресс», 2001, с. 225).

вернуться

1029

«Наш современник»,N 12, 1996, с.217.

вернуться

1030

Кислицын С.А., Крикунов В.И., Кураев В.Д., «Геннадий Зюганов», Краснодар, «Флёр-1», 1999, с.224.

вернуться

1031

См. пункт 5.2.6. первой книги.

вернуться

1032

Ельцин Б.Н., «Президентский марафон» (публикация в Интернете).

вернуться

1033

Ельцин Б.Н., «Президентский марафон» (публикация в Интернете).

вернуться

1034

В 1991 году еженедельник «Новое время» писал: «Три года назад Франция была опечалена сообщением об операции по поводу рака предстательной железы у президента Франсуа Миттерана. Болезнь всегда спокойного, выдержанного, уверенного в себе президента была неожиданной и вызвала волну сочувствия. На вопрос корреспондента Миттерану, покидавшему госпиталь после операции, о его дальнейших способностях руководить страной, президент ответил с улыбкой: „У меня же не на мозгах была операция, а совсем наоборот“. И все засмеялись.

вернуться

1035

«Наш современник»,N 12, 1996, с.214.

вернуться

1036

Кислицын С.А., Крикунов В.И., Кураев В.Д., «Геннадий Зюганов», Краснодар, «Флёр-1», 1999, с.202.

89
{"b":"26188","o":1}