ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

14.14. Коржаков без Ельцина

14.14.1. Отстранённый от службы Коржаков жил в одном доме с отстранившим его президентом. «Таня Дьяченко, — вспоминал Александр Васильевич, — после моей отставки более других старалась избежать случайных встреч. Но все равно столкнулись в подъезде … Таня, словно мышь, проскользнула мимо нас. Я её в первый момент даже не узнал — она сильно изменилась внешне, постарела. Видимо, действительно тяжела она — шапка „мономахини“.[1051]

А сам экс-охранник как бы отдыхал. После снятия с должности Коржаков два месяца получал полный оклад, а затем — положенное ему как генерал-лейтенанту денежное довольствие.[1052] Увольнять его окончательно не спешили.[1053]

При этом, Коржакова пытались трудоустроить. Так им бы было спокойнее. Как он сам говорил: «Чтобы я заткнулся. Предлагали устно. Я попросил, чтобы это сделали в письменном виде. Принесли на бумаге, но без подписи и не на бланке.

Сначала предлагали перевести меня в МВД и послать их представителем в Словакию. Я отказался. Потом предложили перевести в МО и послать в аппарат представительства МО в НАТО — в Брюссель. Я сказал, что уже довольно долго проработал начальникоми писать бумажки в аппарате просто не смогу. Тогда мне предложили место нашего представителя в НАТО. Я ответил, что это новое дело, что я не знаком с дипработой, надо к этому как-то готовиться.[1054] Отказался. Тогда последовал новый вариант — представителем ФСБ в Испанию. Это с моим-то лицом, которое все знают. Короче, я поблагодарил и объявил, что хочу просто уйти на пенсию по реорганизации. У меня выслуга 38 лет».[1055]

Как это все похоже на старые номенклатурно-коммунистические времена. Но тогда было скромнее. Гораздо скромнее. Руководитель охраны Брежнева писал о «знаменитой инспекторской группе в Министерстве обороны, там многие безбедно доживали свой век, сохраняя важные льготы и практически ничего не делая».[1056] Теперь, как видим, вариантов, а, следовательно, и должностей стало больше. Гораздо больше.

Хотя критики того коммунистического режима так старательно в своё время критиковали существование некоторого количества «пенсионных» мест для уволенных больших советских начальников. Но после КПСС эта система, похоже, увеличилась в несколько раз. Вот вам и демократические идеалы. Однако, мы, в общем-то, не о том.

Кстати, Коржакову предлагали работу и коммерческие структуры (все таки новые времена): «Едва ли не ежедневно предлагают, — рассказывал сам отставник. — И, знаете, оклады тоже заманчивые — до миллиона долларов в год».[1057]

«Любой из многочисленных политических богов, даже если он спускается (или его спускают) с Олимпа, находит себе тёплое место в каком-нибудь банке или фонде. Так было всегда — это непременный атрибут после божественной жизни, своего рода политическая канонизация. Было бы удивительно, если бы чиновники в прошлом столь высокого ранга, да ещё составлявшие «ближний круг», останутся без должного трудоустройства. Более того, без трудоустройства по основной — военно-охранно-полицейской специальности».[1058] Едко, но правильно. Вот только насчёт военно-охранно-полицейской специальности это от злобы на эту специальность. На самом деле, гражданские чиновники получали синекуры не меньше, чем военные, охранные и полицейские.

14.14.1.1. И все же Александр Васильевич Коржаков поступил не так. Почему Коржаков не смирился и не затаился? Многие из отстранённых Ельциным поступали именно так.[1059] Например, Барсуков.[1060] Верно отметили: «Михаила Ивановича трудно назвать разговорчивым. Никаких интервью и громких заявлений. От участия в войне компроматов он успешно воздержался».[1061]

Последуй Коржаков его примеру и тогда у него, казалось бы, оставался шанс ещё вернуться ближе к трону или хотя бы сытно в тепле дожить до глубокой старости. Но Коржаков поступил по иному и это не вполне понятно, с точки зрения номенклатурного бюрократа.

Хотя одним из объяснений может быть его характер. Он был практически на самом верху. И вернуться именно туда и быстро шансов было мало. Их, собственно говоря, не было. А обида на «кровного брата», выбросившего его как нашкодившего кота была. И эта обида ещё более жгла, когда стало ясно, что даже после увольнения его продолжают прессовать.

А на некоторых это как красная тряпка для быка. Недоброжелатели писали о том, что он обид не забывает и не прощает, всегда находит способ отыграться.[1062] Так определяли его противники. Кстати, возможно этим самым они старались указать совсем другому человеку ( Ельцину ), что примирение с «кровным братом» все равно не возможно.

Сравним это со словами самого Коржакова : «…Чем настойчивее они добивались молчания, тем меньше оставалось желания держать язык за зубами. Такое поведение не имело ничего общего с банальным упрямством или местью».[1063]

А если на этой особенности чужого характера ещё и поиграть. Иногда в политической борьбе так и поступают, искусственно разыгрывая конфликт, чтобы в стороне наблюдать борьбу двух тигров и хихикать от удовольствия.

Чубайс, в конце 1996 года категорически не хотел говорить с журналистом о Коржакове, но когда к нему все же пристали, произнёс: «Мне с ним все ясно — с той самой минуты как он подал в суд на Бориса Николаевича. За неделю до операции на сердце».[1064]

Интересно, а если сам президент совершает действия, который его бывший главный охранник считает незаконными, то ему что нужно ждать время до операции, время во время операции и время после операции (нельзя же беспокоить человека, которому пару месяцев тому назад сделали операцию на сердце!?). Заметим, что это при том, что сам в суд Ельцин все равно бы не пошёл, для этого есть адвокаты. Так мелкий укол Чубайса в адрес Коржакова, предназначенный, если не для самого Ельцина, то для его «Семьи», которая подскажет, что нужно делать первому российскому президенту.

Интересно, сколько таких мелких уколов было, чтобы не дай бог не помирились Борис Николае в ич с его «кровным братом» Александром Васильевичем ?

14.14.2. Начальник Службы безопасности президента был не один, кто покинул службу. Остальные сотрудники Службы безопасности президента прошли «чистилище». Общее руководство этим мероприятием осуществлял Е. Савостьянов, тот самый, которого они в своё время подвели под снятие.[1065]

Однако теперь он выступал в роли заместителя руководителя администрации президента. Службу сильно сократили, а такого верного помощника её бывшего начальника как В. Стрелецкий уволили даже без предварительного собеседования.[1066] По словам Коржакова : «Людей, тщательно отобранных и располагающих уникальной информацией, изо всех сил стремятся разобщить и вообще оставить без работы».[1067] Они это не забыли.

вернуться

1051

Коржаков А.В., «Борис Ельцин: от рассвета до заката», М., «Интербук», 1997, с. 149.

вернуться

1052

«Российская газета», 10.10.96, с.1.

вернуться

1053

В 1997 году Коржаков рассказывал: «…Мой рапорт никак не могут до Ельцина донести. Боятся напомнить обо мне. В результате формально я так и не уволен». («Коммерсантъ»,N 14, 1997, с.14).

вернуться

1054

Плевать им было, что Коржаков не знает дипломатического этикета, главное, чтобы сидел ниже воды, тише травы. Этакая номенклатурно-демократическая синекура должна была его заткнуть.

вернуться

1055

«Коммерсантъ»,N 14, 1997, с.15.

вернуться

1056

Медведев В.Т., «Человек за спиной», М., «Русслит», 1994, с. 128.

вернуться

1057

«Аргументы и факты»,N 34, 1996, с.12.

вернуться

1058

«Новое время»,N 33, 1996, с.5.

вернуться

1059

Например, см. пункт 10.5.9. второй книги.

вернуться

1060

«После увольнения личные отношения Барсукова м президентом на разрушились. Михаил Иванович, в отличие от Коржакова, разоблачительных книг не писал, интервью не давал и вообще скрывался от журналистов. В одном из очень немногих газетных интервью он сказал: „С семьёй президента у меня были и остаются ровные, тёплые отношения. В этом плане после моей отставки ничего не изменилось и в наших контактах с семьями дочерей президента. Тем более, что мы соседи, и отношения у нас по-соседски добрые“.

вернуться

1061

«Комсомольская правда», 29.10.96, с.6.

вернуться

1062

«Собеседник»,N 27, 1996, с.6.

вернуться

1063

Коржаков А.В., «Борис Ельцин: от рассвета до заката», М., «Интербук», 1997, с.390.

вернуться

1064

«Новое время»,N 48, 1996, с.7.

вернуться

1065

См. пункт 7.3.6. второй книги.

вернуться

1066

«Российская газета», 10.10.96, с.1-2.

вернуться

1067

«Аргументы и факты»,N 34, 1996, с.12.

91
{"b":"26188","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Цена вопроса. Том 1
Убить пересмешника
Тень ингениума
Не такая, как все
Ведьмы. Запретная магия
Первые сполохи войны
Оружейник. Приговор судьи
Инферно