ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Астронавты Гитлера. Тайны ракетной программы Третьего рейха
Я признаюсь
Юрий Андропов. На пути к власти
В нежных объятьях
Обновить страницу. О трансформации Microsoft и технологиях будущего от первого лица
Поток: Психология оптимального переживания
Сам себе плацебо: как использовать силу подсознания для здоровья и процветания
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
Спасти нельзя оставить. Сбежавшая невеста
Содержание  
A
A

И Лебедь быстро понял, что я имел в виду. Почти в тот же день он попросился приехать ко мне в Барвиху. До моей операции оставалось тогда чуть больше месяца.

«Борис Николаевич, ваше решение ошибочно. Совет обороны — не тот орган, который может руководить высшими должностными назначениями в армии. Во главе его сейчас гражданское лицо. Армия этого не поймёт».

Я объяснил Лебедю, что моё решение не обсуждается. «Вам нужно браться за дело. Более настойчиво работать с премьером и другими. Нельзя со всеми рассориться в нашем аппарате», — сказал я».[1111]

«На своей последней встрече с Ельциным 4 октября Лебедь должен был согласовать стратегию российской стороны на предстоящих в Брюсселе переговорах с руководством НАТО. Но начал разговор Александр Иван о вич с очередного неприятного вопроса Борису Николаевичу : „Вышел Указ об администрации Президента. Согласно ему Секретарь Совета Безопасности подчиняется не Президенту, а главе администрации. Это недоразумение или отмена всех предыдущих Указов Президента о статусе Секретаря Совбеза? Если это отмена, то я не собираюсь становиться подчинённым Чубайса“. Ельцин посетовал, что Орехов опять чего-то недосмотрел и все это нужно, конечно же, поправить. До „брюссельской“ части доклада дело даже не дошло. Борис Николаевич срочно попрощался и ушёл. Вся встреча заняла десять минут».[1112]

После этого только дурак не понял, что прощание близко. Лебедь таким дураком не был. Но не был он безропотно ожидающим своей участи. Десантный генерал оказался стремительным и неординарным.

14.15.4. Темпы нарастали.[1113] 11 октября 1996 года Лебедь появился в Туле и был не один. Вместе с ним был Коржаков, «что было с его стороны верхом наглости (если не сказать — демонстративного презрения) по отношению к Ельцину».[1114]

Публичный союз двух генералов напугал некоторых. Генералов в ельцинской России боялись часто. «Аппаратная поддержка, прежде всего в силовых структурах и ведомствах безопасности, в обмен на поддержку в региональной избирательной кампании — на наш взгляд, — писал либеральный еженедельник, — достаточно адекватное решение тёзок…

Тандем «Лебедь — Коржаков» может стать весьма опасным. Особенно, если двум тёзкам удастся установить прочный контакт с группировками ВПК».[1115] Писали, что материалы, которые использовал заместитель Коржакова — Рогозин, затем были переданы генералу Лебедю.[1116]

Лидером стал бы десантный генерал. 24 сентября 1996 года газета «Комсомольская правда» появилась и интервью Коржакова, который на вопрос о том кто способен сменить Ельцина на посту президента, коротко ответил: «Лебедь».[1117]

«Альянс Лебедя и Коржаковым, о котором много говорили, мог оказаться очень мощным — в смысле взрывоопасным. У генерала Лебедя была прочная репутация честного и неподкупного борца за справедливость. У генерала Коржакова — слава держателя компромата на действующих и недействующих политиков.[1118] Эффект в случае объединения этих двух образов в один в ходе президентской кампании мог оказаться посильнее «Фауста» Гёте».[1119]

Действующий генерал публично поддержал уволенного на выборах в Госдуму, которые нужны были последнему, чтобы подстраховаться от возможного ареста. А заодно и получить хоть какое-то моральное удовлетворение от президентского унижения.

Президент РФ выразился кратко: «Что этот, понимаешь ли, что тот…». Похоже, что Александр Иванович сам шёл на конфликт, понимая, что иного выхода как уйти ярко у него не было.

Поэтому поводу Игорь Олейник считал: «Последнее слово в этом жёстком диалоге продиктовал именно Лебедь, „сняв“ со своей отставки немалый политический капитал…Генерал навязал секретарю обкома личное соревнование в „крутизне“ политической игры».[1120]

14.15.5. Однако перед отставкой произошёл ещё один конфликт в окружении больного президента. Позже Ельцин напишет: «Подмяв под себя Министерство обороны (по его требованию я уволил семь(!) заместителей Грачева и назначил министром генерала Игоря Родионова), Александр Иванович на этом не остановился. Начал атаку на Министерство внутренних дел, на министра Куликова».[1121] Первым её начал Лебедь, обвинивший Куликова в измене интересов России в Чечне.[1122]

Куликов понял, что ему необходимо переходить в контратаку. «16 октября министр МВД генерал Куликов заявил, что Лебедь создаёт 50-тысячный „Русский легион“, и на следующий день Ельцин снимает Лебедя со всех его постов».[1123]

Но это, что называется, краткие новости. Более подробно ситуация выглядела так. Генерал Куликов провёл экстренную пресс-конференцию в апартаментах МВД. И пошла информация: «В распоряжении МВД имеются оперативные данные, свидетельствующие о сговоре Лебедя с чеченскими сепаратистами. В частности, Александру Ивановичу обещали подбросить 1, 5 тысячи боевиков для прихода к власти в Москве.

Вспомнил генерал Куликов и непрозрачные намёки о недееспособности Президента, сделанные ему секретарём СБ во время первых рабочих встреч,[1124] попытки Лебедя под видом решения чеченского кризиса подчинить себе Вооружённые силы и МВД.

На одной из встреч с силовыми министрами Александр Иванович предложил создать 50-тысячную резервную группировку войск — так называемый «Российский легион».

Подчинить легион предполагалось Президенту, но непосредственное оперативное управление должен осуществлять сам секретарь СБ.[1125]

Силовые министры получили распоряжение от Лебедя о прикомандировании к СБ группы офицеров для создания координационного штаба…

Вывод из всего выше сказанного, по мнению генерала Куликова напрашивается один: Александр Лебедь готовится к государственному перевороту».[1126] Что же своя логика на первый взгляд есть. «…Перевороты всегда и везде совершают военные. Потому мы так их и называем — военные перевороты», — писал Виктор Суворов.[1127]

Если разговор о перевороте достаточно сложен,[1128] то слова о полутора тысячах чеченских боевиков говорят либо о предательстве Лебедя (и тогда его нужно судить) либо об ошибке говорящего (и тогда Куликову нужно было бы потом извиниться). Но наиболее вероятно, что речь идёт о политической демагогии, когда о правде или неправде не думают, а подсчитывают только политическую целесообразность.

Интересно отметить, что по политической технологии поведение Куликова в октябре 1996 года так здорово похоже на поведение Чубайса в июне того же года (см. пункты 14.11.6. — 14.11.7. настоящей книги). Сходство невольно наводит на мысль о том, что и летом и осенью 1996 года обе пресс-конференции только формально проводились для журналистов, на самом деле они предназначались для других, точнее вообще одного человека — Бориса Николаевича Ельцина. И там и там Президент РФ ставился перед скандалом и необходимостью выбора между двумя конкурирующими лидерами. Только Чубайс с его отсутствием авторитета среди населения в роли затравщика не подходил, Куликов был более подходил для этой роли.

вернуться

1111

Ельцин Б.Н., «Президентский марафон» (публикация в Интернете).

вернуться

1112

Олейник И.В., «Александр Лебедь и власть», М., «Русь-Фильм», 1998, с.64.

вернуться

1113

Упомянув известные заявления Лебедя журналу «Штерн», о том, что Ельцин — безнадёжный алкоголик и что толку от него уже не будет, Анатолий Куликов написал: «Если ближайший помощник президента говорит такие вещи, значит, во власти болен не только президент…». (Куликов А.С., «Тяжёлые звезды», публикация в Интернете).

вернуться

1114

Олейник И.В., «Александр Лебедь и власть», М., «Русь-Фильм», 1998, с.65.

вернуться

1115

«Новое время»,N 41, 1996, с.12.

вернуться

1116

«Российская газета», 08.05.03, с.31.

вернуться

1117

«Комсомольская правда», 24.09.96, с.3.

вернуться

1118

Коржаков на вопрос о том, что он является самым осведомлённым о закулисной жизни людей власти, ответил: «Да, действительно. Я очень много знаю о них. И об их закулисной жизнию. Очень осведомлён». («Комсомольская правда», 24.09.96, с.3).

вернуться

1119

Гусейнов В.А., «От Ельцина к…?», Книга первая, М., «Олма-пресс», 1999, с. 56.

вернуться

1120

Олейник И.В., «Александр Лебедь и власть», М., «Русь-Фильм», 1998, с.65.

вернуться

1121

Ельцин Б.Н., «Президентский марафон» (публикация в Интернете).

вернуться

1122

В изложении Анатолия Куликова это выглядело так: «По сообщениям Главного управления по организованной преступности МВД России, ещё в пору активного общения с сепаратистами Лебедю было высказано солидарное требование Масхадова, Яндарбиева, Удугова, Басаева, Гелаева и некоторых заметных в ту пору политиков из Дагестана (Их имена уже не на слуху. — Авт.) — отстранить от должности „министра Куликова“. Объясняли необходимость такого шага моей „непримиримостью и жёсткостью“. Обещали сфабриковать нечто, что могло бы убедить высшее руководство России и российское общество в постыдном поведении министра.

вернуться

1123

Кислицын С.А., Крикунов В.И., Кураев В.Д., «Геннадий Зюганов», Краснодар, «Флёр-1», 1999, с.223.

вернуться

1124

Что называется, заложил Лебедя. Ведь тот говорил в порыве откровенности, явно не предназначая сказанное для последующей передаче другим.

вернуться

1125

Куликов вспоминал: «Хорошо помню нашу третью встречу, на которой, кроме Лебедя и меня, присутствовал генерал-полковник Игорь Родионов, недавно назначенный новым министром обороны.

вернуться

1126

«Российская газета», 18.10.96, с.2.

вернуться

1127

Суворов В., «Очищение», М., «Аст», 1998, с.339.

вернуться

1128

Игорь Олейник, расхваливая достоинства Лебедя, написал: «Единственную попытку дискредитировать Лебедя на правовом поле предпринял только доктор экономических наук и по совместительству министр внутренних дел РФ Анатолий Куликов. Явно находясь под впечатлением какой-то только что состоявшейся у него встречи (связанной с завершением расследования Советом Безопасности причин загадочной сдачи оборонявшегося 12 тысячами солдат федеральных войск Грозного 4 тысячам чеченских боевиков), он изложил журналистам свою творческую композицию про планирование Лебедем захвата власти неконституционным путём через создание т.н. Русского легиона. Наверное, это был очередной приступ генеральского сарказма, трудно воспринимаемого гражданскими. Во всяком случае, по данному эпизоду препирательства двух генералов два суда приняли компенсирующие друг друга решения — Лебедь и Куликов сумели отсудить друг у друга по одному рублю в порядке компенсации за нанесение морального ущерба. Правда, лично мне кажется, что моральный ущерб профессиональному политику нанести невозможно…

96
{"b":"26188","o":1}