ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

3.4. Завещание Черненко?

3.4.1. сменил, не, а. «Сложилась так, что после ухода в высшем эшелоне власти действительно не было бесспорной личности, которая устраивала бы всех или большинство и на которую можно было бы смотреть с доверием и надеждой. Руководители преклонного возраста не могли выделить из своих рядов человека — приемлемого в тех условиях лидера партии и государства. Молодые деятели не проявляли себя, или им не позволено было это сделать. Поэтому выбор пал на, о котором говорили: „Старый конь борозды не испортит“.[206]

Действительно, есть такая поговорка. Но у неё есть ещё и продолжение: «… но глубоко и не вспашет». А нужно ли было глубоко пахать, ведь членов Политбюро устраивала временная передышка.[207]

3.4.2. Но ведь молодым-то хотелось власти. Они же с таким рвением уже поработали в формирующейся команде. Уже пообсуждали кто и как будет править после Него, ибо ясно было, что правление не будет долгим. А тут такой конфуз, ещё ждать нужно, да и у были свои любимчики.

Это думал, что формирует свою команду. На самом деле, команда, повинуясь политической логике (лидер уже в одном шаге от могилы) стала формироваться под саму себя и выдвигать из своей среды нового лидера. Они же не хотели потерять свой кусочек власти после смерти своего старого вожака.

Была ли сделана со стороны попытка прийти к власти сразу после смерти ?

написал, что во время смерти он был в Томске и был срочно вызван в Москву по звонку. Зачем, не уточняет. Но описывает далее, что в компании партработников писал некролог.[208]

«Мне кажется, — отметил Виктор Прибытков, — что это признание весьма показательно — оно, как нельзя лучше, повествует о той закулисной борьбе, которая неминуемо должна была развернуться на предстоящем Пленуме. спешно собирал преданные силы!…

Он явно о чем-то недоговаривает в этих воспоминаниях. Наверное, о разговоре, состоявшемся по прибытии: между ним и о раскладе сил перед Пленумом, о том, что не должен прийти к власти, а совсем иной человек, более молодой и крепкий… Иначе и быть не могло!

не было смысла столь спешно срывать приятеля из Сибири, а — особого смысла столь торопливо летать в Москву и мчатся на Старую площадь, чтобы рано утром…участвовать лишь в написании некролога и обсуждать результаты жизнедеятельности почившего генсека».[209]

3.4.3. Была высказана ещё одна версия о ситуации борьбы за власть. Скажем прямо маловероятная, но для объективности следует указать и её.

«Федорчук считается косвенным виновником внезапного ухудшения здоровья …

Летом 1983 года отправился отдыхать в Крым.[210] Рядом в санатории проводил отпуск министр внутренних дел Виталий Васильевич Федорчук. Министр развлекался тем, что ловил ставриду и сам её коптил. И пришёл угостить рыбкой собственно копчения».[211]

«К несчастью, рыба оказалась недоброкачественной, — писал академик в своей книге „Здоровье и власть“. — У развилась тяжелейшая токсикоинфекция с осложнениями в виде сердечной и лёгочной недостаточности. Выехавшие в Крым наши ведущие специалисты вынуждены были из-за тяжести состояния срочно его транспортировать в Москву. Состояние было настолько угрожающим, что я, да и наблюдавший его профессор-пульмонолог А.Г. Чучалин, как, впрочем, и другие специалисты, боялись за исход…».[212]

«История странная — по строжайше соблюдаемой инструкции вся пища, предназначенная для членов политбюро, проходила тщательный контроль. Специальные лаборатории подчинялись Девятому управлению КГБ», — отмечал по этому поводу Леонид Млечин.[213] Тот же объясняет просто: «Здесь же то ли охрана просмотрела, то ли понадеялись на качественность продуктов, который прислал близкий знакомый, к тому же министр внутренних дел, короче — такой проверки проведено не было».[214]

Помощник Виктор Прибытков высказал свою точку зрения: «Как тут прогнать нехорошие мысли? Скажу больше — подозрения! Не знаю…Я, например, не мог избавится от них тогда, не получается и теперь. Бередит душу вопрос — кому так сильно мешал ? Кому нужно было спешно убрать его с дороги? Ещё тогда, когда у руля стоял (точнее лежал) одолеваемый недугом … А что, если … Нет, эту мысль я заканчивать не буду. Но допускаю, что „претендент“[215] не хотел терять лишнего года, его снедало нетерпение обладать властью, взять бразды правления сразу же после. Но, несмотря на щедрое «угощение» из рук бывшего Председателя КГБ и министра внутренних дел Федорчука, чудом выкарабкался. Сразу же после того, как добился вожделенного поста, Федорчука отстранили от дел и отправили в политическое небытие. Словно основного свидетеля спрятать старались…».[216]

Кстати, так свидетеля прятать, наверное, не стоит. Он ведь может обидится и разговориться. Впрочем, кто их знает эту высшую номенклатуру, она ведь на обычных людей не похожа.

Что же касается самой сути высказанной версии, то тут автор настоящей книги должен отметить, что иных доказательств её реальности просто не встречал. Если не считать уж очень косвенных и малозначительных. И, следовательно, мало что подтверждающих.[217]

Впрочем, интерес представляет уже само предположение ответственного партийного работника (В.В. Прибыткова ) о способах политической борьбы в Политбюро ЦК КПСС. Он-то допускает такую возможность, а значить именно так оценивал их нравы.

Следует все же ещё раз подчеркнуть, что вышесказанное (т.е. умышленная попытка отравить ) всего лишь мало вероятная версия.[218]

3.4.4. На самом дела,, и не только он, понимали, что их время прошло, что по возрасту и ещё более по состоянию здоровья, они не подходят для управления великой страны. Уж эту-то истину у них хватало ума понимать.

«Истины ради следует сказать, что к этому времени интеллектуально и нравственно деградировала и большая часть верхушки партийно-государственного руководства»,[219] — констатировал позже тогдашний начальник информационно-аналитического управления КГБ СССР.

Услужливый, уступчивый и говорливый выделялся в этом плане и был, казалось бы, наиболее подходящим для должности Генерального секретаря. Осознанно или подсознательно это понимали многие члены Политбюро. И у них просто не было иного выбора. Выбирали то ведь они не из числа достойных, а из числа членов Политбюро.[220] А в этом есть большая разница.

Без сомнения понимал это и сам. Понимал и делал реверансы в пользу. Именно он на первом же организационном заседании Политбюро уже в качестве генсека настоял на том, чтобы ведение Секретариатов было доверено, хотя и не все члены Политбюро соглашались на такую не прикрытую передачу символа власти. «Отныне и до самой смерти станет правой рукой, тем самым предопределялась будущая судьба — ему открывалась зелёная трасса вверх до будущего Президентского кресла всего СССР!».[221] Эту позиция счёл нужным отметить даже.[222]

вернуться

206

Крючков В.А., «Личное дело», М., «Олимп», в 2-х томах, 1996, т. 1, с. 245.

вернуться

207

«Старая гвардия, а она составляла в руководстве большинство, решила хотя бы на немного отсрочить свой исторический, да и физический конец. На что же рассчитывала? Видимо, на срочный подбор нового руководителя, который обеспечил бы преемственность. Но какую?…

вернуться

208

Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с.26.

вернуться

209

Прибытков В. «Аппарат», Санкт-Петербург, «ВИС», 1995, с.163, 165-166.

вернуться

210

Евгений Чазов писал о Черненко: «Чувствовал он себя превосходно и уже собирался возвращаться в Москву, чтобы начать активно работать». (Чазов Е.И., «Здоровье и власть», М., «Новости», 1992, с.185).

вернуться

211

Млечин Л.М., «КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы», М., «Центрполиграф», 2003, с. 644.

вернуться

212

Чазов Е.И., «Здоровье и власть», М., «Новости», 1992, с.185.

вернуться

213

Млечин Л.М., «КГБ. Председатели органов госбезопасности. Рассекреченные судьбы», М., «Центрполиграф», 2003, с. 645.

вернуться

214

Чазов Е.И., «Здоровье и власть», М., «Новости», 1992, с. 184-185.

вернуться

215

Его уж тут, прямо бы и сказал: Горбачёв.

вернуться

216

Прибытков В. «Аппарат», Санкт-Петербург, «ВИС», 1995, с.16-17.

вернуться

217

Евгений Чазов, например, писал: «…Андропов старался отдалить от себя Черненко и подчёркнуто выдвигал на первые роли Горбачёва, который олицетворял для него новое прогрессивное направление в партии и государстве. Это раздражало Черненко и усугубляло его неприязненное отношение к Андропову и его окружению. Внешне отношения между ними были почти дружественными, но мне, лечившему и встречающемуся и с тем и с другим, было видно, как много усилий требуется тому и другому, чтобы сохранять видимость близких, товарищеских отношений». (Чазов Е.И., «Здоровье и власть», М., «Новости», 1992, с.184).

вернуться

218

Даже некоторые положительно оценивающие Черненко и критикующие Горбачёва, высказывали сомнение в версии об умышленном отравлении: «Черненко не был жертвой гэбисткого заговора — у андроповских учеников никогда не хватило бы духу свалить старого волка». («Собеседник», N 7, 2004, с. 6).

вернуться

219

Леонов Н.С., «Крёстный путь России», М., «Русский дом», 2002, с. 8.

вернуться

220

«Дорогу к высшей должности молодому деятелю открыли перезревшие для государственной и партийной работы члены Политбюро КПСС после того, как умерли подряд три генеральных секретаря, Партии надоело быть похоронным бюро генсеков». («Советская Россия», 19.08.93, с. 3).

вернуться

221

Прибытков В. «Аппарат», Санкт-Петербург, «ВИС», 1995, с. 166-170..

вернуться

222

Е.К. Лигачев писал: «Хотя между Черненко и Горбачёвым никогда не было близости, Константин Устинович сам решил выдвинуть Михаила Сергеевича на неофициальный второй пост в высшей партийной иерархии, твёрдо отстаивая эту линию, и настоял на своём». (Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с. 27).

21
{"b":"26189","o":1}