ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У просто не хватило времени подготовить замену. Даже, если он и собирался. Фактор времени играл на стороне бывшего первого секретаря Ставропольского крайкома КПСС.[223]

Таким образом, получается, что завещание на царство составил. Ведь именно после него (и частично, благодаря ему) стал руководителем правящей партии.

3.4.5. Ещё одним фактором, который помог стать во главе страны, некоторые называли откровенной поддержкой Запада.[224] Поддержка, похоже, действительно была. Например, Олег Попцов отмечал: «Маргарет Тэтчер, … увидев политика из Советского Союза, легко говорящего, моментально, не задумываясь, отвечающего на вопросы, восхитилась и зажгла перед ним на Западе зелёный свет».[225] Иногда наши соотечественники так наивно оценивают проженных западных политиков. Да какая разница той же Тэтчер с кем вести дело с говоруном или с молчуном, для неё, наверное, прежде всего важнее получить нужный результат. Но последнее так к слову, для нас важнее наличие западной поддержки у будущего перестройщика.

Вряд ли эта поддержка играла основную роль. Руководство КПСС само выбирало своего лидера. Но уже тогда подспудно, подсознательно они учитывали довольно ясно выраженные симпатии некоторых лидером Запада (той же Маргарет Тетчер, например). Эти западные лидеры словно показывали, что с этим человеком будут вести дела, а это уже кое-что значило в глазах высшей номенклатуры Советского Союза. Благожелательность Запада ими уже воспринималась как положительное качество. При на это скорее посмотрели бы как на сомнительное качество, но меняются годы — меняются моды.

В этой проблеме интерес представляет, прежде всего вопрос: почему некоторые лидеры Запада так поддерживали ? Заметим, что это, прежде всего, были лидеры из числа, тех, кто был тесно связан с США.[226]

Что же ими двигало? Варианты ответов:

— искреннее желание общаться с более приятным и молодым собеседником, чем с больными и очень старыми прежними лидерами страны. Свежо предание, да вериться с трудом. Если бы это были обычные рядовые иностранцы в такой ответ можно было бы ещё поверить. Но в среде прожжённых политиков и политиканов это качество меньше всего интересует;

— понимание того, что может реформировать страну и ввести её в лоно так называемых цивилизованных стран или хотя бы сделать шаги в этом направлении. Это уже чуть-чуть вероятнее. Но по большому счёту какая им разница куда поведёт чужую страну, важно какие они сами от этого выгоды будут иметь;

— понимание, что ничего из себя не представляет и заведёт страну в тупик. А это кажется ещё более вероятно. В прагматической мире западного бизнеса и политики давно уже научились определять что стоит тот или иной деловой партнёр. А многие разведки мира давно уже заранее собирают досье на перспективных иностранных политиков;

— уже ясно выраженное желание действовать в интересах определённых западных стран. Это уже самая заманчивая, но вместе с тем и далеко не самая вероятная версия.

Хотя именно её и надо проверить прежде всего. Речь ведь идёт об откровенном предательстве. И при всем при том фактически и объективно предал интересы своей страны.[227] Так что и основание для проверки очень серьёзное. Тем более, что в выборе именно важную (если не важнейшую) роль сыграл сам Комитет государственной безопасности СССР.

3.5. КГБ делает свой выбор

3.5.1. «Активность резко возросла в 1984— 1985 г.г. при, — писал бывший партийный руководитель Москвы и член Политбюро. — Уже тогда фактически сформировалась группа в руководстве партии, которая решила взять власть в свои руки. На мой взгляд, в эту группу вошли,,, а также поддержавшие их и. Видя неизбежность кадровых перемен в связи с очевидной неизлечимой болезнью, они, используя свои возможности в аппарате ЦК и КГБ, фактически обеспечили избрание на должность генерального секретаря ЦК КПСС, тем самым укрепив своё положение в руководстве. Самой активной фигурой в этом деле был — секретарь ЦК КПСС по кадрам».[228]

О том, что заранее готовился стать Генеральным секретарём писал, который за полгода до смерти осуществлял охрану супруги будущего главного перестройщика. Он достаточно детально приводит признаки ожидания Раисы Максимовны, когда она станет супругой генсека. Она даже интересовалась особенностями охраны первого лица государства. Похоже, планировала как все будет у них с. Одним словом, пришёл к выводу: « был ещё жив, и жить ему оставалось ещё полгода, а Раиса Максимовна уже готовилась стать „первой леди“ страны».[229]

Если это видел в общем то тогда не высокий чин охраны, то уж высшие руководители КГБ СССР видели тем более и им нужно было определиться с кем быть. Иначе кресло можно потерять, если сделать неправильный и несвоевременный выбор. Этот выбор они и сделали.[230]

Обратимся к, который (хотя и не все говоря прямо) сообщал, что после первого заседания Политбюро 11 марта 1985 года, когда голоса разделились и решения принято не было,[231] предстояло на следующий день такое решение все же принять. писал: «Заседание закончилось примерно часов в одиннадцать вечера и все разъехались. Из высшего эшелона руководства в Кремле остались только, я и тогдашний председатель КГБ. …

Примерно до трех, а то и до четырех часов утра мы очень интенсивно работали — прямо в зале заседаний Политбюро. Сами звонили по домашним телефонам, вызывали в Кремль заведующих отделами ЦК, руководителей некоторых ведомств. Иных приходилось, что называется, прямо из постели вытаскивать — ведь уже наступила глубокая ночь. Дежурные машины быстро привозили людей в Кремль, мы давали им поручения, оперативно решали возникающие проблемы.

В напряжённой и неизбежной суёте той ночи некогда было смотреть на часы. Но хорошо помню: когда мы с и, наконец, спустились вниз, чтобы ехать домой, и вышли на высокое крыльцо здания Правительства, над кремлёвскими башнями уже слегка брезжил рассвет».[232]

В принципе, если читать между строк, все ясно. Особых сомнений не вызывает что так называемая «интенсивная работа» означала создание условий для победы конкретного кандидата. В тройке главных организаторов был председатель КГБ СССР.

А чуть позже тот же председатель КГБ СССР уже официально сказал с кем он и за кого. Валерий Легостаев писал: «На заседании Политбюро, где Громыко „внёс“, слово держал и тогдашний председатель КГБ Е.. Он произнёс загадочную фразу: „чекисты поручили мне назвать кандидатуру т. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС. Вы понимаете, что голос чекистов, голос нашего актива — это и голос народа“.[233]

В 1988 году счёл нужным высказаться: «….Благодаря твёрдо занятой позиции членов Политбюро товарищей,, Громыко и большой группы первых секретарей обкомов на мартовском Пленуме ЦК было принято единственно правильное решение».[234] Обратим внимание, что указанные члены Политбюро названы совсем не в алфавитном порядке, а, следовательно, скорее всего, по степени важности проделанной ими работы по избранию нового генсека. И первым стоит.

Ранее проделанная работа с представителями регионов, которые должны были быть членами будущего Пленума ЦК (именно он по Уставу принимал решение о выборе Генерального секретаря),[235] плюс проделанная ночью работа троицы в составе двух секретарей ЦК КПСС и одного председателя КГБ СССР и решила исход борьбы.

вернуться

223

Дмитрий Быков писал: «Лишь к концу своего срока Черненко по совету главы Московского обкома товарища Гришина задумал переместить честолюбивого андроповца куда-нибудь подальше из страны, послом на Запад. К сожалению, ему не удалось осуществить этот тщательно продуманный план, при котором преемником Черненко стал бы тот же Гришин или проверенный руководитель комсомола Мишин. Черненко не зря поставил во главе ВЛКСМ именно Мишина: рифмовка фамилий должна была подсказать населению, что хозяин Москвы и глава комсомола — единомышленники и оба хотят осторожных, продуманных перемен. Однако Горбачёв первым делом сместил Мишина и отдал его пост Виктору Мироненко». («Собеседник»,N 7, 2004, с. 6).

вернуться

224

«Гласность», 30.04.92, с.6.

вернуться

225

«Мир новостей»,N 42, 2004, с. 6.

вернуться

226

Андрей Грачев писал, что ещё в октябре 11984 года американский советолог Стивен Кинг призывал обратить внимание на Горбачёва. Он же писал, что Джон Адамс (Кембридж) подготовил Маргарет Тетчер к тому, чтобы разглядеть в Горбачёве будущего лауреата Нобелевской премии мира. (Грачев А.С., «Кремлёвская хроника», М., «Эксмо», 1994, с. 159).

вернуться

227

Об интересах партии, которая его вознесла на вершину власти, и которую он тоже предал, речь вроде бы и не идёт. Не до партийных интересов, когда предаётся страна.

вернуться

228

Гришин В.В., «От Хрущёва до Горбачёва», М., «Аспол», 1996, с. 70.

вернуться

229

Медведев В.Т., «Человек за спиной», М., «Руслит», 1994, с.195.

вернуться

230

Александр Рар отмечал, что руководство КГБ в 1985-1989 годы считала Горбачёва истинным наследником Андропова и поддерживала его в борьбе с отъявленными сталинистами из Политбюро, а себе отводило роль чуть ли не флагмана перестройки. (Рар А., «Владимир Путин. „Немец“ в Кремле», «Олма-пресс», 2001, с. 74).

вернуться

231

Лигачев писал: «Довольно быстро согласовали целый комплекс вопросов, связанных с организацией похорон, — начиная от публикации медицинского заключения и кончая чисто практическими мерами по обеспечению порядка. Прикинули состав похоронной комиссии.

вернуться

232

Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, 1992, с. 58-59.

вернуться

233

«Красноярский рабочий», 22.04.03, с.3.

вернуться

234

«XIX Всесоюзная конференция Коммунистической партии Советского Союза, 28 июня — 1 июля 1998 года», Стенографический отчёт, в 2-х томах, М., Политиздат, 1988, т.2, с.85.

вернуться

235

Впоследствии Лигачев писал о том, что поддержка на Пленуме со стороны регионов была им обеспечена. В частности он писал: «…Хорошо знал многих первых секретарей. А за два года работы в ЦК моя связь с ними ещё более упрочилась — собственно говоря, работа с обкомами прежде всего шла по линии орготдела. С некоторыми первыми секретарями отношения у меня были близкие, даже доверительные, Естественно, что по прибытии на чрезвычайно важный, я бы сказал, рубежный Пленум ЦК они шли в отдел, ко мне». (Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с.60-62).

22
{"b":"26189","o":1}