ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Правда, ещё ранее, притянув, и некоторых других в Москву, создал вольно или не вольно основу для последующего взятия власти будущим главным перестройщиком.

Думается, что осторожный (и нерешительный, по сути дела, хотя и представляющийся совсем другим)[236] нашёл в лице идеального соратника в борьбе за власть. Без него у ничего бы, скорее всего, не получилось. Активная поддержка была менее важна, но все же необходима для гарантирования победы.

Впоследствии, пройдёт только тройка лет, как сначала избавится от и осторожно чужими руками начнёт избавляться от. Но тогда в марте 1985 года об этом они и не думали. А зря. История коммунистического режима показывает, что такое происходило постоянно (см. пункты и настоящей книги).

3.5.2. Только ли личными интересами руководствовался, выдвигая ? Думается, что нет, были и другие интересы.[237]

«Существует мнение, что идея реформ, штаб реформы складывались в системе КГБ и разведки».[238] Такое предположение выглядит парадоксальным только на первый взгляд.

Вспомним, намерение постепенно реформировать страну, вспомним, что многим обязан, вспомним, что именно разведка всегда отличалась новаторскими предложениями, которые они черпали из изучения (не всегда критичного) западного образа жизни, вспомним, что вплоть до последнего систему КГБ возглавляли андроповцы (, и другие), вспомним, что именно длительное время возглавлял разведку КГБ.

Известно, что «… опирался на многочисленных консультантом своего давнего покровителя и стремился использовать аппарат КГБ…».[239] О его близости к КГБ говорили и писали разные люди.[240] Наконец, вспомним, что КГБ был мощным инструментом влияния на политику страны.[241] Ни одно другое ведомство страны не могло получать такую обширную информацию о внешней и внутренней жизни страны. Без КГБ ничего тогда не начиналось. Образно говоря, это был одновременно МИД и МВД. Однако КГБ, по меньшей мере, не стал препятствовать политике проведения реформ.

Это, конечно, не прямые доказательства, а косвенные, но они, вроде бы, ложатся в определённую систему. Особенно это хорошо заметно было в первые годы перестройки, которые начинали люди подобранные (, и — только верхняя часть андроповского призыва). Однако, хорошо начав, нужно ещё и хорошо кончить. Последнего с перестрой кой не получилось.

Когда же банкротство перестройки стало очевидным, многие запели другие песни. Тогда признаваться в авторстве было просто стыдно. Тем более КГБ СССР, руководители которого претендовали на всезнание и мудрость. А тем деятелям демократического движения, которые поддержали перестройку, в свою очередь, признать, что крёстным отцом был нелюбимый КГБ, тем более было не с руки.

3.5.3. КГБ СССР был очень информированным органом государства. Причём, собирал он, прежде всего, негативную информацию. «Мы лучше, чем кто-либо видели, что отставание Советского Союза от развитого мира не только не сокращается, но стремительно нарастает, и было совершённого очевидно, что полумеры, вроде „стратегии ускорения“, обречены на неудачу. Нам было горько сравнивать прогрессирующее материальное и духовное обнищание народов нашей страны с теми шагами вперёд, которые сделали некоторые азиатские страны».[242]

В книге изменника Родины Олега Гордиевского указывается: «Плачевное экономическое положение Советского Союза значительно затрудняло конкуренцию его с Западом. Будучи лучше других информировано о положении дел на Западе, ПГУ прекрасно представляло себе огромный и все возрастающий экономический перевес стран Запада и его взгляд на Советский Союз, как на „Верхнюю Вольту с ракетами“, а не на истинную сверхдержаву…

КГБ считал, что без изменений в составе советского руководства советским экономическим проблемам не будет конца, а значит, не прекратятся попытки стран Запада их эксплуатировать. Не понимая, что проблема лежит в самой советской системе, КГБ ожидал, что придаст ей динамизм и необходимую дисциплину для преодоления экономического застоя Советского Союза и установления надёжного «соотношения сил» с Западом».[243]

Гордиевский, хоть и изменник Родине, но службу знал достаточно хорошо. Впрочем, о чекистских симпатиях к будущему перестройщику говорили не только изменники Родине.

Например, бывший руководитель ПГУ КГБ СССР рассказывал: «В первые годы пребывания у власти вызывал симпатии в Комитете государственной безопасности. Специфика работы заставляла сотрудников госбезопасности закрывать глаза на слабости лидеров — деловые, интеллектуальные, личные. Комитет работал на власть, и власть должна была выглядеть привлекательной. Здесь были и самообман, и иллюзии, и сознательное лицемерие. Тем не менее, опирался на КГБ, а КГБ — на ».[244]

3.5.3.1. Между прочим, писал о следующем факте из биографии : «…Место прохождения студенческой практики было выбрано точно — Лубянка, она и есть Лубянка. Правда, публично никто никогда не спрашивал его об этом, а сам и осведомлённые об этом лица не стремились расшифровывать, какого рода подписку он там давал. О неразглашении материалов — несомненно, о другом — неизвестно пока».[245]

Публиковалась и другая информация о : «Будучи секретарём комсомольской организации, он входил в состав комиссии по распределению и прекрасно знал, что распределён в Прокуратуру СССР. Предполагалось, что он займётся „надзоров за законностью прохождения дел в органах госбезопасности“ (в связи с начавшейся реабилитацией жертв сталинских репрессий».[246]

Впрочем, это обстоятельство не ясно и более того не особенно важно. То была старое благосклонное отношение органов госбезопасности к будущему перестройщику, перестроившему, а точнее переломавшему всю страну, а заодно и КГБ. Дела давно минувших лет. Нам же более интересно время 80-х годов.

3.5.4. Поддерживал не только руководящий состав КГБ СССР, поддерживало большинство сотрудников, Один из таких позже напишет: «Мы — молодое поколение „оперативных рабочих“ — воспылали надеждами, что может быть, сейчас начнутся перемены. Мы — молодые разведчики, элита „вооружённого отряда партии“ — прекрасно сознавали, что великая держава неудержимо марширует в сторону пропасти, и искренне жаждали перемен, часто не представляя себе, какими именно должны быть эти перемены».[247]

Симпатии к в чекисткой среде базировались частично и на том, что кто-то же должен продолжать андроповский почин. «…Мало кто знает, — писал, — что автором перестройки был вовсе не — её стратегическую основу разрабатывал. К сожалению, слишком мало времени отвела ему судьба и не сумел он осуществить свой грандиозный замысел».[248] Правда, вряд ли довёл бы до такого результата, к которому привёл.

Со своим заместителем согласен и экс-председатель КГБ, высказавший: «…О необходимости перемен ещё задолго до говорил и. Правда, не так размашисто, с известной долей осторожности, присущей ответственному политическому деятелю».[249] Примерно то же самое говорил и.[250] Список такого рода высказываний можно без труда продолжить.

вернуться

236

Лигачев пишет, что 10 марта 1985 года, когда собралось заседание Политбюро, Горбачёв, уже ранее председательствовавший на нем в отсутствии Черненко, сел за стол председательствующего, однако не по центру, а как-то сбоку». (Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с. 57).

вернуться

237

Высказывалась и такая точка зрения: «…То, что в конце концов шеф Комитета госбезопасности поддержал Горбачёва, с одной стороны, было основано на трезвом расчёта: скорее суетливым и легко возбудимым, чем энергичным Горбачёвым легче управлять, чем самоуверенным и спесивым Романовым, а в другой — является результатом торговой сделки: взамен КГБ получил два дополнительных места в Полибюро и полный контроль над иностранными делами империи.

вернуться

238

Шебаршин Л.В., «Рука Москвы», М., «Центр-1000», 1992, с.329.

вернуться

239

Рар А., «Владимир Путин, „Немец“ в Кремле», М., «Олма-пресс», 2001, с. 49.

вернуться

240

Например, Леонид Гозман писал, что Горбачёв, судя по всему, был близок к менталитету КГБ. («Огонёк»,N 49, 1991, с. 17).

вернуться

241

«Падение Романова задним числом наглядно показало, как близок он был к кремлёвской вершине. Роковой ошибкой Романова было то, что, опираясь на маршала Огаркова, он переоценил роль армии и одновременно недооценил роль КГБ и его количественный и качественный перевес над всеми остальными группами в Кремле». (Соловьёв В., Клепикова Е., «Заговорщики в Кремле: от Андропова до Горбачёва», М., «Московский Центр Искусств», 1991, с. 238).

вернуться

242

Шебаршин Л.В., «Рука Москвы», М., «Центр-1000», 1992, с.219-220.

вернуться

243

Гордиевский О., Эндрю К., «КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачёва» (публикация в Интернете).

вернуться

244

«Комсомольская правда», 31.07.92, с.3.

вернуться

245

Павлов В.С., «Август изнутри. Горбачевпутч», М., «Деловой мир»,. 1993, с.8-9.

вернуться

246

Давыдов О., «М. Горбачёв. Тайные пружины власти», М., «Гелеос», 2002, с. 54-55.

вернуться

247

Усольцев В., «Сослуживец», М., «Эксмо», 2004, с. 27.

вернуться

248

Бобков Ф.Д., «КГБ и власть», М., «Ветеран МП», 1995, с.363.

вернуться

249

Крючков В.А. «Личное дело», М., «Олимп», в 2-х томах, 1996, т. 1, с. 35.

вернуться

250

Ненашев М.Ф., «Последнее правительство СССР», М., «Кром», 1993, с.23

23
{"b":"26189","o":1}