ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Будем откровенны. Экономика Советского Союза до во многом держалась на постоянно контроле КПСС за экономическими показателями. Партийные работники на всех уровнях погоняли производство и оно давало результаты. Не самый оптимальный вариант экономического развития, но все же действенный. Его бы можно (и даже нужно менять на другие), но, только не прекращая делать старое, нужно было переходитьм на новое, т.е. напрягаться ещё больше чем раньше. Требовалась напряжённая, нудная и большая работа. Делать её должна была вся пирамида власти, но задавать тон должны были те, кто на самом верху. Однако на верху не умели и не хотели этого делать.

Проблема была в том, что концепции перестройки, по сути дела, не было. метался от одного варианта к другому.[272] «У него не было даже примерной модели будущего. Он импровизировал по ходу развития событий. Отсутствие собственной концепции будущего во времена коренных перемен — это уже 2\3 провала. А неумение сплотить команду, способную коллективно руководить перестройкой, дало оставшуюся 1\3 для полного провала. Для конструктивной работы он не был готов. Его хватило только на разрушительную работу. Хотя человек, выполнивший и такую разрушительную миссию, место в истории себе обеспечил».[273]

Это точно, обеспечил. Но это слава Герострата.[274] и был, по сути, отечественным Геростратом. Правда, он, будучи генсеком, этого ещё не понимал. А, потеряв власть, не захотел понимать, предпочитая быть предателем (т.е. осознанно ведшим страну к развалу), чем глупцом (т.е. совершившим это же самое по ошибке).

Но Геростратом он был все же советским (невольным), а не древнегреческим, который преступление (сжёг храм) совершил осознанно. Это одно отличие. Второе состоит в том, что древнегреческий Герострат разрушил один храм, а советский Герострат разрушил великую державу и целую систему миропорядка. Правда, в этом деле он был не одинок, вольно или невольно ему помогали многие.

К середине 80-х годов сформировался целый элитные слой, который уже вольно или невольно не хотел жить по-старому.

«В этой „элите“ формируются силы, направленные на изменение существующего строя. Сюда, прежде всего, относился высший партийный аппарат КПСС, игравший „руководящую и направляющую“ роль. В результате постепенного разложения верхушки КПСС, обюрокрачивания, отрыва от масс, сращивания определённой её части с теневиками образовалась аппаратная сетевая структура, где все были повязаны друг с другом в масштабах страны. Однако, имея власть, представители этой структуры не имели возможностей жить как „лучшие люди“ Запада. Возникло стремление — конвертировать власть в деньги.

Руководящие структуры комсомола в позднем СССР превратились в трамплин для пути наверх. В это время в них были такие колоритные фигуры, как Ходорковский,,, Радуев. В период перестройки высшим принципом руководства ВЛКСМ стал принцип — делать деньги любыми способами».[275] Они жили в России, но хотели жить как на Западе, а иногда и просто на самом Западе, который казался им идеалом. Что же каждый вправе выбирать себе место по душе, но вот одна проблема. При этом, правда, жить как на Западе они собирались за счёт России.

Но кроме этого слоя кровно заинтересованного личными интересами, был и более широкий слой недовольных жизнью и наивно верящих в чудо.[276] Они составили пехоту, которая пошла на штурм крепости КПСС, благо комендант ослабил режим обороны, а в самой крепости были такие которые мечтали сами возглавить её и провести приватизацию башен и стен.

4.1.3. Реалисты (сначала их называли пессимистами) стали понимать надвигающуюся беду уже через пару лет после воцарения. «Каждая новая декларация руководства страны подтверждала, к сожалению, подозрение, что решения, определяющие судьбы страны и общества, принимаются без тщательной проработки, что наши лидеры подхвачены стихийным потоком. Ореол мудрости, всеведения и всемогущества таял. Все сферы общественной жизни охватывал кризис, а с трибун, экранов телевизоров, газетных страниц звучали многословные напыщенные и противоречивые заявления, суть которых, как правило, сводилась к тому, что мы выходим или вот-вот выйдем на интересные решения, что не сегодня завтра наступит перелом и т.п.».[277]

В 1988 году в, похоже, разочаровался Андрей Громыко. «…Громыко, — писал, вспоминая откровенный разговор января 1988 года — стал высказывать сожаление по поводу сделанного им выбора и внесённого предложения об избрании на пост лидера партии. В конце свой жизни он уже громко сетовал по этому поводу, считал, что крупно ошибся, обманулся в. Чувствовал себя виновным в том, что из-за человека, которого он предложил и на кандидатуре которого настоял, в стране начались процессы, опасные для нашего государства и общества».[278]

Интересно, как прореагировал ? Ведь в том году он стал председателем КГБ СССР, неожиданно сменив ранее преданного. С чего бы это? Неужели перестал доверять одному и стал доверять другому? За какие заслуги?

Заметим, что и позже относился с доверием к. Тут не сложно предположить, как прореагировал на доверительный разговор с Громыко.

Тем более, что Громыко был не одинок. Тот же, уже после своего смертельного конфликта с, писал: «Такие опасения можно было услышать от разных лиц все чаще и чаще. Отдельные негативные высказывания о со временем обретали новое качество, отражали его полное неприятие.

Отношения между и Громыко тоже становились все более натянутыми, и вскоре наступил момент, когда всем своим видом стал показывать, что не может дальше работать с ним».[279]

Вовремя умер Андрей Андреевич. Ох, как вовремя!

4.2. Куда смотрел КГБ?

4.2.1. На вопрос этот можно дать простой ответ: он смотрел по-прежнему туда же. Вёл разведку, занимался контрразведкой и политическим сыском, выполнял разовые поручения ЦК КПСС. Все как обычно.[280]

«В КГБ возвышение, его первые шаги в качестве нового Генерального секретаря ЦК КПСС встретили, как и все советские люди, с удовлетворением и надеждой».[281]

КГБ СССР по-прежнему оставался самой эффективной и самой могущественной спецслужбой мира. В совокупности американские спецслужбы были в целом не слабей, но это же в совокупности, а наш КГБ был почти в единственном числе. «Ко времени восшествия на партийный трон, КГБ превратился в колоссальную империю безопасности и разведки. КГБ насчитывал до четырехсот тысяч сотрудников в Советском Союзе, двести тысяч человек в погранвойсках и обширнейшую сеть внештатных сотрудников».[282] Позже в практическое подчинении КГБ были переданы несколько дивизий.

Именно тогда в 1985 — 1987 годах советские разведслужбы (первое главное управление КГБ СССР и Главное разведывательное управление Генштаба) очистились от многих своих сотрудников, предавших Родину и ставших на путь измены. Об этом более подробно уже говорилось во вступлении к настоящей книге.

Были приобретены перспективные источники аж в самих спецслужбах США. Что стоил только один Олдридж Эймс, сотрудник ЦРУ добровольно предложивший свои услуги КГБ «Некоторые …утверждают, что Эймс почти парализовал шпионскую работу против СССР, а затем России…»,[283] а он был не один.[284] Повторяться перечислением советских агентов не будем.

вернуться

272

Гавриил Попов писал: «В деятельности Горбачёва я бы выделил несколько этапов.

вернуться

273

Попов Г.Х., «Снова в оппозиции», М., «Галактика», 1994, с. 48).

вернуться

274

«Имя Герострата стало нарицательным для честолюбца, добивающегося славы любым путём, вплоть до преступления, не останавливающегося перед разрушением культурных ценностей. Выражение „геростратова слава“, „лавры Герострата“ употребляется в значении: позорная слава». (Ашукин Н.С., Ашукина М.Г., «Крылатые слова», М., «Художественная литература», 1988, с.77).

вернуться

275

Лисичкин В.А., Шелепин Л.А., «Россия под властью плутократии» (публикация в Интернете).

вернуться

276

«Массовую базу недовольных составили дезориентированные жители больших городов, представители интеллигенции. Движущей силой стал определённый слой „лишних“ людей. Многие из них характеризовались духовным бесплодием, пустотой, имитацией деятельности; выступали как завистники, приспособленцы, прислужники у начальства. Говорили одно, думали другое, делали третье. Кроме того, все более широкий круг людей, в том числе и рабочий класс, начинал жить идеалами общества потребления. Проводилось сопоставление с уровнем жизни среднего класса, с широким ассортиментом товаров потребления в ведущих странах Запада». (Лисичкин В.А., Шелепин Л.А., «Россия под властью плутократии», публикация в Интернете).

вернуться

277

Шебаршин Л.В., «Рука Москвы», М., «Центр-1000», 1992, с.225.

вернуться

278

Крючков В.А., «Личное дело», М., «Олимп», в 2-х томах, 1996, т. 1, с. 253.

вернуться

279

Крючков В.А., «Личное дело», М., «Олимп», в 2-х томах, 1996, т. 1, с. 254.

вернуться

280

«…Реформы Горбачёва мало затрагивали оперативную работу подразделений КГБ, которые по-прежнему вели ожесточённые сражения с американскими спецслужбами. Вероятно, ещё меньше касались они деятельности советской контрразведки, не менявшей методов и приёмов противоборства». (Красильников Р.С., «Новые крестоносцы. ЦРУ и перестройка», М., «Олма-пресс Образование», 2003, с.358).

вернуться

281

Красильнкиов Р.С., «Новые крестоносцы. ЦРУ и перестройка», М., «Олма-пресс Образование», 2003, с.357.

вернуться

282

Гордиевский О., Эндрю К., «КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачёва» (публикация в Интернете).

вернуться

283

«Новое время»,N 9, 1994, с.19.

вернуться

284

Будем объективны. И в бочку мёда все же положим ложку дёгтя. Речь о том, что Эймс, как и большинство других ценных агентов нашей разведки, были инициативниками, т.е. они сами пришли, инициатива была с их стороны. Но ведь с ними ещё нужно конспиративно и эффективно работать. Так что с этой стороны ложка не кажется значительной. Другой не особенно приятный момент, состоит в том, что разоблачение американских агентов было произведено в сжатые сроки, что не могло ни насторожить американцев, понявших наличие серьёзных агентурных позиций у советской разведки. Но это все больше от ворчания, на самом деле это была очень серьёзная победа. «…Агентурная сеть американской разведки в нашей стране была разгромлена…», — констатировал бывший начальник первого (американского) отдела Второго главного управления (контрразведка) КГБ СССР генерал Рэм Красильников. (Красильников Р.С., «Новые крестоносцы. ЦРУ и перестройка», М., «Олма-пресс Образование», 2003, с.134).

26
{"b":"26189","o":1}