ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Руководство КПСС не могло допустить, что через десятилетия существования социализма жители страны сами могут выступить против социализма. Это, конечно, искажало сущность и задачи политического сыска, которые по сути дела были направлены, прежде всего, в те времена на обеспечение безопасности власти партаппарата. И уж тем более тогдашнее руководство КПСС не могло представить, что основной удар по коммунистическому режиму нанесут высокопоставленные партийные чиновники, а также жаждущие власти и денег их комсомольские детки.

Между тем, государственная безопасность — это безопасность самого государства. А выявление отдельных иностранных шпионов (к чему некоторые сводят задачу госбезопасности) есть лишь мелкий и частный элемент защиты государства.

Вспомним, что к 1917 году царская охранка довольно успешно контролировала ситуацию с революционными организациями., например, живя в курортной Швейцарии, уже и не мечтал о ближайшей революции.

Но окружение царя практически подтолкнуло его к отречению. И только потом закрутилась карусель смены власти, в результате которой Россия досталась большевикам. Однако самое важное не октябрь того года, а февраль, когда рухнул веками существовавший порядок вещей. Рухнул, по некоторым данным, не без влияния союзников России. Может быть, они и хотели как лучше. Но, во-первых, как лучше для себя, а, во-вторых, получилось как всегда. Россия вышла из войны, а Германия сумела в результате этого продержаться ещё один год.

Кстати, полная и объективная правда той ситуации начала века так и не стала доступна широкой общественности. Может быть, поэтому второй раз в течение одного века мы наступили на одни и те же грабли. Кровью и слезами миллионов заплачено за эти ошибки. Как видим, это имеет не просто теоретическое значение, это одновременно сугубо практическое дело.

Не хватит ли нам ошибаться? Ведь нужно же учиться на своих ошибках!

4.2.9. Успешно нанеся удар по американской разведке (разведке главного противника!) в середине 80-х годов, КГБ СССР оказался не способным спасти Советский Союз от распада. Парадоксально, но это так.

«До сих пор у меня в ушах звучит голос женщины-рыбачки из посёлка Тилички на Камчатке, — вспоминал бывший заместитель председателя КГБ СССР, — где я выступал в районном клубе: „Вы, в Москве, зорче глядите, как бы всякие там людишки нашу жизнь не поломали!“

Глядели, дорогая моя. Но, как говорил у Гоголя Тарас Бульба: «сила одолела силу». Нашу силу разъела ржавчина закостенелости и самолюбования».[301]

«Почему КГБ не вмешался в то, чем обязан был заниматься? А какого рожна лезть в пекло, коли в тиши кабинетов не в пример спокойнее и уютнее. Суть в том, что за годы застоя оплот социалистической системы выродился в заурядную бюрократическую контору, насквозь пронизанную чиновничьим духом. Да и возглавляли КГБ люди, воспитанные, говоря словами Н. Гоголя, „на служебном письменном поприще“, не считавшие нужным работать даже на себя, не говоря уж про „того парня“. Взять хотя бы, половину сознательной жизни подвизавшегося на побегушках у и давным-давно отвыкшего от самостоятельных решений. Если в нем было что-то выдающееся, то разве что мастерства спихотехники».[302]

Было ли руководство КГБ таким? Есть некоторые данные, хотя бы частично подтверждающие такую возможность.[303]

«У меня тогда возникло ощущение, что страны больше нет. Стало ясно, что Союз болен. И это смертельная, неизлечимая болезнь под названием паралич. Паралич власти».[304] Эти слова относятся к осени 1989 года, когда рушилась ГДР и когда подразделения советских спецслужб, находящиеся там, были брошены московским начальством на произвол судьбы. КГБ СССР не давала указаний, когда в этом нуждались их сослуживцы, находящиеся в ГДР. А слова эти, кстати, принадлежат подполковнику.

Это ли не косвенное признание возможности того, что руководства КГБ СССР оказалось неготовым к нестандартным решениям.[305]

В 1997 году Ксения Мяло отмечала: «…Когда сегодня пишет, что ему потребовалась неделя „Матросской тишины“, чтобы понять, что такое, то я не берусь комментировать подобную степень наивности руководителя столь специфического ведомства. Но если это так, то это просто ставит нас перед логическим выводом: при таком руководстве, при такой сознании и степени наивности, при таком фетишизме единоначалия происшедшее было неизбежным».[306]

Для убедительности можно было бы и ещё вставить в текст настоящей книги подобные высказывания. Но убедительней выглядит основное доказательство — распад Советского Союза. Тут уже другие аргументы излишни.

4.2.10. Ситуация во время перестройки в стране постепенно становилась все более и более тревожной. Началось это чуть ли не в первые дни горбачевского правления. Хорошо заметным стало к 1989 году,[307] а в последующие два годы не заметить это могли только дураки или те, кто не хотел видеть.

Уже через год после объявления о перестройке КГБ нужно было самому перестраиваться. Началась эпидемия национализма (о нем более подробно см. пункт настоящей книги) и воздушного терроризма, о котором следует сказать пару слов.

Собственного говоря, это не было особо новым элементом оперативной обстановке, воздушный терроризм происходил и ранее, но крайне редко. Перестройка произошла и здесь.

«С угоном транспортного „Ила“ с Кавказа в Израиль в декабре 1988 года, по словам, „для нас начался новый этап работы“. В предшествующие пятнадцать лет было предпринято пятнадцать попыток угона воздушных судов, которые предотвращали ценой человеческих жизней. В прессе о них, однако, практически ничего не писали. Когда в декабре 1988 года армянские угонщики потребовали посадить самолёт в Израиле, КГБ, по словам, „был не против, так как мы были уверены, что найдём взаимопонимание (с Израилем)“. В результате, вместо кровопролития „не пострадал ни один ребёнок, ни один оперативный работник и даже ни один террорист“.[308]

Но это, скорее, исключение. Да и это исключение все рано дискредитирует власть, неспособную предотвратить террор в воздухе.

Лиха беда начало. Воздушный терроризм быстро стал актуальным и частым явлением времён перестройки. Вроде бы та же ещё страна, те же ещё законы, КГБ никто не отменил, а количество таких преступлений резко стало расти. Преступность нюхом чувствует слабость власти и моментально реагирует своими проявлениями.

Однако, вернёмся на несколько лет назад, когда горбачевское правление только что началось и посмотрим более обстоятельно как все было. И тогда ещё более понятным станет ответ на вопрос: куда смотрел КГБ?

вернуться

301

Бобков Ф.Д., «КГБ и власть», М., «Ветеран МП», 1995, с. 258.

вернуться

302

Столяров К.А., «Распад: от Нагорного Карабаха до Беловежской пущи», М. «Олма-пресс», 2001, с.125-126.

вернуться

303

Восленский М. С., «Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза», М., «Советская Россия», 1991, с.400.

вернуться

304

Геворкян Н., Колёсников А., Тимакова Н., «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000, с.71-72.

вернуться

305

Кстати, Б.Н. Ельцин был способен принять нестандартное решение. И в этом его значительное преимущество перед многими политиками того Смутного времени.

вернуться

306

«Наш современник»,N 11, 1997, с.12.

вернуться

307

Бывший Главнокомандующий Объединёнными Вооружёнными Силами стран Варшавского Договора маршал В.Г. Куликов высказался: «Именно на 1989—й, во многом решающий, год приходится большинство недальновидных (а может быть, напротив, очень дальновидных?) инициатив Шеварднадзе, Яковлева и Горбачёва. Инициатив, которые так тяжело отражаются на судьбе нашей страны и сегодня». («Деловой вторник», 06.04.04, с. 2).

вернуться

308

Гордиевский О., Эндрю К., «КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачёва» (публикация в Интернете).

29
{"b":"26189","o":1}