ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Мы с тобой будем вести Пленум…

А после того, как были завершены все организационные вопросы, достаточно громко, чтобы слышал зал, сказал:

—, предоставляй мне слово, я пошёл на трибуну.

Этой фразой Генеральный секретарь по сути дела обозначил второго человека в Политбюро. Наивных людей в зале Пленума не было».[393]

«, несомненно, оставался бесспорным авторитетом для всего гиганского партийного аппарата, и хотел верить, что пока находится при нем, он может не опасаться организационной фронды и тем более Вандеи».[394]

Кстати, на том же Пленуме, также минуя ранг кандидата, членом Политбюро был избран, вскоре ставший Председателем Совета Министров СССР.

4.7.4. Новый Генеральный секретарь, казалось, имел уже команду. Но был достаточно опытным, чтобы делать ставку только на одну или две личности. Он хотел стоять на нескольких подпорках, так чтобы смена одних не вызывала проблем для его личной устойчивости. Уже в этом проявилась склонность балансировать между различными опорами.

Кроме незабвенного понадобились и другие подпорки горбачевского режима. «Самым влиятельным советником ко времени его прихода к власти был политик, который знал Запад по личному опыту, — ».[395] О взаимоотношениях его с КГБ у нас ещё будет особый разговор (см. пункт настоящей книги).

Впоследствии напишет: « делал все для того, чтобы обеспечить приход к власти. Ему нужен был, и никто другой»…Не ахти какие рычаги, надо сказать, были для этого у, но он очень старался и искренне ликовал, когда в 1985 году все же стал Генсеком.

Возникает законный вопрос: с чего это вдруг воспылал любовью к ? Что связывало этих двух таких разных, казалось бы, людей?[396]

Близко познакомились они в 1983 году, когда совпосол в Канаде всячески обхаживал мало заметного тогда члена Политбюро и секретаря ЦК КПСС по сельскому хозяйству во время его официального визита в эту страну».[397]

Частично версию об обхаживании подтвердил в своей книге.[398]

Уже 5 июля 1985 года Политбюро приняло решение о назначении заведующим отделом пропаганды ЦК КПСС. вспоминал: «…Отнёсся я к предложению Генсека положительно: шло быстрое формирование новой политической команды, и человек, обладающий опытом идеологической, аппаратной и зарубежной работы был нужен».[399]

Логично, человек со знанием Запада был нужен. Можно, конечно, было положиться на Громыко. Но Андрей Андреевич, во-первых, человек старой закваски. А, во-вторых, не смотря на поддержку в марте 1985 года, не мог быть членом горбачевской команды, не мог быть надёжен для.

Приход в ЦК КПСС Александра Яковлева сказал очень скоро. «Примерно с 1987 года почувствовал, — напишет, — все больше и больше начинают окружать людьми, которые в личном плане замыкаются на ».[400]Что же обычная номенклатурная борьба. Уметь надо оттеснить соперника, не каждому дано.

Так постепенно роль второго в партии стала перетекать в другому.[401] «По идейным соображениям, во всяком случае, декларированным публично, да и по логике жизни и не могли долго существовать — два медведя не живут в одной берлоге».[402]

4.7.5. вспоминал, что весной 1985 года он, «конечно, не мог тогда предположить, что через три года начнут накапливаться трудности „внутренние“ — непосредственно внутри высшего эшелона власти, и именно эти трудности окажутся непреодолимыми, в конечном счёте, поставив под удар все первоначальные замыслы, приведя страну к упадку».[403]

А надо бы предполагать. История всех реформаторов и уж тем более отечественных генсеков говорит, что внутренние разборки начинаются очень скоро. И чем медленнее происходят положительные перемены, тем быстрее наступают эти проблемы.

Неудачи обычно приводят к разборкам, кто прав, а кто виноват. Наиболее часто это происходит при недостаточно сильном лидере, который боится потерять только что полученную власть.[404] А наш великий перестройщик был именно таким лидером.

Некоторые справедливо выделяли, что был «серым кардиналом», обладающим реальными рычагами влияния и проводившим активную и публичную политику, а был «семейным кардиналом», не обладающим реальной властью и державшимся в тени.[405]

4.7.6. Естественно, влияние должно было насторожить, который был достаточно умным, чтобы понять, что потенциально способен возглавить страны,[406] но почему-то не особенно рвётся делать это, а вот у даже и возможности такой не было. Так, что объективно один медведь лично для внешне казался не опасен.

«Иезуитски, поделив должность идеологического жреца между двумя противоположно заряженными личностями, — доктором Джекилом и мистером Хайдом —, по-видимому, рассчитывал оставаться арбитром между ними и, попеременно нажимать на чёрную и белую клавиши этого созданного им специфического инструмента, извлекать из него весьма своеобразную мелодию…».[407] Создать единую и сплочённую команду он не мог и не хотел.

Для противников остаётся только подбрасывать ветки в костёр сомнения в надёжности. Объективно этому способствовали те же самые ошибки, которые уже успел совершить последний.

«….Команда стала опасной. Пост „серого кардинала“ Политбюро — это рельная власть, в любой момент могущая стать номинально первой… хотел иметь власть только сам…. же оказался на переднем плане, угрожая не только будущей реальной власти, но и номинальной. В 1986-1988 годы у него власти было, пожалуй, больше, чем у и ».[408]

Но опытному в политических интригах не хотелось быть на третьих ролях. А тут как нельзя кстати, начался конфликт с (см. пункты настоящей книги), который внешне выглядил как его конфликт с, а сам, как человек, который не смог вовремя определить каким неудобным окажется бывший свердловский персек, ставший московским персеком, и не смог тихо поставить его на место.

Интрига — как нельзя была удобной для, ибо подрывала позиции и выдвигала на вторую роль его самого. Во всяком случае, помогала этому.

В каком-то смысле это устраивало и, т.к. подрывало слишком уж возросшее влияние бывшего томского персека. На всякий случай его следовало поставить на место, пока ему другие не предложили более высокое кресло.

По мнению некоторых уже в середине 1986 года перед обозначилась перспектива утраты власти.[409] Наверное, это несколько рановато так быстро отправлять Генерального секретаря в отставку, но популярность его стала уже заметно меньше. Пошли слухи о каких-то компрматериалах на высшее должностное лицо в стране.[410] Начались переговоры желающих смены власти с надеждой поставить нового человека.[411]

« начал раздражаться, нервничать, и было видно, что проявляет он нервозность от бессилия, стремительного роста настроений против его политики, от того, что сам не знает, что, собственно говоря, ждёт страну в самом ближайшем будущем, не говоря уже о более отдалённой перспективе. Но главное, что вызывало у него тревогу, — это ослабление его личной власти, прочности его положения».[412]

вернуться

393

Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с. 67-68.

вернуться

394

Грачев А.С., «Кремлёвская хроника», М., «Эксмо», 1994, с. 120.

вернуться

395

Гордиевский О., Эндрю К., «КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачёва» (публикация в Интернете).

вернуться

396

Карьерист Крючков словно и не допускает, что карьерист Яковлев мог просто потому обхаживать Горбачёва, что хотел вернуться в ЦК КПСС из канадской ссылки в случае избрания Горбачёва Генеральным секретарём ЦК.

вернуться

397

Крючков В.А. «Личное дело», М., «Олимп», в 2-х томах, 1996, т. 1, с. 287-288.

вернуться

398

Калугин О.Д., «Прощай, Лубянка», М., «Олимп», 1995, с.287-288.

вернуться

399

Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с. 79.

вернуться

400

Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с. 82.

вернуться

401

Юрий Скуратов писал: «Разные люди работали в ЦК, но моё глубокое личное убеждение — в Политбюро не было ни одного человека, равного по интеллекту Яковлеву Александру Николаевичу. Я видел кое-какие документы с его пометками — это очень умный человек. Правда, на судьбу партии он имел радикальный взгляд: он считал, что её надо разрушить. Горбачёв был буквально подмят им, сам он с Яковлевым не мог соперничать ни в чем». (Скуратов Ю.И., «Вариант дракона», М., «Детектив-пресс», 2000, с. 49).

вернуться

402

Павлов В.С., «Август изнутри. Горбачевпутч», М., «Деловой мир», 1993, с.20.

вернуться

403

Лигачев Е.К., «Загадка Горбачёва», Новосибирск, «Интербук», 1992, с. 66.

вернуться

404

«…Его шатания объясняются элементарно — Михаил Сергеевич боится пуще глаза утратить личную власть. Об этом, в частности, наглядно свидетельствует тот факт, что Горбачёв всячески избегает альтернативных выборов, соглашаясь баллотироваться лишь в тех случаях, когда он — единственный кандидат». (Столяров К. А., «Распад: от Нагорного Карабаха до Беловежской пущи», М., «Олма-пресс», 2001, с.132).

вернуться

405

Павлов В.С., «Август изнутри. Горбачевпутч», М., «Деловой мир», 1993, с.20.

вернуться

406

«Лигачев сильнее, значит опасен, а в силу этого подлежит ликвидации». (Павлов В.С., «Август изнутри. Горбачевпутч», М., «Деловой мир», 1993, с.20).

вернуться

407

Грачев А.С., «Кремлёвская хроника», М., «Эксмо», 1994, с. 95.

вернуться

408

Павлов В.С., «Август изнутри. Горбачевпутч», М., «Деловой мир», 1993, с.20.

вернуться

409

«Красноярская газета», 22.04.03, с.4.

вернуться

410

«Ещё при Черненко МВД СССР (министр Федорчук) успело организовать небольшую проверку деятельности Горбачёва за время, когда он возглавлял Ставропольскую краевую парторганизацию. По слухам, быстро нарыли материалов, имеющих судебную перспективу.

вернуться

411

Валентин Павлов писал о Первом съезде народных депутатов СССР: «…За его кулисами депутат — промышленники, аграрники и многие другие настойчиво, до последней минуты, убеждали Н. Рыжкова дать согласие на выдвижение его кандидатуры на пост Президента СССР. Почти уверен, что, несмотря на сотни депутатов от КПСС, профсоюзов, ВЛКСМ и от общественных организаций, вплоть до союза филателистов и обществ дружбы, назначенных в большинстве по согласованию с Горбачёвым, Президентом СССР стал бы Н. Рыжков, дай он своё согласие. Ему прямо говорили, что ничего не надо делать, за Вас все сделают, только скажите „да“. Он не сумел переломить себя и получил в декабре 1990 года за верность награду в виде инфаркта и отставки. Ничто не забыто и никто не забыт. Ведь не случайно же депутат Н. Оболенский, сам от себя выставив свою кандидатуру против Горбачёва, получил 20 процентов голосов. Голосовали, конечно, не за Н. Оболенского, а против Горбачёва». (Павлов В.С., «Август изнутри. Горбачевпутч», М., «Деловой мир», 1993, с. 27).

вернуться

412

Крючков В.А., «Личное дело», в 2-х томах, М., «Олимп», 1996, т. 1, с.257-258.

36
{"b":"26189","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Ты поймешь, когда повзрослеешь
Среди садов и тихих заводей
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
И ботаники делают бизнес 1+2. Удивительная история основателя «Додо Пиццы» Федора Овчинникова: от провала до миллиона
Последние Девушки
Ирландское сердце
Метро 2033: Площадь Мужества
Мертвый вор
Исчезающие в темноте – 2. Дар