ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

4.16.7. На заре перестройки поднимался такой шум по поводу советско-германского сговора 1939 года о разделе Европы и практически ничего не говорилось о таком же, по сути, сговоре (1944 — 1945 года) Советского Союза и западных союзников по разделу Европы и Азии. Всего лишь ещё одна иллюстрация двойного стандарта.

Кстати, что бы ни говорили, но ответственность за раздел Германии на ФРГ и ГДР несут все страны победители. А вот ключ от объединения Германии держала в руках наша страна.

«Как известно, раскол Германии устраивал в Европе многих. Но при одном условии: сохранять и поддерживать раскол должен был Советский Союз. Будучи уверенными в такой его непреклонной позиции, западным странам можно было извлекать для себя немалые выгоды из существования двух Германий и в то же время рядиться в одежды друзей всего немецкого народа и сторонников его воссоединения в условиях самоопределения. Неудовлетворённые национальные чувства немцев с помощью такой политики постоянно катализировались против Советского Союза, собственные эгоистические интересы в германских делах ловко маскировались, постоянно поддерживался как бы надёжный заслон на всех эвентуальных путях политического развития в Европе и в мире, которые могли бы вести к „новому Рапалло“, то есть германо-русскому сближению».[609] Вот какой ключ был в руках у наших правителей, но ларчик с сокровищами они так и не сумели открыть, передав ключ в чужие руки. Разумеется, получив при этом сами кое-какие личные дивиденты. Но это были дивиденты для них, а не для страны.

В 1989 году лавинообразно рухнула система наших европейских союзников по Варшавскому Договору. К 1991 году Советский Союз уже практически ушёл из Европы. Точнее он ушёл практически отовсюду, оставшись без союзников, которых сам породил и сам же бросил.

Объединённая Германия стала более значимой страной в Европе и даже в мире. Но стала она такой благодаря не Советскому Союзу, как могло и как нужно было бы сделать, а благодаря руководителю Советского Союза, который положил дивиденты от объединения Германии в свой личный карман. Он стал другом Германии, фактически за счёт интересов России.

Интересов стратегических и тактических. «Мы избежали бы очень многих проблем, если бы не было такого скоропалительного бегства»,[610] — скажет через несколько лет, видевший все это в ГДР своими глазами.

При этом, КГБ СССР продолжал верно служит человеку, который уже тогда был политическим банкротом.

4.16.8. Германия в первой половине XX века была одной из великих держав, взаимоотношение с которой для России (без различия как она тогда называлась) были в числе самых важных проблем внешней политики. Дважды Россия и Германия сходились в кровавой драке, которая для них стоила очень и очень дорого. Лишь в 1945 году Советский Союз был в числе политических победителей, сильно подорвав свою экономику и понеся колоссальные людские потери.

После крушения гитлеризма Германия перестала быть в числе самых важных проблем советской внешней политике, уступив на Западе место Соединённым Штатам. Однако германские проблемы в Европе были для Советского Союза все же наиболее значимыми. Так и будет в обозримом будущем на западном фланге России.

Но дело не только в политике. ФРГ и ГДР были важнейшими торговыми партнёрами Советского Союза. Последнее из этих государств, кроме того, являлось важнейшим союзником в Европе,[611] а первое — важнейшим звеном в стане европейских противников. Кстати, говоря о двух германских государствах, мы деликатно умалчивали о том, что на самом деле их было гораздо больше. Это и государственно-подобное образование Западный Берлин, а также Австрия,[612] Люксембург и Лихтенштейн, которые по сути своей являются германскими государствами, но по воле соперников большой Германии таковыми не признаются, и, кроме того, Швейцария, населённая преимущественно немцами. В середине XX века Германия оказалась единственной крупной страной Европы искусственно разделённой на несколько частей, словно в период феодальной раздроблённости. И Советский Союз объективно в меньшей степени, но субъективно в большей степени нёс моральную ответственность за этот раздел. Не говоря уже об отнятых германских территориях. Впрочем, германские земли были отняты не только на Востоке,[613] но и на Западе[614] этой страны.

Однако не будем о германских землях. Лучше об одном германском руководителе.

4.16.9. После крушения коммунистического режима в ГДР, бывший глава этого государства Эрих Хонеккер первоначально укрылся в берлинском госпитале «Шарите». Но сразу же по выходе из госпиталя его задержали на полтора дня. Затем его приютил евангелистский священник. Потом в апреле 1990 года ему дали убежище в советском военном госпитале в Берлине.

13 марта 1991 года, находившийся в советском военном госпитале, Эрих Хонеккер стал собираться в Москву. «Как по-детски непосредственен и наивен был в эти минуты старый и опытный руководитель. Вернулась прежняя вера в „старшего брата…Хонеккер верил, твёрдо верил, что теперь в его жизни будет все хорошо“.[615]

Уже почти год Хонеккер полулегально находился в том госпитале. Периодически,[616] хотя и не особенно настойчиво отдельные должностные лица Германии ставили вопрос о передаче его новым немецким властям. Хонеккер же хотел найти убежище в СССР. Пожилому и больному человеку хотелось стабильности и покоя. Москва все не давала разрешение на переезд (точнее полубегство) под её крыло. Совсем не давно Эрих и (фамилии понятны) публично обнимались как главы двух государств-союзников. ГДР была в числе самых надёжных союзников. Но помочь бывшему «другу» не спешил. Он вообще не спешил кому-нибудь реально помогать.

И все же выбор делать надо было. Михаил Болтунов написал: «Что оставалось ? Вариантов, признаться, у него оказалось немного. Или выдать Хонеккера, или…спасать. Представляю, какие муки претерпел Генсек ЦК КПСС — не было никакой возможности принять его любимое половинчатое решение, что называется, и нашим и вашим, чтоб и овцы целы и… И тогда прошла команда — доставить Хонеккера в Москву».[617] Доставили, но некоторые формальные требования по перевозке были нарушены из-за долгого непринятия этого решения., как всегда, не мог решиться вовремя, а потом пришлось слишком много нарушать. Это, конечно, не самое главное, но соблюдение формальностей было бы не лишним.

4.16.10. Собственно, на давили с просьбами помочь Хонеккеру и не только ему.[618] В тоже время не все это одобряли. Газета «Известия», отвергнув версию о гуманности вывоза Хонеккера, высказала следующее предположение: «…С помощью похищения Хонеккера люди в наших „коридорах власти“ хотели лишний раз убедиться в собственном могуществе и подать сигнал свои сторонникам везде и всюду: мы ещё очень сильны, мы определяем большую политику, мы ещё покажем этим демократам».[619] Вот, оказывается, где собака была зарыта: все дело в политической борьбе в стране?

Кстати, через полгода ответственный работник ЦК КПСС, специалист по Германии Николай Португалов дал интервью немецкой газете. Он рассказал, что доставку Эриха Хонеккера из Германии в СССР организовал министр обороны, который действовал на свой страх и риск. якобы ничего не знал об этой операции.[620] Свежо предание, да верится с трудом.

вернуться

609

Квицинский Ю.А., «Время и случай. Заметки профессионала», М., «Олма-пресс», 1999, с. 15.

вернуться

610

Геворкян Н., Колёсников А., Тимакова Н., «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным», М., «Вагриус», 2000, с.74.

вернуться

611

Германскую Демократическую Республику вполне можно назвать ключевым звеном просоветского Варшавского договора и Совета экономического взаимопомощи. Не даром, именно, не удержав в сфере своего влияния ГДР, Советский Союз через пару месяцев вообще остался без европейских союзников (или сателлитов, если использовать антикоммунистическую терминологию).

вернуться

612

«Созданная 12 ноября 1981 года республика приняла название Немецкая Австрия, и депутаты Временного национального собрания почти единодушно провозгласили присоединение к Германской империи». (Вальдхайм К., «Австрийский путь», М., Прогресс», 1976, с.36).

вернуться

613

Имеется, прежде всего, в виду территория Восточной Пруссии, поделённая между СССР (включая Литву — Клайпеда) и Польшей, а также территория к западу (и не только, например, Щецин) от Одера и Нейсе и территория Судетских гор. Разумеется, можно найти много оснований для того, чтобы назвать эти земли исконно славянскими. Правда, к Восточной Пруссии это, все равно, не приемлемо, славяне там не жили. Но таким путём, можно было бы и всю территорию Германской Демократической Республики назвать захваченной германцами у славян. Благо лужичане (славянский народ, живущий в ГДР) не были ещё окончательно германизированы. Принадлежность территории слишком часто является спорным вопросом. Однако бесспорно одно — после разгрома в 1945 году Германии эти территории были отняты именно у этой страны, а германское население насильственно выселено.

вернуться

614

Речь, прежде всего об Эльзасе и Лотарингии, которые являлись несколько веков спорным территориями между Германией и Францией. Впрочем, это не единственные территории к западу от ФРГ, на которые не сложно обосновать германские претензии.

вернуться

615

Болтунов М., «ЗГВ: горькая дорога домой», Санкт-Петербург, «Шанс», 1995, с.252.

вернуться

616

«Известия», 16.12.90, с.1.

вернуться

617

Болтунов М., «ЗГВ: горькая дорога домой», Санкт-Петербург, «Шанс», 1995, с.249.

вернуться

618

Лидер депутатской группы «Союз» Виктор Алкснис, отвечая на вопрос корреспондента, сказал: «В ходе обсуждения пакета договоров с Германией в комитетах ВС СССР депутатами неоднократно поднимался вопрос о людях, которые нами преданы в Германии. Хотим мы того или нет, но эти люди были нашими союзниками. Они следовали в русле нашей политики и действовали в рамках тех законов, которые действовали в момент их правления. И сегодня, когда происходит расправа с ними по политическим мотивам, это вызывает беспокойство со стороны депутатов ВС СССР. Нами были высказаны претензии в адрес нашего политического руководства по поводу то, что не было достигнуто никаких гарантий по защите прав этих людей. Я лично считаю, что это верный шаг. Когда американцы уходили из Южного Вьетнама в 1975 году, они увезли с собой всех —своих сторонников». («Коммерсантъ»,N 11, 1991, с.13).

вернуться

619

«Известия», 07.09.91, с.7.

вернуться

620

«Российкая газета», 20.11.91, с.4.

56
{"b":"26189","o":1}