ЛитМир - Электронная Библиотека

– И с большой горячностью; но на эту тему женщины всегда говорят с особым пылом.

– Вы к нам слишком строги.

– Скоро наступит очередь и к ней тоже приставать, – сказала мисс Лукас. – Элиза, сейчас я открою инструмент, и ты догадываешься, что будет потом.

– Тебе не кажется, что ты очень странная, подруга? Всегда хочешь, чтобы я играла и пела кому угодно и перед кем угодно! Если бы мое тщеславие было связано с музыкой, твоим стараниям не было бы цены. Но поскольку это не так, то мне что-то не очень хочется садиться за инструмент перед теми, кто привык слушать исполнителей высочайшего класса.

Однако мисс Лукас упорно настаивала, поэтому Элизе пришлось согласиться:

– Ну ладно – чему быть, того не миновать, – и добавила, серьезно взглянув на мистера Дарси: – Есть одна старая добрая поговорка, которую здесь, конечно же, все знают: «Лучше промолчать, чем что-то невпопад сказать». Поэтому я лучше промолчу и приберегу свой пыл для пения.

Играла и пела она хорошо, хотя до изысканности ей было далеко. После того, как она спела несколько песен, и до того, как ее стали просить спеть еще немного, за инструментом ее с радостью сменила сестра Мэри. Поскольку изо всех сестер она была единственной, кто не отличался красотой, Мэри настойчиво получала знания и навыки, поэтому ей всегда хотелось выставить их напоказ.

Но она не обладала ни талантом, ни вкусом. И хотя тщеславие и добавляло ей усердия, оно также подключало к ее манерам педантизм и превосходство, которые могли бы навредить исполнительскому мастерству, превышающему то, которого она достигла. Элизабет, игравшую далеко не так хорошо, зато непринужденно и естественно, слушали с гораздо большим удовольствием; Мэри – под конец своего длительного выступления – все же дождалась похвалы и благодарности, сыграв шотландские и ирландские мелодии по просьбе своих младших сестер, которые – вместе с Лукасом и двумя или тремя офицерами – начали оживленные танцы в другом конце комнаты.

Мистер Дарси стоял рядом с ними и возмущенно молчал по поводу того, что вечер проходил таким образом, поэтому исключал любую возможность разговора. Он слишком углубился в свои размышления и не замечал рядом с собой сэра Уильяма Лукаса, пока тот не начал разговор:

– Какое это прекрасное развлечение для молодежи, мистер Дарси! Что может сравниться с танцами! Я считаю танцы одним из самых выдающихся достижений высокоразвитых обществ.

– Конечно, сэр. А еще они отличаются тем преимуществом, что пользуются популярностью и в обществах менее развитых. Танцевать может каждый дикарь.

Уильям в ответ лишь улыбнулся.

– Ваш приятель танцует просто прекрасно, – продолжил он после непродолжительной паузы, заметив, как к группе танцующих присоединился Бингли. – И я ни минуты не сомневаюсь, что и вы, мистер Дарси, замечательный знаток этой науки.

– Думаю, что вы видели, как я танцевал в Меритоне, сэр.

– Да, действительно видел и получил от этого большое удовольствие. Вы часто танцуете в Сент-Джеймсе?

– Никогда, сэр.

– Не кажется ли вам, что это было бы уместным комплиментом его жителям?

– Этот комплимент я стараюсь не делать никому, если есть возможность его избежать.

– Я так понимаю, что у вас есть дом в Лондоне?

Мистер Дарси кивнул головой.

– Я когда-то сам подумывал о том, чтобы осесть в Лондоне, потому что очень люблю изысканное общество; но сомневался в безвредности тамошнего воздуха для леди Лукас.

Уильям замолчал, надеясь на ответ, но у его собеседника не было для этого соответствующего настроения; в этот момент в их сторону направилась Элизабет, и ему ужасно захотелось сделать что-то очень галантное, он крикнул ей:

– Уважаемая мисс Элиза, а вы почему не танцуете? Мистер Дарси, позвольте мне представить вам эту девушку как весьма желаемую партнершу. Вы же не откажетесь потанцевать, увидев перед собой такую красоту. – И, взяв ее за руку, он уже хотел передать ее мистеру Дарси, который (хотя и крайне удивившись) был совсем не против принять ее, как Элиза сразу же выдернула ее и, несколько смутившись, сказала сэру Уильяму:

– Что вы, сударь, я вовсе не собираюсь танцевать. Неужели вы думаете, что я подошла к вам потому, что занималась поисками кавалера?

Мистер Дарси, как и положено, с серьезным видом попросил разрешения пригласить ее на танец, но тщетно. Элизабет была неумолимой, и эту неумолимость не смог пошатнуть даже сэр Уильям, когда попытался уговорить ее.

– Вы танцуете настолько хорошо, мисс Элиза, что с вашей стороны было бы просто жестоко лишить меня радости созерцать вас во время танца; и хотя мистер Дарси это занятие вообще не любит, я уверен, что он не будет возражать – сделает милость и полчаса потанцует.

– Мистер Дарси – сама вежливость, – сказала Элиза и улыбнулась.

– Конечно, но, несмотря на такое искушение в вашем лице, уважаемая мисс Элиза, можем ли мы удивляться такой любезности, кто же будет возражать против такой партнерши?

Элиза игриво посмотрела на него и отвернулась. Ее нежелание вовсе не оскорбило мистера Дарси, и он с удовольствием думал о ней; именно в этот момент к нему обратилась мисс Бингли.

– Я догадываюсь, о чем вы сейчас думаете.

– А вот и не догадываетесь.

– Вы думаете о том, как это невыносимо – проводить многочисленные вечера таким образом и в таком обществе, и здесь я с вами полностью согласна. Я крайне недовольна! Какая тошнота, и при этом такой шум! А все эти люди – такие никчемные, но такие напыщенные! Так хочется, чтобы вы сказали о них что-то очень саркастическое!

– Ваша догадка совсем неправильная, уверяю вас. Мои мысли движутся в направлении более приятном. Я думаю о той радости, которую могут подарить прекрасные темные глаза на лице хорошенькой женщины.

Мисс Бингли немедленно уставилась на него и пожелала знать, какой же это женщине удалось вдохновить его на такие мысли. Мистер Дарси набрался мужества и сказал:

– Мисс Элизабет Беннет.

– Мисс Элизабет Беннет?! – воскликнула мисс Бингли. – Я крайне удивлена. И давно она у вас в таком фаворе? Когда же мне поздравлять вас, скажите, пожалуйста?

– Именно такого вопроса я от вас и ожидал. Женщины имеют слишком живое воображение – они моментально перескакивают от симпатии к любви, от любви к браку. Поэтому я не сомневался, что вы желаете мне счастья.

– Что же, если вы настроены так серьезно, то я буду считать это дело уже решенным. У вас будет просто очаровательная теща; она, конечно же, будет жить вместе с вами в Пемберли.

Пока она потешалась таким образом, он слушал мисс Бингли с невозмутимым равнодушием; а поскольку его спокойствие убедило ее в отсутствии оснований для волнения, то она еще долго демонстрировала свое остроумие.

Раздел VII

Богатство мистера Беннета почти полностью состояло из имения, которое давало две тысячи фунтов дохода в год и которое, при отсутствии наследника по мужской линии, – к сожалению для его дочерей – должен был унаследовать как родовое имущество какой-то дальний родственник; состояние же их матери, несмотря на свои вполне приличные (как для нее) размеры, никак не могло компенсировать этот недостаток. Ее отец был адвокатом в Меритоне и оставил ей в наследство четыре тысячи фунтов.

У нее была сестра, которая была женой некоего мистера Филипса, служившего у ее отца клерком, а затем ставшего его преемником в этом бизнесе, и брата, который жил в Лондоне и был респектабельным и процветающим торговцем.

Село Лонгберн находилось всего в миле от Меритона – расстояние очень удобное для юнных девиц, которых привлекала туда три-четыре раза в неделю необходимость наносить визиты вежливости своей тетушке и наличие магазина галантерейных товаров как раз по дороге. Особенно часто такие походы совершали две самых младших в семье девушки – Кэтрин и Лидия; их головы были еще менее заняты мыслями, чем головы их сестер, поэтому если не находилось чего-то лучшего, то можно было пройтись в Меритон, чтобы чем-то занять утро и найти тему для разговоров вечером; и какой бы бедной на новости не была окрестность вообще, они всегда умудрялись о чем-то узнать от своей тетушки. Однако пока у них было достаточно и новостей, и оснований для радостного возбуждения, потому что неподалеку недавно остановился на постой полк милицейской армии, прибывший на всю зиму; штаб его был в Меритоне.

6
{"b":"262","o":1}