ЛитМир - Электронная Библиотека

Мартин кивнул, стараясь сделать вид, что для него это ново. Даже пришлось прикусить язык, чтобы не поправить ее последнюю фразу. Ее увлеченность предметом была заразительна, и трудно было удержаться, чтобы самому не вставить слово, зная, о чем идет речь.

Рашель проглотила ложку супа.

– Этот Большой Э бывает весьма суров. У нас есть точные подтверждения насчет по крайней мере одной атипической вспышки сверхновой где-то за пятьсот световых лет за пределами нашего – земного – светового конуса. Это имеет смысл, если хочешь уничтожить экспоненциально расползающуюся угрозу, и мы представляем, зачем Эсхатону это понадобилось. Но ладно, вы согласны, что не слишком разумно позволить соседскому малышу играть со стратегическими термоядерными бомбами?

– Это да. – Мартин кивнул и тоже проглотил ложку супа. – Что-то вроде этого может серьезно помешать вам получить премию за своевременное завершение работ.

Она прищурилась, потом тоже кивнула.

– Язвите все еще. Как вам удалось ни во что еще не вляпаться?

– Не удалось. – Он положил ложку. – Вот почему я так встревожился при вашем появлении. Я вполне могу обойтись без того, чтобы попасть в тюрьму.

Рашель вздохнула.

– Извините. Не знаю, насколько серьезно там у вас вышло, но… Я-то говорю всерьез. Я просто хочу представить все это в более широкой перспективе. Новая Республика находится всего в двухстах пятидесяти световых годах от Земли. Если Большой Э решит здесь бабахнуть сверхновую, нам придется эвакуировать пятьдесят звездных систем. – Видно было, что ей неуютно даже думать об этом. – Вот о чем идет речь. Вот почему я должна была вас втянуть.

Она опустила глаза и целеустремленно занялась супом. Мартин смотрел на нее, не отрываясь – у него самого аппетит пропал. Рашель этого добилась надежно, напомнив ему, зачем он здесь. О родителях он особо не беспокоился, но на Марсе у него была сестра, которую он очень любил, и слишком много друзей и воспоминаний, чтобы такие разговоры были ему приятны. Куда проще было глядеть, как ест она, любоваться безупречным блеском кожи на руках и в декольте… Мартин моргнул, взял бокал и выпил его залпом. Она подняла глаза, увидела, что он смотрит, широко – даже театрально – улыбнулась и медленно облизала губы. Эффект оказался слишком силен – Мартин отвернулся.

– Послушайте, черт побери! Нам полагается выглядеть так, как будто вы кормите меня ужином, чтобы потом отволочь к себе и затрахать до полусмерти, – тихо сказала она. – Не соблаговолите ли хотя бы изобразить какой-то интерес?

– Простите, – сказал застигнутый врасплох Мартин. – Я не актер. То есть нам полагается именно так выглядеть?

Рашель взяла бокал, он был пуст.

– Налейте мне. Пожалуйста.

И она посмотрела на него странно. Он вздрогнул, выпрямляясь, потом взял бутылку и налил ей.

– Я не хотела лишать вас аппетита. Кроме того, вы тут единственный цивилизованный человек на пару тысяч миль вокруг.

– Я всего лишь инженер по двигателям, – ответил он, напрягая мозги в попытке еще что-нибудь сказать.

«Во что это я влезаю?» – подумал он отчаянно.

Еще два часа назад он сходил с ума от скуки и одиночества, а сейчас умная и красивая женщина – оказавшаяся шпионкой – вытащила его поужинать. Какая-нибудь гадость да должна случиться, не без того.

– Я люблю работать с машинами. Люблю звездолеты. А с… – Он прокашлялся. – С людьми не умею.

– И это ваша проблема?

– Ага. – Он кивнул и посмотрел на нее оценивающе: она глядела сочувственно. – Я все время не так понимаю здешних жителей, а это плохо. Потому я забился к себе в нору и стараюсь не высовываться.

– А теперь, как я чувствую, от торчания в норе крыша поехала?

– После четырех месяцев такой жизни… да, можно и так сказать. – Он глотнул вина. – А вы?

Она глубоко вздохнула.

– Не совсем так, но близко. У меня есть задание. Мне полагается не влезать в неприятности. В частности, в мою работу входит не выделяться на фоне, но от этого действительно можно свихнуться. Как сами понимаете, вот такой наш тет-а-тет в инструкциях не рекомендуется. Безопаснее было бы оставить вам жучка, чтобы передать через него сообщение.

– Значит, вы тоже, – слегка улыбнулся он. – Сдвинулись в одиночном заключении.

– Ага, – усмехнулась она. – Как и вы.

– Вас дома ждут? – спросил он. – То есть извините, я хотел спросить, ждете ли вы сами своего возвращения к кому-то? Или есть кто-то, через кого можно разгрузиться? Письмами там, или еще как?

– Ха! – Она нахмурилась, посмотрев на него. – В нашей профессии, Мартин, нет другого супруга, кроме работы. Как и в вашей. Будь вы женаты, вы бы привезли семью в такое место, как Новая Республика?

– Нет, я не то хотел сказать…

– Да я понимаю. – Хмурая гримаса сменилась задумчивым выражением. – Но приятно иногда иметь возможность говорить свободно.

Мартин повертел в руках бокал.

– Согласен, – произнес он с чувством. – Последняя неделя меня достала…

Он замолчал. Она смотрела на него как-то необычно, и можно было бы сказать, что улыбается, если бы не ее глаза. В них была тревога.

– Улыбайтесь. Да-да, вот так, продолжайте. Не переставайте улыбаться. Мы под наблюдением. Микрофонов не бойтесь, я приняла меры, но на нас смотрит оперативник с того конца ресторана. Попытайтесь сделать вид, что хотите отвести меня домой и оттрахать. А то он задумается, зачем мы сюда пришли. – Она смотрела жеманно, широко при этом улыбаясь. – Как по-вашему, я хорошенькая?

Она изучала его из-под маски собственной идиотской ухмылки.

– Ага. – Он уставился на нее, надеясь, что у него столь же идиотский вид. По-моему, так даже очень. Настолько, насколько могут обеспечить лишь хорошая диета и современнейшее медицинское обслуживание. Он попытался улыбнуться шире. – Гм, на самом деле я бы сказал: красивая и решительная.

В ее улыбке появилась некоторая остекленелость.

Где-то посреди этой дуэли улыбок появился официант и забрал суповые тарелки, заменив их главным блюдом.

– А вот это выглядит неплохо. – Несколько успокоившись, она взялась за нож и вилку. – Не оглядывайтесь, но наш хвост смотрит в сторону. Знаете что? Вы слишком джентльмен, и это вам слегка вредит. Почти все мужчины в этом заведении попытались бы полапать меня прямо сейчас. Застолбить территорию.

– Знаете, пятьдесят-шестьдесят лет опыта почти любого могут научить, что никуда оно не денется, даже если не хвататься сразу двумя руками. Беда в том, что здесь нет средств, отодвигающих старение…

Вид у него был такой, будто ему неловко.

– Да, и я ценю вашу деликатность. – Она улыбнулась в ответ. – Вам кто-нибудь говорил, что улыбка вам очень идет? Я уж столько времени торчу на этой помойке, что забыла, как выглядит нормальная человеческая улыбка, не говоря уже о беседе с нормальным взрослым человеком. Как бы там ни было… – При этих словах она носком туфли погладила ему левую ногу изнутри. – Мне кажется, что вы мне нравитесь.

Мартин на мгновенье застыл, потом серьезно кивнул:

– Считайте, что я очарован.

– Правда? – Она улыбнулась и погладила чуть сильнее.

У него перехватило дыхание.

– Не надо! Будет скандал! – Он оглянулся по сторонам в деланном ужасе. – Только бы никто не смотрел…

– Скандала не будет, для того и нужна такая длинная скатерть. – Она тихо засмеялась, и он вместе с ней. А Рашель продолжала: – Чтобы покончить с делами и с удовольствием взяться за еду. Завтра вы попадете на борт «Полководца Ванека», и вас наверняка спросят, хотите ли заработать еще денег в обмен на продление контракта. Если хотите набить карманы и, быть может, спасти несколько миллионов жизней, вы согласитесь. Мне случайно известно, что штаб адмирала собирается использовать «Полководца» как флагман, и я тоже там буду.

– Вы??? Каким образом?

– Как наблюдатель с дипломатическим статусом. Моя обязанность – убедиться, что Фестиваль – и хотелось бы мне знать чуть побольше о том, что это за штука – не нарушает шести различных договоров. Неофициально я хочу и за Новой Республикой присмотреть. Мне тут все какие-то мелочи не договаривают – хотя нет, совсем не мелочи. Ладно, не будем же мы сейчас портить себе этим аппетит? Если вы согласны, пойдемте ко мне в закрытый от наблюдения дом, и я вам изложу остальное, пока местная Штази будет думать, что вы там выступаете как любой нормальный холостяк-командировочный. В общем, вы отправитесь домой с симпатичным чеком на круглую сумму, плюс приличный бонус от Дипразведки. И все будет нормально. А теперь – не забыть ли о делах и не съесть ли ужин, пока он не остыл?

15
{"b":"26208","o":1}