ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы знали?! — злобно выкрикнул Рэйвен. — Так какого же черта вы его не арестовали?!

— Когда мне понадобится ваш совет, мистер Рэйвен, я дам вам знать, — сухо ответил шериф. — Грин приехал ко мне и сам сказал, кто он и зачем появился в наших краях. После этого я связался с губернатором и тот подтвердил его слова. У нас Саддену приписывают преступления, которых он не совершал, поэтому он и приехал сюда. Вы отлично знаете, например, что Садден не мог ограбить дилижанс, потому что в это время он находился здесь, в вашем салуне.

— А его дружок Бэрси? Насчет него вы тоже разговаривали с губернатором? — насмешливо спросил Рэйвен.

Зал одобрительно загудел. Даже те, кто всегда поддерживал Грина, теперь с неприязнью поглядывали на него.

— А мне плевать, даже если он сам дьявол, — раздался громкий голос Расти. — Джим — настоящий мужик и я все равно на его стороне.

Рэйвен свирепо зыркнул на него.

— А тебя никто не спрашивает, так что заткнись пока! — он оглядел зал и продолжал: — Вы теперь все знаете, парни, и давайте решать, как нам поступить.

— А чего тут решать? — крикнул Лисон. — Вздернуть его! И Бэрси тоже, за компанию!

По губам Рзйвена скользнула змеиная улыбка.

— Подождите, мы ведь должны поступать по справедливости, — вкрадчиво сказал он. — Пусть те, кто за то, чтобы повесить Саддена и Бэрси, поднимут левую руку.

Как он и предвидел, три четверти присутствующих подняли руки. Считать не было необходимости.

— Большинство, — с удовлетворением отметил Рэйвен и повернулся к Парсону. — Маршал, выполняйте свои обязанности.

Приказ застал Парсона врасплох. Он сразу понял, что это означает. Ему нужно арестовать и повесить Саддена. А Садден, вот он, всего в нескольких шагах, молчаливый и опасный, как гремучая змея. Парсон мысленно проклял себя за глупое тщеславие, толкнувшее его занять эту должность. Провалить первое же дело означало конец его карьеры, как маршала Лоулисса, но он хотел жить и не торопился умирать.

Выручил его, как ни странно, сам Грин.

— Прежде чем вы лишитесь своего нового маршала, — громко объявил Джим, — я хочу вам кое-что сказать.

Насмешливые выкрики и свист заглушили его слова. Но шум вдруг резко оборвался. Никто не успел заметить движения Грина, но револьвер вдруг оказался у него в руке и зал затих под дулом «кольта» сорок пятого калибра.

— Вы уже выслушали Рэйвена, а теперь послушайте меня и, надеюсь, не будете перебивать, — Джим многозначительно повел револьвером. — Я, действительно, Садден, но я не тот человек, который грабит и убивает в ваших краях. Я приехал, чтобы найти его и, кажется, нашел.

Он вглядывался в лица людей, слушавших его. Большинство недоверчиво ухмылялись, но молчали под дулом револьвера. Разумеется, если бы они все вместе бросились на Грина, то живо скрутили бы его, но это означало смерть для многих из них, а умирать за Рэйвена никому не хотелось.

— Сэндз, у которого ограбили лавку в Свитуотере и Эймс, кучер дилижанса, утверждают, что у лошади бандита правая передняя бабка белого цвета. Откуда вы знаете, что у Саддена именно такая лошадь?

— Мне сообщили об этом из Техаса, — объяснил Рэйвен.

— Прекрасно. Мой конь стоит у салуна и если ты отмоешь черную краску, то увидишь, что белый чулок у него на левой передней бабке. Если, как ты полагаешь, Пит ограбил дилижанс, он бы не допустил такой ошибки. Довольно странно, Рэйвен, что и ты, и тот, кто ограбил дилижанс, имели одинаково неправильную информацию.

— Что же, по-твоему выходит, это я ограбил дилижанс? — окрысился Рэйвен.

— А почему бы и нет? Тебя не было в Лоулиссе и в то время, когда застрелили Бордена.

— И в том, и в другом случае, я был на Дабл Ар со своим управляющим.

— Очень жаль, что ты застрелил Джервиса и он не может подтвердить твои слова, — вскользь заметил Грин. — В то утро, когда был убит Борден, он снял со своего счета в банке пять тысяч долларов и пошел сюда, в «Рэд Эйс», чтобы уплатить долг Рэйвену. Того не оказалось на месте и Борден поехал к себе на Бокс Би. У старой шахты его застрелили, а через несколько дней Рэйвен предъявил Энди долговую расписку его отца на пятнадцать тысяч долларов.

— На документе стоит подпись Бордена-старшего, — возразил Рэйвен.

— Да, но он составлен таким образом, что к пятерке легко добавить единицу. Но пойдем дальше. По совету Рэйвена, Энди, чтобы расплатиться, закладывает свое ранчо в банке и отдает ему деньги. Когда он продал свое стадо и приехал в город, чтобы выкупить закладную, мы были вынуждены срочно отправляться в погоню за Эль Диабло. Энди отдал деньги на хранение Поттэру, а когда вернулся, то банк был ограблен, а закладная на Бокс Би почему-то оказалась у Рэйвена.

— Мне отдал ее Поттэр, — отрезал Рэйвен.

— Кстати, о закладных, — невозмутимо продолжал Джим. — У Рэйвена неожиданно объявилась закладная на ранчо Дабл Пи, и он угрожал отобрать ранчо у мисс Сарел, если она не выйдет за него замуж.

Собрание снова загудело, но теперь многие неуверен но переглядывались, не зная, кому верить.

Почувствовав, что теряет превосходство над противником, Рэйвен поднялся с места.

— Не думай, что ты так просто отвертишься, — с ненавистью глядя на Грина, процедил он. — Нас гораздо больше, чем твоих людей, и если дело дойдет до стрельбы…

— Этому городу понадобится новое кладбище, — холодно закончил за него Джим.

— Спокойней, джентльмены, — вмешался шериф. — Вы обвиняете друг друга, но ни у одного из вас нет доказательств. Вот если бы Поттэр заговорил…

— Поттэр никогда уже не заговорит, — раздался голос доктора Пилза, который только что вошел в салун. — Он умер десять минут назад.

— В таком случае, док, я могу попросить вас об одной услуге? — спросил Джим и что-то прошептал ему на ухо.

Пилз распечатал конверт, в котором оказался еще один, но меньшего размера.

— Вскрыть только в случае моей смерти, — прочитал доктор и обратился к присутствующим. — Кто-нибудь знает почерк Поттэра?

Несколько человек, в том числе и клерк банка, подтвердили, что это почерк Поттэра и его личная печать.

— Очень хорошо, — продолжал доктор. — Тогда, с вашего позволения, я вскрою и второй конверт.

— Валяй, док! Читай вслух! — послышались подбадривающие возгласы из зала.

Пилз извлек из конверта сложенный вчетверо лист бумаги, развернул его и начал читать:

— «Я, Лемюэль Поттэр, пишу это письмо, которое должно быть прочитано в случае моей смерти, дабы помешать осуществлению злодейских замыслов одного мерзавца. Я отдаю это письмо маршалу Джеймсу Грину, которого считаю честным и порядочным человеком…»

В зале засмеялись и даже сам Грин не сдержал горькой усмешки. Доктор подождал, пока все стихло и продолжал:

— «Несколько лет назад я служил кассиром банка в одном из городов на восточном побережье. Желая разбогатеть, я играл на бирже и влез в долги. Чтобы выпутаться из них, пришлось подделывать чеки. У меня были кое-какие способности, и я легко мог скопировать любой почерк. Когда разоблачение было уже неминуемо, я решил ограбить банк и уехать. Ночной сторож застал меня, когда я открыл сейф. Так уж вышло, что я ударил сторожа сильнее, чем рассчитывал, и убил его. Полгода я переезжал из города в город и наконец остановился а Лоулиссе, где хотел начать честную жизнь. Казалось, что мне удалось замести следы, но старая газета с моей фотографией поставила меня в зависимость от негодяя, проживающего в Лоулиссе, и с этого момента жизнь превратилась в кошмар. Этот коварный дьявол принуждал меня принимать участие в преступлениях, которые совершал, добиваясь богатства и власти. Ему пришла в голову мысль прикрывать свои тяжкие преступления именем одного из знаменитых бандитов и он заставил меня добыть описание лошади этого человека. В надежде помешать планам негодяя, я кое-что изменил в описании. Так, прикрываясь именем Саддена, этот подонок застрелил Энтони Сарела и Эндрю Бордена. Закладная на Дабл Пи была сфабрикована мною по его приказу. Имя этого мерзавца Сзт Рэйвен. Пусть Господь испепелит его кровавую душу и низвергнет его в самые страшные пропасти преисподней.

22
{"b":"26216","o":1}