ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пит сдвинул шляпу на затылок. Он все еще не мог поверить, что его друг оказался самым грозным бандитом и ганфайтером в трех штатах.

— Знаешь, Джим, мне, честно говоря, плевать, бандит ты или нет. Можешь на меня рассчитывать. Я не предаю друзей.

— Спасибо, старина. Я не ошибся в тебе, — Грин сжал ему плечо.

— Да чего там, — смущенно буркнул Пит.

— А теперь слушай. Энди повез тело отца на ранчо и не будет мешать нам. Никто в городе не должен знать, кто я на самом деле. Ты останешься здесь и постараешься узнать все о покойном Бордене, а я попробую пойти по следу убийцы.

— Ну-ка, развяжи ему язык, Лопес! — грубый голос, говоривший по-испански, доносился из-за нагромождения огромных валунов.

Грин остановил коня и замер, прислушиваясь.

Он шел по следу убийцы уже несколько часов, и следы копыт привели его к широкой, но мелкой реке Лэйзи Крик. На том берегу была уже Мексика. Маршал без колебаний перебрался через границу и удовлетворенно хмыкнул, когда снова нашел след. Однако, не успел он проехать и полмили, как услышал из-за валунов испанскую речь.

Укрываясь за густым кустарником, он обогнул нагромождение камней и снова остановил коня. В десяти шагах прямо перед ним на поляне стоял индеец. Руки его были связаны за спиной, а возле него с хлыстом в руках прохаживался неряшливо одетый мексиканец в грязном сомбреро. Чуть поодаль стоял другой мексиканец со свирепым и жестоким лицом, на котором застыла дьявольская ухмылка. Его одежда была побогаче, чем у первого, и представляла собой крикливую пародию на военную форму: ярко-красная куртка, обшитая золотым галуном, и бледно-голубые штаны, заправленные в сапоги с огромными шпорами. Довершала наряд широкая шляпа с провисшими полями, на которую была пришпилена большая серебряная брошь.

По его знаку первый мексиканец взмахнул хлыстом и еще одна кровавая полоса появилась на изможденном теле индейца.

— Ну, так где же золото, собака?! Индеец по-прежнему молчал.

— Дай ему еще, Лопес!

Лопес с готовностью взмахнул хлыстом, когда из-за кустов грянул выстрел. Выронив хлыст, мексиканец упал, несколько раз дернулся в агонии и затих. Другой схватился было за револьверы, но так и застыл, не сводя глаз с Грина, который с «кольтом» в руке выехал на поляну.

— Что же ты не хватаешь револьвер, свинья? — спросил Грин.

Мексиканец окинул оценивающим взглядом маршала и заговорил по-английски:

— Вам не кажется, сеньор, что вы находитесь не по ту сторону границы?

— Зато я по ту сторону револьвера, — холодно ответил маршал. — Что тут происходит? Мексиканец пожал плечами.

— Ба! Подумаешь, это ведь всего-навсего индеец! Он знает, где есть много золота, но, упрямый черт, не хочет говорить.

Грин молча подошел к мексиканцу и забрал у него револьвер и кинжал, которым он разрезал веревку, стягивающую руки индейца.

— Сними куртку, — коротко приказал маршал мексиканцу.

Тот удивленно посмотрел на него.

— Может, сеньор не знает, с кем имеет дело? Меня зовут Эль Диабло! 10

Грин равнодушно смотрел на него, хотя это имя было ему известно. Значит, это и есть знаменитый предводитель шайки мерзавцев и насильников, именующих себя революционерами. Они вечно рыскали по обе стороны границы, угоняя стада, сжигая ранчо и убивая людей.

— Эль Диабло, говоришь? — переспросил Джим. — Ну-ка, живо снимай куртку, не то я так быстро отправлю тебя домой, что обожжешь себе задницу!

Возможно, мексиканец и не понял всей красоты и изящества оборотов английской речи, но движение револьвера он прекрасно понял и тут же подчинился.

Маршал повернулся к индейцу, все так же бесстрастно стоявшему в стороне, и указал на хлыст, лежавший у тела Лопеса. Черные глаза индейца вспыхнули, когда он понял, что от него хочет американец. Эль Диабло тоже понял это и побагровел от стыда и ярости.

— Сеньор! — голос его сорвался на крик при виде индейца, подходившего к нему с хлыстом в руке. — Сеньор! Я же белый человек, как и вы! Не грязный пеон, а кабальеро! Мои предки из старого испанского рода!

— Если не хочешь с ними встретиться, то лучше заткнись, — предупредил маршал и кивнул индейцу.

Зная гордый и неукротимый нрав краснокожих, Джим не сомневался, что пощады Эль Диабло не будет. После первых же двух ударов, мексиканец, обливаясь кровью, покатился по траве, подвывая от боли и проклиная опозорившего его американца. Индеец снова взмахнул хлыстом, но вдруг пошатнулся и осел на землю.

— Агуа! Воды… — прохрипел он.

Джим поднял флягу убитого Лопеса и подал индейцу. Тот сделал несколько глотков и снова поднялся на ноги. Маршал показал ему на лошадь Эль Диабло. Индеец кивнул и с трудом влез в седло. Не обращая внимания на проклятия Эль Диабло, оба всадника поскакали к границе, и только когда оказались на американской стороне, индеец произнес первые слова:

— Черное Перо… вождь… был…

Джим когда-то жил с индейцами и хорошо понял его. Черное Перо был вождем, но теперь по какой-то причине ушел из племени или его изгнали. Так же коротко, в двух-трех словах, индеец рассказал, что случайно попался в лапы Эль Диабло и поскольку в то время почти все верили, что каждый индеец знает, где находится золото апачей, мексиканец хотел узнать эту тайну.

Уже смеркалось и поэтому Джим решил вернуться в город, понимая, что в темноте ему не найти след убийцы Бордена.

В Лоулисс они добрались, когда было совсем темно. Черное Перо держался до последнего, но у двери в офис маршала совсем обессилел, и Грин взвалил его на плечо.

— Эй, Джим! — бросился к нему навстречу Бэрси. — Только не говори мне, что этот ходячий скелет и есть убийца Бордена.

— Конечно, нет. Я уложу его на кровать, а ты займись лошадьми.

Питт расседлал лошадей и, покормив их, вернулся в дом.

— Это еще что такое?! — возмутился он, увидев, что индеец лежит на его кровати, а маршал перевязывает ему раны.

— Он очень болен, Пит. Наверное, целую неделю не ел. Смотри, вот пулевая рана в йоге, а он даже не сказал мне о ней, а ты ругаешься из-за какой-то грязной кровати.

— Между прочим, она не была грязной, пока ты не положил сюда этого аборигена, — огрызнулся Пит и внимательно посмотрел на индейца. — Ты думаешь, он выживет?

— Уверен. Индейцы — народ упрямый.

— Где ты его нашел? У него хороший конь и седло шикарное. С каких это пор индейцы пользуются седлом?

Джим рассказал, что произошло по ту сторону границы, и Бэрси тихо присвистнул.

— Эль Диабло! Опасный тип, и к тому же, спесивый, как павлин. Держу пари, у него есть дружки и здесь, в Лоулиссе. А как с убийцей Бордена?

— Знаешь, я нутром чую, что он тоже вернулся на американскую сторону и, может быть, даже сюда, в Лоулисс.

ГЛАВА 6

На следующее утро маршал зашел в «Рэд Эйс» к Рэйвену и застал у него двоих незнакомых мужчин.

— Познакомьтесь, маршал, это Раймонд Сарел с ранчо Дабл Пи, а это — управляющий моего ранчо Дабл Ар, Сол Джервис.

Толстяк приветливо пожал руку маршалу, а Джервис только едва кивнул. Джиму он сразу не понравился. Сол был примерно одного роста с Джимом, но нескладный и угловатый. От угла рта до левого уха лицо его пересекал бледный шрам.

— Плохи дела, маршал, — обратился к нему Сарел. — Б орден был уважаемым гражданином. Этот Садден совсем обнаглел, пора вздернуть его на самом высоком дереве.

— Но сначала его надо поймать, — заметил Сол и, обращаясь к маршалу, добавил: — А этот краснокожий, которого ты притащил, никак не связан с убийством?

— Нет, — отрубил маршал.

Чтобы не накалять обстановку, Рэйвен пригласил Грина к себе в кабинет, оставив Джервиса и Сарела за карточным столом.

— Как вы думаете, маршал, Энди мог убить отца? — спросил он, когда они вошли в кабинет.

— Нет, мистер Рэйвен, он не успел бы к старой шахте раньше отца. Да и к тому же, когда ограбили дилижанс, Энди был в городе.

вернуться

10

Эль Диабло (исп.) — дьявол.

7
{"b":"26216","o":1}