ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Это была Судьба. Палец мгновенно расслабился и курок с сухим щелчком вернулся на прежнее место.

— Не лезь в чужие дела! — заорал полицейский, взбешенный внезапным появлением девушки.

— Почему Вы его арестовали? — глядя ему в глаза спросила Нэш. Она поняла ЧТО должно было произойти, не выйди она на крыльцо.

— А что? — вдруг подал голос пожилой сержант, — ты хорошо знаешь этого парня?

— Ну… — растерялась девушка, — нет. Совсем не знаю.

— Что он делал тут, внутри? — снова заорал первый. — Половина полиции штата охотится. ОХОТИТСЯ за этой сволочью!!! — Он перевел дух. Выдохнул, как паровоз выпускающий из котла избыток пара, и с явным сожалением убрал «кольт» в кобуру. Придерживая Холзи за шиворот, он повернулся к сержанту. — Ладно, повезли этого гада!

Особенно не церемонясь, они затолкали Холзи на заднее сиденье машины, включили истошно завывшую сирену и помчались по пустой, обдуваемой всеми ветрами дороге, увязая в жарком мареве зноя и мечтая лишь об одном — поскорее добраться до полицейского участка и сдать «этого ублюдка» с рук на руки дежурному полицейскому.

А Нэш… Нэш осталась стоять у разбитого полусгоревшего «роллс-ройса», мучительно размышляя о том, какая же скотская штука — жизнь, если она допускает, чтобы человек, впервые так понравившийся ей человек, с такими добрыми глазами, оказался УБИЙЦЕЙ.

И не просто убийцей, а таким, за которым ОХОТИТСЯ половина полиции штата…

* * *

Худой высокий человек в полицейской форме присел на краешек стола, выудил из мятой пачки сигарету, подвесил ее в уголок рта, обстоятельно чиркнул спичкой, тщательно прикурил, затянулся и выпустил дым в потолок. Некоторое время он сидел, качая ногой и разглядывая молчащего Холзи.

Холзи восседал посреди комнаты на стуле. Скованные наручниками руки расслабленно лежали на коленях, а вся его фигура, обмякшая и жалкая, не вызывала страха и злости, как это обычно бывает с убийцами. Она вообще не вызывала никаких чувств.

«Возможно, что он сумасшедший. Возможно. Допускаю, что трус. Может быть, и то и другое, он может быть кем угодно. Но одно ясно — он не убийца.» — подумал капитан. Он служил в полиции уже двадцать семь лет. Он сам лично задержал одиннадцать особо опасных преступников, из которых ОДИННАДЦАТЬ были убийцами, а один даже маньяком. Он допрашивал столько убийц, что если бы за каждого ему платили доллар, он давно бы стал миллионером. Но этот парень не был похож НИ НА ОДНОГО из них. Одни кричали и бросались на стену, другие рыдали, третьи впадали в прострацию, но ни один из них не вел себя так, как — этот. С первого же взгляда, после первых же слов этого странного, пропахшего бензином парня, он понял — это не тот, кто им нужен. И даже пожалел об этом. Лучше было бы наоборот. Лучше бы он оказался ЗВЕРЕМ.

Упырем, вурдалаком, явившимся из кровавого кошмара, по крайней мере, они знали бы, что он за решеткой, а теперь… Приедут люди из ФБР, допросят его и отпустят на все четыре стороны до тех пор, пока не будет пойман настоящий убийца. Одно было странно. Этот Джеймс Холзи, довольно толково описал все места преступлений, все обстоятельства убийств. Откуда он ЗНАЛ это? На все расспросы он рассказывал им одну и ту же историю. О человеке, которого он подобрал на дороге, и который чуть не убил его самого. Страшная и безумная история, слишком страшная, чтобы быть правдой. Скорее всего парень и вправду кого-то подвозил, а затем увидел всю эту кровавую баню и чуть двинулся рассудком. А в больном мозгу два момента слились воедино, приобретая мрачный, сверхъестественный оттенок. Дежурный сержант, слушая всю эту историю, с ухмылкой спросил:

— А фамилия попутчика, не Люцифер случайно, а? — и заржал, довольный собственным остроумием.

«Несчастный пацан. Он — ведь действительно все это видел. В своем больном мозгу. Разумеется, он — сумасшедший, ведь если хоть на секунду допустить, что все, что он рассказал, БЫЛО НА САМОМ ДЕЛЕ.. Нет, об этом лучше и не думать. Естественно, он болен. Надо, кстати, .

Показать его врачу, пусть даст заключение, иначе у меня самого повернется рассудок. Нет, это слишком страшно, чтобы быть правдой. Он, конечно, сумасшедший. Но не убийца.» — Капитан еще раз вздохнул.

— Где твои водительские права, другие какие-нибудь документы? — спросит он. — Кредитная карточка, например?

Холзи устал. Господи, как он устал. Устал от всего. От этого долгого разговора, от спокойной доброжелательности этого копа, от наручников, надежно держащих запястья, от стула, высокого и неудобного, от всего. От одних и тех же вопросов. Пустых и никчемных. Ведь сколько он не говорит им о самом главном — о ПОПУТЧИКЕ — ОНИ НЕ ВЕРЯТ ТЕБЕ его слушают, будто сумасшедшего. С огромным вежливым вниманием, чуть кивая головой, словно успокаивая. «Конечно, парень, конечно. Нет-нет, мы верим, верим. Ты только успокойся, не нервничай, а вот скажи лучше, какое сегодня число?» Утешало одно — он в БЕЗОПАСНОСТИ.

Ему ничего не грозит. ДЖОН РАЙДЕР остался там — снаружи, за дверью. Он ничего не сможет сделать с ним. По крайней мере до тех пор, пока он здесь. В этом полицейском участке. Холзи повернулся к высокому, сидевшему на столе, и спокойно ответил:

— Человек, о котором я говорил, — ПОПУТЧИК — забрал мой бумажник и подсунул мне нож. Я не знаю, как ему это удалось, но он это сделал. А кредитных карточек у меня нет вообще.

— Наверное, и документы на машину тоже забрал он? — Холзи только вздохнул. — Как так получилось, что ты — мальчишка, а ведешь такую дорогую машину? Ты что, украл ее?

КАК ТЕБЕ НРАВЯТСЯ ЭТИ КРЕТИНЫ.

ХОЛЗИ? ХОРОШИ.

ВЕРНО?

ПОХОЖЕ, КОЕ У КОГО ИЗ НИХ СОВСЕМ НЕТ МОЗГОВ. НЕ ПЛОХО БЫЛО БЫ ОТРЕЗАТЬ ЭТОМУ КОПУ ГОЛОВУ.

И НОГИ.

И РУКИ. ЗДОРОВО БЫЛО БЫ, Л, ХОЛЗИ?

— Машина не моя. — Раздельно, как дуракам, начал объяснять Холзи. — Я только перегоняю ее в Калифорнию. В Сан-Диего.

Одному человеку.

— Фамилия этого человека? — Капитан раздавил окурок в пепельнице, стоящей на краю стола, слез с него и пересел на стул.

Холзи порылся в памяти и вдруг понял, что он напрочь забыл не только имя клиента Сан-Диего, но и адрес, день и время, к которому он должен был перегнать машину.

15
{"b":"26217","o":1}