ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эстридж помолчал.

— И что ты собираешься делать?

— Это уж Вы мне скажите, что мне делать. — Холзи ждал. Поверит или нет?

— Останови машину.

— спокойно ответил Эстридж. — Немедленно. Отпусти наших людей и сдавайся.

— Но у меня нет документов. Никто не может подтвердить, кто я такой, — с сомнением сказал Холзи.

— Сдавайся, — так же спокойно повторил капитан, — и я тебе обещаю, с тобой ничего не случится. С тобой обойдутся по справедливости. Это Я обещаю тебе твердо.

ОН ВЕРТИТ МНЕ.

ОН МНЕ ВЕРИТ Я!

Холзи вздохнул с облегчением.

— Хорошо, капитан. Я сдаюсь. Я доверяю Вам, капитан.

«Отлично, — думал второй. — Здорово Эстридж оправдал этого говнюка. Но пусть он только снимет с меня наручники. Я отделаю этого ублюдка так, что он забудет, как его зовут и где он родился. Я удавлю эту мразь собственными руками. Я…» — дальше додумать он не успел, потому что пуля, выпущенная из «специального полицейского» 38-го калибра, попав ему в голову чуть выше уха, снесла полчерепа и бросила тело на дверцу.

Холзи закричал от ужаса, когда увидел рядом черный бок«джипа-интернейшнл».

Он видел, как Райдер прострелил голову второму патрульному и Тот, не успев даже вскрикнуть, завалился на.

Бок. Следующий выстрел разнес лицо полицейскому, сидевшему за рулем. Машина тут же вильнула и понеслась на обочину. Мертвая нога надежно вдавила педаль газа в пол. «Джип» заревел, моментально набрал скорость и стремительно ушел вперед. Холзи привстал и, перегнувшись через кровавое месиво, секунду назад бывшее головой, вцепился в руль. Машину бросало на ухабах, и месиво тыкалось Холзи то в руки, то в грудь, то в подбородок, вызывая приступы тошноты. Он, наклонившись ниже и почувствовав, как локти погружаются в серо-кровавую массу, вцепился пальцами в залитую кровью штанину и стянул ногу патрульного с педали. Мотор, фыркнув последний раз, заглох, и машина, пролетев по инерции еще десяток метров, остановилась, подняв облако пыли.

Холзи вывалился из машины и побежал прочь на ослабевших ногах. Его била истерика. Он бежал по обгоревшей от зноя земле, и слезы стекали по щекам на окровавленный подбородок, срывались тяжелыми солеными каплями, падали в эту сухую землю, принимались ей и впитывались, оставляя маленькие темные пятнышки. Бег его становился все тяжелее, и, наконец, ноги отказались подчиняться ему, и он рухнул в пыль, сливаясь с землей, растворяясь в ее горячей, иссохшей плоти. Холзи попытался закрыть лицо ладонями и никак не мог сделать этого, пока не понял, что ему мешает зажатый в руке «специальный полицейский» 38-го калибра, как две капли воды похожий на тот, из которого Джон Райдер застрелил патрульных.

КУДА БЫ ТЫ НИ БЕЖАЛ, ГДЕ БЫ НИ ПРЯТАЛСЯ. ОН ВЕЗДЕ НАСТИГНЕТ ТЕБЯ. ОН ПРИДЕТ К ТЕБЕ В ЖАРКОМ ЛЕТНЕМ ПОЛУНОЧНОМ КОШМАРЕ И ХОЛОДНЫМ ЗИМНИМ ДНЕМ.

ПРОМОЗГЛЫМ ДОЖДЛИВЫМ ОСЕННИМ ВЕЧЕРОМ И ПРОХЛАДНЫМ РАДОСТНЫМ ВЕСЕННИМ УТРОМ.

ТЕБЕ НИКУДА НЕ ДЕТЬСЯ ОТ НЕГО!!!

«Он пришел из тьмы, и спрятаться от него можно только там. Во мраке. От него можно убежать… УМЕРЕВ!

Смерть — вот убежище, в которое не сможет проникнуть никто. И даже ОН. Нельзя войти в одну и ту же реку дважды. И даже ЕМУ это не под силу».

И ТАК, ВЫХОД НАЙДЕН, ХОЛЗИ.

ПУСТИ СЕБЕ ПУЛЮ В РОТ.

Холзи посмотрел на черный, отливающий металлическим блеском «кольт» и не спеша вложил вороненый ствол себе в рот. Большим пальцем взвел курок.

КУДА ТОРОПИТЬСЯ.

ХОЛЗИ. ЭТО НАДО ДЕЛАТЬ НЕ СПЕША.

ОТЛИЧНО, ХОЛЗИ, ОТЛИЧНО.

А В ПОСЛЕДНЕЕ МГНОВЕНИЕ ТЫ УСПЕЕШЬ ПОЧУВСТВОВАТЬ.

КАК ЗДОРОВО ТО, ЧТО ТЫ СДЕЛАЛ.

КАК ЭТО ПРЕКРАСНО! — зашептал ему в ухо Райдер. — ДАВАЙ, НАЖМИ НА ЭТОТ ГОВЕННЫЙ КУРОК.

И ПОЧУВСТВУЙ КАК ХОРОШО ЭТО!

Волна отвращения накрыла Холзи с головой. Мутный, грязный поток мыслей.

«Не делай этого! — заорало его „Я“. — Как же ты не понимаешь! Он специально делает все, чтобы свести тебя с ума. Ему нужно, чтобы ты сдался, убил себя. Ему очень нужно это! не сдавайся, держись! Ты сильный, ты выдержишь!» Господи, неужели, действительно, он только что чуть не убил себя? Похоже, он и правда сходит с ума, раз решился на такое! Но что же ему делать? На кого опереться? Кто поможет ему?

У ТЕБЯ НЕ ХВАТАЕТ ДУХА ДАЖЕ НА ЭТО?

Холзи медленно, боясь ненароком сделать неверное движение и случайно спустить курок, потянул пистолет изо рта. Он держал его, как держат большую ядовитую тварь. Брезгливо, но сильно. В этот момент пистолет перестал быть другом. Он стал врагом. За этот день Холзи усвоил, что по каким-то необъяснимым причинам, все, несущее опасность, связано с ПОПУТЧИКОМ. И он боялся. Боялся того, что Райдер сможет неведомым образом нажать на курок.

Но ничего не произошло. Пистолет упал в пыль.

ОТЛИЧНО.

Я ДАМ ТЕБЕ ЕЩЕ ОДИН СОВЕТ. ЕСЛИ ТЫ НЕ МОЖЕШЬ СПАСТИСЬ, БУДУЧИ ЖЕРТВОЙ, ТОНЕ СТОИТ ЛИ ПОПРОБОВАТЬ СЕБЯ В КАЧЕСТВЕ ОХОТНИКА?

А ХОЛЗИ?

«Отвечая насилием на насилие невозможно ПОБЕДИТЬ зло. Можно только породить новое». — сказало его »Я».

А ТЫ ВИДИШЬ ЕЩЕ КАКОЙ-НИБУДЬ ВЫХОД? ЧЕРТА С ДВА! ТЫ ТОЛЬКО И УМЕЕШЬ.

ЧТО НЕСТИ ЭТО ДЕРЬМО СОБАЧЬЕ! A ЭТО ТЫ МОЖЕШЬ СДЕЛАТЬ?

А? ТО-ТО ЖЕ.

Холзи, стоя на коленях, слушал два, голоса, звучащие в его голове. Его руки сами собой нащупали кольт и крепко сжали теплую рифленую рукоять.

Автобус подобрал ее на том же месте, где оставил шесть часов назад. Она забралась по ступенькам в его прохладное нутро, по привычке кивнув Тому и улыбнувшись ему. Он радостно кивнул ей в ответ, но она, казалось, не заметила этого. Нэш прошла по салону и устроилась в кресле, как раз в серединке.

«А ведь с ней что-то случилось, — подумал Том Болтон. — Точно вам говорю. Девчонка явно не в себе. Может кто-нибудь их посетителей обидел? Или этот толстый бурдюк — ее хозяин — отругал? Улыбка-то фальшивая, любому дураку за сто миль видать». — Он не мог и представить себе, что ее подавленное настроение может быть как-то связано с этим «психом угорелым», который сегодня чуть не закончил свою жизнь под колесами его старичка-автобуса. Нет. Том мог думать о чем угодно, только не об этом. И теперь ломал голову, строя различные догадки о том, что же все-таки расстроило эту юную славную девушку.

20
{"b":"26217","o":1}