ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бессмертники
Как в СССР принимали высоких гостей
Как приручить герцогиню
Мертвый ноль
Записки учительницы
Книга земли
Девушка с тату пониже спины
Иди туда, где страшно. Именно там ты обретешь силу
Среди садов и тихих заводей
A
A

ТЫ ДОЛЖЕН ЭТО СДЕЛАТЬ!

Часть Райдера, которая, как казалось Холзи, исчезла из него, вынырнула из темноты и теперь снова нашептывала ему в уши свои приказы.

Райдер осторожно, словно ценную китайскую вазу тончайшего фарфора, взял руку Холзи в свои холодные пальцы и пожал ее. Мягко, нежно, будто боясь раздавить.

ТЫ ВСЕ ПОЙМЕШЬ.

А КОГДА ПОЙМЕШЬ.

ТЫ САМ СТАНЕШЬ ИСКАТЬ МЕНЯ.

И Холзи из последних сил своего собственного измученного «Я» плюнул в лицо Райдеру. Вкладывая в этот плевок всю свою ненависть, страх и боль, пережитые за последний день.

Будь ты проклят, ублюдок!

«Что-то происходит. Они разговаривают. Точно, они разговаривают, вот только, убейте меня, не пойму как». — думал Эстридж.

— Ну ладно, все хватит. — Быстро проговорил капитан, беря Холзи за плечо. — Пойдем, сынок, нам пора.

Они через длинный гулкий коридор шли к выходу.

ТЫ ВЕРНЕШЬСЯ.

ХОЛЗИ. ТЫ ОЧЕНЬ СКОРО ВЕРНЕШЬСЯ»

Эстридж вздрогнул. Дуновение ветра. Откуда здесь мог взяться ветер. Наверное, ему показалось.

Оставшийся в комнате Райдер пальцами вытер плевок с лица и задумчиво посмотрел на него, затем словно желая попробовать его на ощупь, размазал между большим и указательным пальцами.

— Так как Вас зовут? — Вновь принялся за работу человек в штатском.

— Микки Маус. — Ответил ему Райдер, откидываясь на стуле и улыбаясь своей безобразной улыбкой. .

Они стояли у полицейского «джипа-чероки», наблюдая, как из здания Департамента полиции выводят Джона Райдера. ПОПУТЧИКА.

Убийцу. Толпа репортеров гудела у самого входа. Пронырливые, томящиеся от информационного голода люди.

Это же гвоздь программы. Представляю, как завтра будут пестреть газеты. «Убийца-попутчик остановлен доблестной полицией штата» Дерьмо!

ВЕРНО, ХОЛЗИ.

ОНИ ТОЖЕ НИ ЧЕРТА НЕ ПОНИМАЮТ.

Им с трудом удалось пробиться через плотную толпу на ступенях.

— Капитан, что вы можете сказать об этих убийствах?

— Скажите, удалось установить, кто этот парень?

Я бы ответил им, но все равно мне никто не поверит.

Если бы не Эстридж, им пришлось бы туго.

— Давай, сынок, поторопимся, а то эти стервятники заклюют нас.

Попутчик шел, высоко подняв голову, в окружении, пятерых полицейских, держащих наготове карабины.

Защелкали затворы фотоаппаратов. Замелькали блицы фотовспышек.

— Скажите…

— Скажите…

— Скажите…

— Я отвезу тебя в аэропорт и куплю билет до Чикаго.

За счет нашего департамента, разумеется, Окей? Полетишь в первом классе, как Рокфеллер. — Эстридж надеялся, что Холзи улыбнется. Тщетно. — Не так уж наш департамент и скуп, как об этом пишут в газетах.

Кстати, если возникнут проблемы в фирме, дай им наш.

Телефон. Пусть позвонят мне. Насчет страховки пусть тоже не беспокоятся. Все будет нормально. — Он покосился на Холзи, проследил его взгляд и понял, на кого тот смотрит.

Райдер плыл над толпой, совершенно не обращая внимания на суету вокруг. Ему не было дела до этих ничтожеств, охраняющих его. Он был выше всех. Огромный, великий, недоступный. И лишь один человек привлек его внимание в этой галдящей толпе. Этим человеком был Холзи. Несколько секунд они смотрели друг на друга, а затем Райдер исчез в полицейском автобусе с зарешеченными окнами.

Эстриджу стало страшно. У него создалось ощущение, что он присутствует при каком-то жутком ночном священнодействии, в котором предусмотрено человеческое жертвоприношение. И чтобы стряхнуть с себя это наваждение, он кашлянул и сказал:

— Залезай в машину, сынок. Нам пора.

Холзи в последний раз посмотрел в сторону удаляющегося автобуса и сел на сиденье рядом с Эстриджем. «Джип» покатил по дороге в противоположную от автобуса сторону, оставляют позади Департамент, толпу журналистов на ступенях и Попутчика.

Эстридж мурлыкал себе под нос какой-то модный мотивчик, изредка поглядывая на сосредоточенно молчащего Холзи.

А Холзи…

ОН СИДИТ В ДУШНОЙ ЗАРЕШЕЧЕННОЙ БУДКЕ АВТОБУСА И СМОТРИТ.

КАК ЧЕТВЕРО КОНВОЙНЫХ ИГРАЮТ В ПОКЕР.

ЕГО ПАЛЬЦЫ ПЕРЕБИРАЮТ ЗВЕНЬЯ НА ЦЕПОЧКЕ БРАСЛЕТОВ, СКОВЫВАЮЩИХ ЗАПЯСТЬЯ.

ЕМУ СТАЛО ВЕСЕЛО. НЕУЖЕЛИ ЭТИ НЕДОУМКИ ВСЕРЬЕЗ ДУМАЮТ, ЧТО СМОГУТ УДЕРЖАТЬ ЕГО ТУТ? ОН ПОВЕРНУЛ ГОЛОВУ И УВИДЕЛ ЗАТЫЛОК ВОДИТЕЛЯ.

ПАПЫ ЩЕННЫЙ ИНДЮК.

ПЕРЕПОЛНЕННЫЙ ГОРДОСТЬЮ ЗА ТО, ЧТО ДЕЛАЕТ.

СЕЙЧАС ОН ВСТАНЕТ И ВЫЙДЕТ ИЗ ЭТОЙ ЧЕРТОВОЙ КОЛЫМАГИ.

Холзи побледнел, и Эстридж, заметив это, тут же отреагировал.

— Эй, ты в порядке?

— Вам не удержать его… — глядя в пустоту, проговорил Холзи, пустым, вялым, как мокрая промокашка, голосом.

Эстриджа не покидало ощущение, что Холзи видит ЧТО-ТО, чего не может увидеть он, йот этого чувства собственного бессилия где-то внутри начала закипать злость.

— Слушай меня внимательно, парень.

КАРАБИН ЛЕЖИТ В ДВУХ ШАГАХ, НА КОЛЕНЯХ ОДНОГО ИЗ ПОЛИЦЕЙСКИХ.

— Странное что-то происходит между вами двоими. ВСЕГО В ДВАДЦАТИ ДЮЙМАХ ОТ ПАЛЬЦЕВ.

— Что я не знаю, но скажу тебе вот что. Что бы с ним сейчас ни случилось, решать это будешь не ты, ясно?

СЕЙЧАС ОН ВОЗЬМЕТ КАРАБИН И ВСЕ ЭТИ ЖАЛКИЕ ЛЮДИШКИ УМРУТ.

— Ты поедешь домой, договорились?

Я ДОЛЖЕН ОСТАНОВИТЬ РАЙДЕРА., И Я ОСТАНОВЛЮ ЕГО.

— Сигареты есть? — вдруг спросил Холзи.

— Конечно. — Ответил Эстридж. — В кармане.

Холзи наклонился к нему и резко выдернул из поясной кобуры Эстриджа пистолет. Эстридж еще не успел даже сообразить, что произошло, как небольшой револьвер «бульдог» уже смотрел ему в лицо. Голос Холзи решительно сказал:

— Останови машину.

— Ты ведь не выстрелишь, сынок. — Спокойно констатировал Эстридж. — Ты же не убийца.

— Останови машину. — Настойчиво повторил Холзи, и щелчок взводимого курка подтвердил его слова, сделав их гораздо весомее.

— Ну ладно. — Пожал плечами Эстридж, останавливаясь у обочины. — Что ты решил?

— Вылезай.

Эстридж открыл дверцу и ступил на утреннее шоссе.

— Убьют ведь тебя, сынок. А если не убьют, то все равно неприятностей будет по горло.

— НУ-КА, ОТКРОЮ ТЕБЯ. ДАВАЙ, ПОКАЖИ СВОЕ ГОВЕНОЕ КАРЕ…

— У МЕНЯ ФЛЕШ-РОЯЛЬ.

— ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ЗДОРОВО.

Я ВОВРЕМЯ СБРОСИЛ.

— ЭЙ, РЕБЯТА, ДАЙТЕ ВОДЫ! — СКАЗАЛ ШОФЕР.

37
{"b":"26217","o":1}