ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Энцо Феррари. Биография
Точка обмана
Не прощаюсь
Русская пятерка
Тень ингениума
Магнетическое притяжение
Спортивное питание для профессионалов и любителей. Полное руководство
Душа наизнанку
Hygge. Секрет датского счастья
A
A

— Кто это? — Сон слетел сразу и окончательно. Молли сжала трубку так, что пальцы побелели в суставах.

— У меня послание от Сэма. — Объявил голос.

— От кого?

— Сэм Вит просил меня позвонить вам.

— Сэм мертв. Он умер! Его убили!!! — выкрикнула Молли в микрофон и швырнула трубку на рычаг. Ее начала бить нервная дрожь. Сперва сон, затем этот телефонный звонок. Ей показалось, что она начинает сходить с ума. А может быть, все-таки Сэм не умер? Почувствовала же она однажды ЧТО-ТО в комнате. Может быть, он… Да нет, господи, какая глупость. Перестань мучить себя, примирись с этим. Это страшно, ужасно, но это — факт. Он МЕРТВ, его нет.

— Ну я же говорила! — Сказала Оттоми, повернувшись к креслу и демонстрируя обивке трубку, издающую короткие гудки. — Я предупреждала!

Она бросила трубку на рычаг и, выключив свет, повернулась на бок, оказавшись спиной к креслу.

«Мы должны пойти туда». — Решительно произнес за спиной голос.

«Ну вот, дождалась» — подумала Оттоми. — Что, мне делать, что ли нечего, кроме как тащиться с тобой неизвестно куда? — Возмущенно сказала она, давая понять всем своим видом, что ей глубоко плевать на заботы этого ненормального духа. Никуда она не пойдет и, вообще, разговор окончен. Она хочет спать.

«О'кей». — Спокойно согласился дух. — «Хей-хо! Хей-хо! А Гарри — это я!!!» Оттоми подпрыгнула. «Хей-хо! Хей-хо! Гарри-это я!!!»

— Ну ладно, ладно, ладно! — Завизжала ясновидящая. — Только заткнись! Я сделаю все, что нужно, только не пой больше!!! Дух довольно засмеялся и умолк.

Наступило шестое утро с того дня, как не установленным убийцей выстрелом в упор был застрелен Сэм Вит.

Прохожие, спешащие на работу или возвращающиеся с ночной смены, конторщики и владельцы «шопов», торговцы газированной водой и рассыльные, торопящиеся по своим делам, — словом, все, с удивлением смотрели на рассерженную негритянку, одетую в пеструю рубаху-»гавайку» и черные, обтягивающие штаны до колен, шурующую твердой, чуть угловатой, походкой прямо посреди улицы и галдящую во весь голос. Обращающуюся, то к небу, то к пустому месту рядом с собой. Если бы все эти люди верили в человека-невидимку, то наверняка решили бы, что он идет сейчас рядом со странной женщиной. Но поскольку они ЗНАЛИ, что невидимок не существует, то просто останавливались и удивленно смотрели ей вслед. Женщина направлялась к дому 2233. Тому самому, где жила Молли и Сэм. Теперь, правда, только Молли.

— Я просто не могу поверить, что я здесь! — Кричала Оттоми.

Она всегда кричала, когда горячилась. Сэму же, шагающему рядом, казалось, что ее голос должен быть слышен даже в Лос-Анджелесе.

— Какого черта я здесь делаю? Я никогда не была в центре города, я не хочу быть в центре города! И, несмотря на это, я здесь! — Какой-то человек шарахнулся от нее в испуге. — Ну, где ты там? — Снова закричала она.

«Здесь, здесь, не кричи».

— Какой дом, говоришь? «Два, два, три, три».

Оттоми осмотрелась, глядя на таблички, увидела нужную и направилась к подъезду. Она процокала каблучками по тротуару, приблизилась к большой деревянной двери и нажала кнопку «вызов» под нужным номером. Домофон молчал. Две секунды, три…

— Ну вот, видишь — никого нет! — Победоносно возвестила она и, повернувшись, собралась уходить.

«Подожди, подожди!» — Отчаянно закричал Сэм.

— Нет уж. — Отрезала Оттоми. — Я не обещала тебе ждать!

Я обещала прийти и нажать кнопку. А сейчас я иду домой, у меня своих дел по горло!

Она уже занесла ногу, собираясь шагнуть на мостовую, как в это самое время голос проревел:

«Хей-хо! Хей-хо! Гарри — это я!!!»

— Ладно! — Тут же завопила Оттоми. — Я остаюсь, остаюсь. Только умоляю, не ори больше!

Домофон ожил, под номером квартиры зажглась лампочка, и усталый голос спросил:

— Да, я слушаю?

— Молли! — Закричала Оттоми, покрывая расстояние до подъезда одним прыжком. Она никогда не пользовалась домофоном и понятия не имела, как с ним обращаться.

— Да, я слушаю! — Повторил удивленный голос.

«Нажми на кнопку „ответ“. Она не слышит тебя!» подсказал Сэм.

— Молли? — Оттоми вдавила кнопку в коробочку домофона.

— Это — Оттоми Браун. Я звонила вам вчера вечером. От Сэма Вита. Домофон щелкнул и лампочка погасла.

— Ну вот, я же тебе говорила.

Молли замерла. Снова эта женщина! В памяти отчетливо всплыл вчерашний сон. Сэм. Он приходил к ней. И эта женщина, она тоже говорила что-то о Сэме… Она сказала, что Сэм жив! Но почему же ей так страшно? Почему она не бежит вниз, на улицу, к этой женщине? Почему она стоит, замерев, и сердце ее стучит о ребра как паровой молот?

Вот вопрос! Она боится, что замаячивший впереди слабый проблеск надежды вдруг погаснет. Прошло слишком мало времени, и рана еще не успела затянуться, покрыться струпьями. Может быть, это произойдет через год, а может, и не произойдет вообще. Но сейчас…

— Молли! — Прозвучал за окном громкий голос. Он взлетел вверх, отражаясь от стен домов, и ворвался в ее окно, подобно урагану, сеющему смятение и панику. — Эй, Молли! Молли Дженсен!

Оттоми взглянула на распахнутые безразличные окна. Тишина. Никого. Ну, ладно.

— Я знаю, что ты дома! Я знаю, что ты меня слышишь! Я здесь внизу, вместе с Сэмом! И это не сказка и не сон! Молчание. Рама окна еле заметно качнулась от дуновения ветра, и яркий луч, упавший на голубоватое стекло, скользнув по стеклу солнечным зайчиком, коснулся ее ноги.

— Эй! — Снова донеслось с улицы. — Помнишь пляж Мантино-Бей? Как бы я узнала, что ты там была, если бы со мной здесь не было Сэма, а?

Молли прижала ладонь к губам. Об их поездке на Мантино-Бей не знал НИКТО, ни одна живая душа. Даже Карл. Никто, кроме них. — Молли! Я знаю, что Сэм написал твое имя на зеленой майке, правда!

«Не написал, а только собирался». — Поправил ее Сэм. Он уже заметил, что Оттоми, разойдясь, начинает привирать. Его это даже не злило, а… Раздражало, что ли. Ему хотелось, чтобы ясновидящая повторяла его слова в точности до мелочей. Иначе, он опасался, что Молли просто не поверит ей.

— Молли, помнишь вашу фотографию в Рио?

Молли вздрогнула. Об этой фотографии тоже никто не знал. Эта женщина называет такие факты, которые она ПРОСТО НЕ МОГЛА ЗНАТЬ! Ей не могло быть это известно. Потому что есть всего два человека, которые могли бы сказать ей об этих вещах. Она — но она не говорила этого — и Сэм. Мертвый Сэм. Но тогда кто?… «Скажи ей про свитер в шкафу, который ей велик». — Шепнул на ухо Оттоми голос.

19
{"b":"26218","o":1}